Марат Удовиченко и Михаил Попов. Обсуждение тридцать второго тома Полного собрания сочинений В.И.Ленина

БОЛЬШЕВИКИ ДОЛЖНЫ ВЗЯТЬ ВЛАСТЬ

Здравствуйте, Михаил Васильевич!

— Здравствуйте, Марат Сергеевич! Неужели Вы ещё один том прочитали?

Да, тридцать второй. Май-июль 1917 года. Тут много статей, в основном, небольших. Я уже знаю, как можно назвать этот том!

— Да ну?

Да! “Есть такая партия”. И вообще не понимаю, почему 17 июня не является праздничным днём для коммунистов России?

— Такие коммунисты.

Так надо исправить!

— Когда у нас было Инициативное движение коммунистов, мы обратились в академию тыла и транспорта, которой принадлежал зал, в котором выступал Ленин. Там проходил этот Съезд советов. Там Ленин и сказал, что есть такая партия, готовая взять власть. Хорошее просторное квадратное помещение, находится оно на Кадетской линии Васильевского острова. Теперь это помещение принадлежит СПГУ. Там снаружи висит мемориальная доска.

Первая статья “Финляндия и Россия”.

Вопрос об отношении Финляндии к России стал злободневным. Временное правительство не сумело удовлетворить финский народ, требующий пока ещё не отделения, а только широкой автономии.

«Организационный комитет полагает, — пишет «Рабочая Газета» № 42, — что вопрос о взаимоотношениях между Финляндией и Российским государством в целом может и должен быть решен только соглашением между Финляндским сеймом и Учредительным собранием».

   Это — точка зрения капиталистов, буржуазии, кадетов, но никоим образом не пролетариата. Программу с.-д. партии, именно § 9 её, признающий право самоопределения за всеми нациями, входящими в состав государства, с.-д. меньшевики выкинули за борт.

Финляндию аннексировали русские цари по сделкам с душителем французской революции, Наполеоном, и т. д. Если мы действительно против аннексий, то мы должны сказать: свобода отделения для Финляндии!

Соглашаться могут только равные. Чтобы соглашение было на деле соглашением, а не словесным прикрытием подчинения, для этого необходимо действительное равноправие обеих сторон, т. е. чтобы и Россия имела право не согласиться и Финляндия. Это ясно, как ясен ясный божий день”.

— Забегая вперёд, можно сказать, что когда в Финляндии образовалось рабочее правительство и поднялась тема отделения, никаких вопросов не возникло — Финляндия отделилась.

Следующая статья “Кризис власти”.

Вся Россия помнит еще дни 19–21 апреля, когда на улицах Петрограда готова была закипеть гражданская война…

Прошла ещё пара дней, и всплыл вопрос о коалиционном министерстве. Исполнительный комитет разделился почти поровну: 23 — против коалиционного министерства, 22 — за. Инцидент оказался «исчерпанным» только на бумаге.

Откуда же такое множество «инцидентов»? Нет ли тут какой-нибудь основной причины, которая с неизбежностью порождает «инцидент» за «инцидентом»?

Такая причина есть. Это — так называемое двоевластие, это — то неустойчивое равновесие, которое явилось результатом соглашения между Советом рабочих и солдатских депутатов и Временным правительством”.

Получается, что противоположностям бессмысленно договариваться?

— Чаще всего да.

— “Три пути предлагаются теперь русскому народу, дабы разрешить «кризис власти». Одни говорят: оставьте всё по-старому, доверьтесь еще больше Временному правительству. Возможно, что отставкой угрожают именно для того, чтобы заставить Совет сказать: доверяем еще больше. Временное правительство добивается, чтобы его стали упрашивать: придите и володейте, без вас — на кого же мы останемся…

Другой путь: коалиционное министерство. Поделимте министерские портфели с Милюковым и К°, введёмте в министерство несколько человек наших, и тогда пойдет уж музыка не та.

Третий путь предлагаем мы: перемена всей политики Советов, отказ от доверия к капиталистам и переход всей власти к Советам рабочих и солдатских депутатов.

Вся власть Советам рабочих и солдатских депутатов! Никакого доверия правительству капиталистов!”

— Здесь уже сказано о предложенном пути.

Следующая статья “Защита империализма, прикрытая добренькими фразами”.

