О борьбе за 6-часовой рабочий день

Н. Лёвин, грузчик,
Рабочая партия России

 


Время каждого трудящегося распадается на следующие отрезки: рабочее время, внерабочее и свободное.

Рабочее время есть время, в течение которого человек работает, выполняет свои общественные функции.

Внерабочее время есть время, затрачиваемое человеком на иные необходимые социально-бытовые и индивидуальные операции, как например: дорога от рабочего места домой, приготовление пищи, домашняя уборка, уход за детьми и больными и проч.

Свободное время есть время, затрачиваемое человеком на всестороннее развитие. Оно не есть просто «свободное от работы» время.

Развитие есть такой процесс, в течение которого личность человека обогащается, а точнее, человек обогащается именно как личность, т. е. развивает и реализует свои творческие способности.

Всестороннее развитие означает, что развиваются все общественные и личные стороны жизни человека, безотносительно к его узкой профессиональной специализации и текущей общественной роли. Всесторонность здесь означает, что член общества не должен замыкаться в своей профессии и в кругу своих общественных (либо семейных) функций. Он должен расширять по возможности диапазон своих профессиональных, общественных и личных способностей, находя при этом максимально возможную область их применения.

Таким образом, борьба за 6-часовой рабочий день есть, помимо всего прочего, борьба за наличие условий для всестороннего развития трудящихся. Чем меньше рабочее время, тем больше возможность для расширения времени свободного.

Борьба за 6-часовой рабочий день является одним из рубежей классовой борьбы, в которой, как известно, борются капитал и труд. Такой существенный потенциальный удар (пусть даже на отдельном предприятии), как установление 6-часового рабочего дня, способен дать трудящимся важнейшую тактическую победу над капиталом. Если рабочее время сокращено на два часа, так или иначе сокращен прибавочный продукт и прибавочное рабочее время. Кроме того, у работника появляется больше времени на бытовые нужды и на свободное всестороннее развитие, о чем было сказано выше. С установлением 6-часового рабочего дня влияние на организм вредных для здоровья и опасных для жизни производственных факторов снижается.

С момента зарождения капиталистических отношений в обществе происходит борьба рабочих за сокращение/увеличение рабочего дня.

На раннем этапе развития капитализма рабочий день удлинялся (как правило, посредством государственного регулирования) и составлял затем примерно ту величину, которая считалась минимальной в XIX веке. Так, Маркс замечает: «То, что теперь, например в штате Массачусетс, до недавнего времени самом свободном штате Североамериканской республики, объявлено законным пределом труда детей моложе 12 лет, в Англии еще в половине XVII века было нормальным рабочим днём цветущих здоровьем ремесленников, дюжих батраков и богатырей-кузнецов» (Капитал, т. 1, гл. 8, п. 5).

В середине XIX века преимущественно в Англии посредством законных актов постепенно сокращался детский, подростковый и женский труд, вплоть до 6,5 часов для детей (детским трудом считался труд детей от 9 до 13 лет; детям младше работать запрещалось) и 10 часов для подростков и женщин.

В 1897 году в царской России в результате морозовской стачки установлен предел рабочего дня — не более 11,5 часов, а после февральской революции 1917 года рабочие явочным порядком установили 8-часовой рабочий день, что закрепили большевики в своем декрете.

В СССР в свое время был введен 7-часовой рабочий день, однако в связи с войной и послевоенным восстановлением страны был осуществлен возврат к прежним 8 часам.

Что касается наших дней, то и сейчас происходит борьба за величину рабочего дня (было бы странно, если бы она прекратилась при капитализме!). Так, относительно недавно видный представитель крупного бизнеса, М. Прохоров, выдвинул предложение о 60-часовой рабочей неделе (соответственно о 12-часовом рабочем дне)

В европейских странах, в том числе в империалистической части Европы, с недавнего времени рабочий день был сокращен. Так, правительства Германии и Франции пошли на его уменьшение до 7 часов, а в Швеции проведен эксперимент по введению 6-часового рабочего дня. Как видно, иногда даже сами капиталисты под давлением рабочего класса охотно идут на столь нужные обществу прогрессивные действия.

Как же следует бороться за сокращение рабочего дня? Мы не станем здесь подробно останавливаться на всех тонкостях профсоюзной, забастовочной, экономической в целом борьбы трудящихся, однако следует сказать, что сегодня главным требованием боевого профсоюза, главным пунктом прогрессивного колдоговора, главным условием каждого забасткома — должен быть 6-часовой рабочий день, подобно тому, как на дореволюционных стачках основным требованием был 8-часовой рабочий день.