Именно таково обращение Исполнительного комитета Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов к социалистам всех стран, напечатанное сегодня в газетах. Слов против империализма наговорена бездна, но все эти слова сведены на нет одной маленькой фразой, которая гласит:
«Временное правительство революционной России усвоило эту платформу» (именно: платформу мира без аннексий и контрибуций на основе самоопределения народов).

Вот в этой фразе вся суть. И эта фраза есть защита русского империализма, есть его прикрытие и приукрашивание. Ибо на деле наше Временное правительство не только не «усвоило» платформы мира без аннексий, а попирает её ногами ежедневно и ежечасно”.

— Это заявление исполнительного комитета Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов. Это Ленин критикует. Некоторые товарищи думают, что если у нас будут советы, то будет и советская власть. Это не так. Это будет советская власть как форма диктатуры буржуазии.

   Вот — исполнительный комитет. Он даже власти никакой не взял, он помогает Временному правительству. Это орган, который красиво называется, но ничего специфически советского в нём нет. Он не выражает коренные интересы трудящихся и отсюда вывод: советы без коммунистов — уничтожение советской власти, социализма. И наоборот: советы, в которых большинство большевиков (настоящих, не предавших интересы трудящихся), будут организационной формой диктатуры пролетариата.

— “Воззвание Исполнительного комитета приносит величайший вред делу революции и делу пролетариата, ибо говорит прикрытую самыми добренькими словами неправду об аннексиях. Во-1-х, воззвание не отличает отказа от аннексий на словах (в этом смысле все без исключения капиталистические правительства мира «усвоили» себе «платформу мира без аннексий») от отказа от аннексий на деле (в этом смысле ни одно капиталистическое правительство в мире не отказалось от аннексий). Во-2-х, воззвание прикрашивает — несправедливо, неосновательно, вопреки истине — русское Временное правительство капиталистов, тогда как оно ничуть не лучше (и, вероятно, не хуже) других капиталистических правительств.

Прикрывать неприятную правду добренькими словами — самая вредная и самая опасная вещь для дела пролетариата, для дела трудящихся масс”.

— Тяжело крестьянам оторваться от того, чтобы видеть своих вождей в лице Временного правительства.

Статья “Печальный документ”.

Воззвание Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов к армии, напечатанное вчера в газетах, означает новый переход вождей Совета, народников и меньшевиков, на сторону русской империалистской буржуазии.

«… Война не нужна была трудовому народу. Не он её начал. Затеяли её цари и капиталисты всех стран…»

Правильно. Вот это так. И когда воззвание «зовёт к восстанию, к революции рабочих и крестьян Германии и Австро-Венгрии», мы это тоже от всей души приветствуем, ибо это правильный лозунг.

Но как же можно, рядом с этой несомненной правдой, говорить следующую вопиющую неправду:
«… Вы (русские солдаты) защищаете грудью не царя, не Протопоповых и Распутиных, не богачей помещиков и капиталистов…».

Подчеркнутые нами слова — явная, вопиющая неправда.

Тогда надо сказать правду и русским (а не только австро-германским) солдатам: товарищи солдаты, пока мы с вами терпим у себя правительство капиталистов, пока тайные договоры царя считаются святыней, мы ведём именно империалистскую, захватную войну, мы «защищаем» грабительские договоры, заключённые бывшим царём Николаем с англо-французскими капиталистами”.

— Выступают представители разных партий. Идёт соревнование, кто больше сагитирует на свою сторону. Ленин был на голову выше и много сделал, чтобы привлечь депутатов на сторону интересов рабочего класса.

Следующая статья называется “Позабыли главное (муниципальная платформа партии пролетариата)”.

Приближение выборов в районные думы вызвало появление широковещательных платформ обеих мелкобуржуазных демократических партий: народников и меньшевиков. Те же широковещательные фразы, те же пышные обещания, те же расплывчатые формулировки, то же умолчание о главном или забвение главного, именно: реальных условий осуществимости этих обещаний”.

— А у нас в 1961 году победили народники или меньшевики? Какое государство объявили?

Народники победили.

— Да, Хрущёв.

— “Эти реальные условия в данный момент следующие: 1) империалистская война; 2) существование правительства капиталистов; 3) невозможность серьёзных мер к улучшению положения рабочих и всех трудящихся масс без революционного посягательства на «священную частную собственность капиталистов»; 4) невозможность проведения в жизнь системы обещаемых этими партиями реформ при старом органе и аппарате управления…

Превосходнейшие пожелания, что и говорить, но в том-то и суть, что их нельзя осуществить, не разрывая с поддержкой империалистской войны, с поддержкой займа (выгодного капиталистам), с поддержкой правительства капиталистов, охраняющего прибыли на капитал, с сохранением полиции, которая любую из подобных реформ застопорит, затормозит, сведёт на нет, даже если бы правительство и капиталисты не поставили реформаторам ультиматума (а они обязательно поставят ультиматум, раз дело коснется прибылей капитала).

Во главе всей этой платформы, во главе списка реформ, как основное условие их действительной осуществимости, должны стоять три главных, коренных пункта:

1) Никакой поддержки империалистской войне (ни в форме поддержки займа и вообще ни в какой форме). 2) Никакой поддержки правительству капиталистов. 3) Не дать восстановить полиции. Замена её всенародной милицией”.

— Чётко и ясно. Написано для рабочих и крестьян.

— “Всенародная милиция, это значит воспитание в демократии действительно масс населения.

Всенародная милиция, это значит управление бедными не только через богатых, не через их полицию, а самим народом, с преобладанием бедных.

Всенародная милиция, это значит, что надзор (за фабриками, за квартирами, за распределением продуктов и пр.) способен не остаться на бумаге.

Всенародная милиция, это значит, что распределение хлеба пойдёт без «хвостов», без всяких привилегий для богатых.

Всенародная милиция, это значит, что целый ряд серьёзных и радикальных реформ, перечисленных и у народников с меньшевиками, не останется невинным пожеланием”.

— По поводу обещания мне вспомнился старый партийный анекдот. Старый секретарь обкома передаёт дела молодому и напутствует его, как и что делать. А если будет трудно, в сейфе есть три конверта, прочитаешь – они помогут.

   По прошествии года работы новый секретарь открыл первый конверт. Там написано: «критикуй старого секретаря». И тогда он начал критиковать и ещё год просидел на этом месте.

   Народ возмущается, секретарём недовольны. Тогда он вскрыл второй конверт. Там написано: «обещай!» И он начал обещать. Прямо как Никита Сергеевич Хрущёв. И меньшевики тоже постоянно что-то обещали.

   Ещё через год пришлось ему открыть третий конверт, а там написано: «готовь три конверта!»

На странице 33 “На зубок новорождённому… «новому» правительству”. Тут цитаты и комментарии. Например.

«Речь» в серьёзной передовице: «Будем надеяться, что не понадобится больших потрясений в наших отношениях к союзникам, чтобы доказать приверженцам формулы «без аннексий и контрибуций» (читай: новому правительству) её практическую неприменимость».

А ведь они правы, капиталисты, говорящие речами «Речи». Эта формула, действительно, «практически неприменима»… без практического применения революции против капитала!”

И далее ряд таких же ответов, очень рекомендую, полезно для понимания, как отвечать кадетам и либералам.

— Перед Лениным стояла задача победить в пропаганде, в идеологической борьбе.

Следующая статья “Наказ выбираемым по заводам и по полкам депутатам в совет рабочих и солдатских депутатов”.

Наш депутат должен быть безусловным противником теперешней захватной, империалистической, войны. Войну эту ведут капиталисты всех стран…

Пока во главе русского народа стоит правительство капиталистов, –никакой поддержки этому правительству, ведущему захватную войну, ни одной копейки ему!

Наш депутат должен быть за немедленное опубликование тайных грабительских договоров…”

И далее всё по пунктам на двух с половиной страницах.

Открытое письмо к делегатам всероссийского съезда крестьянских депутатов”. Тут три главных вопроса: о войне, о земле и об устройстве государства.

1) Вся земля должна принадлежать народу. Все помещичьи земли должны без выкупа отойти к крестьянам.

2) Война эта — захватная. Ее ведут капиталисты всех стран из-за своих захватных целей, из-за увеличения своих прибылей. 

3) Мы хотим такой республики, чтобы вся власть в государстве, снизу доверху, принадлежала всецело и исключительно Советам рабочих, солдатских, крестьянских и прочих депутатов”.

Далее статья “Фактическое перемирие”.

В газете «Новая Жизнь» от 7 мая напечатаны беседы с министрами «нового» правительства. Министр-председатель Львов заявил: «страна должна сказать свое властное слово и послать свою армию в бой».

Вот — суть «программы» нового правительства. Наступление, наступление, наступление!