Во время забастовки забастовочному комитету наряду с его основным вышеозначенным требованием следует требовать повышения производительности труда за счет внедрения новой техники и повышения квалификации работников, а также (по возможности) повышения реального содержания заработной платы (то есть повышения зарплаты на определенный процент сверх индексированного уровня). Ну, и конечно же, крайне желательно объявлять бессрочный характер забастовки, проводя ее в форме частичного сокращения рабочего времени – до тех же 6 часов.

Рабочий день состоит из двух отрезков. В течение первой его части работник производит стоимость, эквивалентную своей заработной плате, возмещает авансированный переменный капитал. Это есть необходимый труд. В течение второй части он производит прибавочную стоимость (то есть такую, которая целиком присваивается капиталистом). Иначе говоря, в течение этой второй части он занимается неоплаченным, дармовым трудом.

При сокращении рабочего дня необходимый труд всегда пропорционально увеличивается, при этом, возможно, количественно оставаясь на прежнем уровне. Так, если при 8-часовом рабочем дне работник производит эквивалент своей зарплаты в течение, например, одного часа, и та же величина необходимого рабочего времени остается неизменной и при 6-часовом рабочем дне, то необходимый труд, тем не менее, пропорционально возрастет с 1/8 до 1/6 рабочего дня.

Сокращение рабочего дня непременно отражается и на сверхурочных работах. Обязательное, установленное законом или трудовым договором рабочее время сокращается, а значит, при наличии сверхурочных работ сверхурочными будут считаться те рабочие часы, которые считались до этого обязательными. Так, при установлении 6-часового рабочего дня, рабочие часы сверх этой отметки будут оплачиваться выше, согласно трудовому законодательству.

Свободное время нужно рабочему классу для всестороннего личностного развития его представителей, однако оно необходимо и классу в целом. Карл Маркс, придерживаясь диалектико-материалистического понимания истории, выделил два состояния пролетарского класса — класс-в-себе и класс-для-себя.

Будучи классом-в-себе, пролетариат не осознает свои исторические интересы, является разрозненной массой конкурирующих между собой рабочих.

Будучи классом-для-себя, пролетариат осознает свои исторические, противоположные капиталу, интересы, а также свою историческую задачу.

Для того, чтобы пролетариат становился из класса-в-себе классом-для-себя, ему необходимо свободное время. Такое становление может происходить посредством организационного и политического развития рабочего класса, а также его идеологической подготовки и, что еще важнее, самоподготовки.

Для организации профсоюзов и Советов, для участия в общественной жизни и государственном управлении, для систематического обучения марксизму, для преодоления различий между людьми умственного и физического труда, лежащего в корне эксплуатации, рабочему классу нужно свободное время.

Таким образом, борьба за 6-часовой рабочий день, она же борьба за достижение условий для увеличения свободного времени трудящихся, есть самая что ни на есть классовая борьба.

Современный уровень развития производительных сил позволяет работать около 1,5 часа в день. Плюс ко всему, доходы буржуазии, как правило, сохраняются на прежнем уровне после сокращения рабочего дня.

Тем не менее, как бы ни были развиты производительные силы, по этому поводу Маркс отмечал, что «при капиталистическом производстве экономия на труде, достигаемая благодаря развитию производительной силы труда, отнюдь не имеет целью сокращение рабочего дня. Она имеет целью лишь сокращение рабочего времени, необходимого для производства определенного количества товаров. Если рабочий вследствие повышения производительности своего труда начинает производить в течение часа, скажем, в 10 раз больше товара, чем раньше, и, следовательно, на каждую штуку товаров употребляет в десять раз меньше рабочего времени, то это нисколько не мешает тому, что его и теперь заставляют работать прежние 12 часов в день и производить в 12 часов 1200 штук товара вместо 120. Его рабочий день может при этом даже удлиниться, так что он будет теперь в течение 14 часов производить 1400 штук и т. д.» (Капитал, т. 1, гл. 10).

Поэтому, не стоит питать иллюзий относительно того роста производительных сил, который обеспечивает научно-технический прогресс, и наделять этот рост теми историческими потенциями, которые есть только у рабочего класса, как бы игнорируя необходимость изменения прежде всего производственных отношений.

Боритесь за 6-часовой рабочий день!

ru_RUРусский
lvLatviešu valoda ru_RUРусский