И, защищая эту империалистскую программу, за которой пошли теперь Черновы и Церетели, министр Львов в тонах величайшего нравственного возмущения громил «установившееся на фронте фактическое перемирие»!

Нам возражают, что перемирие установилось только на одном фронте и что поэтому оно грозит сепаратным миром. Но это возражение явно несостоятельное. Ибо если ни русское правительство, ни русские рабочие и крестьяне не хотят сепаратного мира с германскими капиталистами — (против такого мира наша партия, как известно, тоже протестовала не раз и не только в статьях «Правды», но и в резолюции нашей конференции, которая говорила от имени всей партии) — если никто в России не хочет сепаратного мира с сепаратными капиталистами, то как, откуда, каким чудом может прийти такой мир?? Кто может навязать его??

Возражение до очевидности несостоятельное, явная выдумка, попытка засорить глаза.

Далее. Почему фактическое перемирие на одном фронте «грозит» сепаратным миром на этом фронте, а не грозит распространением фактического перемирия на все фронты?

Что дурного в таком переходе? Почему бы нам, по мере сил, не помочь такому переходу?

Возразят, что фактическое перемирие на всех фронтах помогло бы сейчас германским капиталистам, ибо они сейчас награбили больше добычи. Это неверно, ибо английские капиталисты больше награбили (немецкие колонии в Африке, немецкие острова в Тихом океане, Месопотамия, часть Сирии и пр.) и — в отличие от немецких капиталистов — ровно ничего не потеряли, Это во-первых. А во-вторых, если бы германские капиталисты проявили больше неуступчивости, чем английские, то рост революции в Германии ещё более усилился бы. Революция в Германии явно нарастает. Наступление русских войск помешает этому росту. «Фактическое перемирие» ускоряет рост этой революции.

В-третьих, положение Германии, с точки зрения растущего голода, краха, разрухи, самое отчаянное и самое безвыходное, хуже, чем в каких бы то ни было других странах, особенно после вступления в войну Америки. «Фактическое перемирие» этого, основного, источника слабости Германии не устранит, а, напротив, скорее улучшит положение других стран (свобода подвоза) и ухудшит положение германских капиталистов (подвезти неоткуда, скрывать правду от народа будет труднее).

Две программы стоят перед русским народом. Одна — программа капиталистов, перенятая Черновыми и Церетели. Это — программа наступления, программа затягивания империалистической войны, затягивание бойни.

Другая — программа революционных рабочих всего мира, защищаемая в России нашей партией”.

— Чёткое разделение, две линии. А ведь надо было ещё всё это доставить, что Ленин написал! Надо было напечатать в газетах, сформировать листовки, работали типографии, пропагандисты должны были идти на заводы, в районы распространять и агитировать…

Гораздо сложнее, чем сейчас.

— Да, огромная работа партии. А в партии летом 1917 года было 80 тысяч человек.

Это не много.

— Это очень много!

Что они сделали?

— Очень много. Они распропагандировали рабочих и крестьян, объяснили, что Временное правительство — это правительство помещиков и капиталистов, и что их время кончилось. Так была мирно осуществлена передача власти. Мирно, но с участием рабочей милиции, которая следила за порядком.

Статья “Ничего не изменилось”.

Теперь, когда в правительство вошли «социалистические» министры, музыка пойдёт не та — так уверяли и уверяют нас оборонцы. Не прошло и нескольких дней, как фальшь этих уверений начала раскрываться.

Известно, какое возмущение вызвало у солдат и рабочих заявление бывшего министра Милюкова, что он не хочет и не будет публиковать тайные договоры, заключённые бывшим царем Николаем с английскими и французскими капиталистами. И что же? Что говорит теперь по этому вопросу новый министр иностранных дел, г. Терещенко, товарищ Скобелева и Церетели по министерству?

Терещенко признаёт, что «вопрос этот (т. е. о тайных договорах) будит страсти». Но что делает он для успокоения этих страстей? Он просто-напросто повторяет то, что говорил только что низвергнутый Милюков. «Немедленное опубликование договоров будет равносильно разрыву с союзниками», — заявил Терещенко в беседе с журналистами”.

— Короткий материал, который легко превратить в листовку и максимально распространить среди рабочих.

Вставка в статью Н. К. Крупской «Страничка из истории российской социал-демократической рабочей партии».

Во вторник 9 мая из Швейцарии приехало свыше 200 эмигрантов, проехавших через Германию, в том числе вождь меньшевиков Мартов, вождь социалистов-революционеров Натансон и др. Этот проезд ещё и еще раз доказал, что из Швейцарии нет другого надёжного пути, кроме как через Германию. В «Известиях Петроградского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов» (№ 32 от 5 апреля) помещён доклад Ленина и Зиновьева об их проезде через Германию и названы имена тех социалистов двух нейтральных стран (Швейцарии и Швеции), которые удостоверили подписью своей, что поездка через Германию вызвана была необходимостью и что никаких, сколько-нибудь предосудительных, сношений с немецким правительством при этом не было”.

Война и революция”, лекция 14 (27) мая 1917 г.

Мне кажется, что главное, что обыкновенно забывают в вопросе о войне, на что обращают недостаточно внимания, главное, из-за чего ведётся так много споров и, пожалуй, я бы сказал, пустых, безнадёжных, бесцельных споров, — это забвение основного вопроса о том, какой классовый характер война носит, из-за чего эта война разразилась, какие классы её ведут, какие исторические и историко-экономические условия её вызвали.

С точки зрения марксизма, т. е. современного научного социализма, основной вопрос при обсуждении социалистами того, как следует оценивать войну и как следует относиться к ней, состоит в том, из-за чего эта война ведется, какими классами она подготовлялась и направлялась.

Мы неминуемо встретим такие условия, когда классовая борьба внутри каждой отдельной нации может столкнуться с порождаемой ею же, этой классовой борьбой, войной между различными нациями, и мы не можем поэтому отрицать возможности революционных войн, т. е. войн, которые вытекли из классовой борьбы, ведутся революционными классами и имеют прямое, непосредственное революционное значение.

И в настоящее время нет обмана масс, более распространённого в Западной Европе, а в последнее время и у нас, в России, как обман их посредством ссылок на пример революционных войн”.

— Это были войны революционной буржуазии.

Да. И тот же революционный кафтанчик примеряют и сейчас.

Война есть продолжение политики иными средствами. Всякая война нераздельно связана с тем политическим строем, из которого она вытекает.

В Европе господствовал мир, но он держался потому, что господство европейских народов над сотнями миллионов жителей колоний осуществлялось только постоянными, непрерывными, никогда не прекращавшимися войнами, которых мы, европейцы, не считаем войнами, потому что они слишком часто похожи были не на войны, а на самое зверское избиение, истребление безоружных народов.

Действительная политика обеих групп величайших капиталистических гигантов — Англии и Германии, которые со своими союзниками двинулись друг против друга, — эта политика за целый ряд десятилетий до войны должна быть изучена и понята в её целом.

Спросите вы русского шовиниста или социал-шовиниста, и он вам превосходно объяснит, что такое аннексия со стороны Германии, — он великолепно это понимает. Но он никогда не ответит вам на просьбу дать такое общее определение аннексии, чтобы оно подходило и для Германии, и для Англии, и для России.

Вы воюете потому, что вы слушаетесь вашего правительства капиталистов, войну ведут не народы, а правительства”.

— Шовинизм — это национальная ненависть. Поэтому Ленин не зря бичует некоторых товарищей, которые являются шовинистами. Они взяли от буржуазии самое гнусное.

— “«Революционным оборончеством» называется такое прикрытие войны, которое делается при помощи ссылок на то, что ведь мы сделали революцию, ведь мы — революционный народ, мы — революционная демократия. Но на этот вопрос — какой мы даём ответ? Какую революцию мы сделали? Мы сбросили Николая. Революция не была очень трудной по сравнению с такой революцией, которая бы свергла весь класс помещиков и капиталистов. Кто оказался у власти после нашей революции? Помещики и капиталисты, — те самые, которые в Европе давно у власти”.

— Класс помещиков и капиталистов. Обратите внимание на эту фразу. Некоторые товарищи, когда говорят о классах, не очень понимают, что это классификация. Можно взять класс помещиков, можно взять класс капиталистов. Можно взять то общее, что их объединяет. А можно взять класс городских фабрично-заводских рабочих. То есть не всех рабочих, а только этих — тот класс, который может осуществлять диктатуру всего рабочего класса.

— “Войны не изменила русская революция, но она создала организации, которых ни в одной стране нет и не было в большинстве революций на Западе. Большинство революций ограничивалось тем, что выходило новое правительство вроде наших Терещенок и Коноваловых, а страна пребывала в пассивности и дезорганизации. Русская революция пошла дальше. В этом факте зародыш того, что она может победить войну. Этот факт заключается в том, что кроме правительства «почти социалистических» министров, правительства империалистской войны, правительства наступления, правительства, связанного с англо-французским капиталом, кроме этого, независимо от этого, мы имеем по всей России сеть Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Вот она, та революция, которая не сказала ещё своего последнего слова”.

Дальше Ленин говорит о том, что могут делать советы.

Контроль может осуществить только сам народ. Вы должны устроить контроль — советы банковских служащих, советы инженеров, советы рабочих, и завтра же этот контроль начать. Всякого чиновника сделать ответственным под страхом уголовной кары в случае, если он в любом из этих учреждений даст неверные показания. Дело касается гибели страны. Мы хотим знать, сколько хлеба, сколько сырья, сколько рабочих рук, куда их поставить”.

— А в это время имелись болтающие граждане, составляющие Временное правительство.

— “Здесь я перехожу к последнему вопросу. Это — вопрос о том, как кончить войну. Нам приписывают нелепый взгляд, будто бы мы хотим сепаратного мира. Германские капиталисты-разбойники делают шаги к миру, говоря: я тебе дам кусочек Турции и Армении, если ты мне дашь рудоносные земли. Ведь вот о чем дипломаты говорят в каждом нейтральном городе! Всякий знает это. Это прикрыто только условной дипломатической фразой. Для того они и дипломаты, чтобы говорить дипломатическим языком. Какая бессмыслица, будто бы мы стоим за окончание войны сепаратным миром! Войну, которую ведут капиталисты всех богатейших держав, войну, которая вызвана десятилетней историей экономического развития, окончить отказом от военных действий с одной стороны, — это такая глупость, что нам смешно даже её опровергать.

Если правительство будет правительством большинства, оно, может быть, поведёт такую политику, которая окажется ошибочной на первых порах, но другого выхода нет. Тогда будет мирная перемена направления политики внутри тех же организаций. Нельзя придумать других организаций. Вот почему мы говорим, что нельзя представить себе другого разрешения вопроса.

Другого выхода нет. Мы говорим: война, начатая правительствами капиталистов, может быть окончена только рабочей революцией”.

— Советы представляли собой гибкую систему. Депутаты делегировались коллективами заводов и фабрик. Если коллектив увидел, что его депутат уже не отвечает требованиям, такой депутат может быть отозван. Это совсем не похоже на выборы по округам, которые должны нарезаться сверху. Избирательные комиссии тоже организуются сверху.

Следующая статья “Неминуемая катастрофа и безмерные обещания”.

— Видите, статьи все коротенькие. Такое время, что будут читать только короткие статьи и заметки, никто длинные статьи читать не будет. Надо, чтобы это можно было помещать в газетах.

— “«Министр (Скобелев) заявляет, что… государственное хозяйство на краю пропасти. Необходимо вмешательство в хозяйственную жизнь во всех её областях, так как в казначействе нет денег. Нужно улучшить положение трудящихся масс, и для этого необходимо забрать прибыль из касс предпринимателей и банков. (Голос с места: «Каким способом?».) Беспощадным обложением имуществ, — отвечает министр труда Скобелев. — Финансовая наука знает этот способ. Нужно увеличить ставки обложения имущих классов до 100 процентов прибыли. (Голос с места: «Это значит всё».) К сожалению, — заявляет Скобелев, — разные акционерные предприятия уже раздали акционерам дивиденд, но мы должны поэтому обложить имущие классы прогрессивным индивидуальным налогом»”.

Комментарий Ленина.

Эту программу мы советуем рабочим читать и перечитывать, обсуждать и вникать в условия осуществимости её.

Все дело в условиях осуществления, в немедленном приступе к осуществлению.

Наша партия — гораздо скромнее. Она требует в своей резолюции меньшего, именно: только установления контроля за банками и «постепенного» (слушайте! слушайте! большевики за постепенность!) «перехода к более справедливому прогрессивному обложению доходов и имуществ».

Наша партия умереннее Скобелева.

Скобелев раздает неумеренные и даже безмерные обещания, не понимая тех условий, при которых возможно осуществление их на деле.

В этом весь гвоздь.

Не только выполнить программы Скобелева, но даже сделать вообще сколько-нибудь серьёзные шаги к её осуществлению нельзя ни под ручку с 10 министрами из партий помещиков и капиталистов, ни тем бюрократическим, чиновничьим аппаратом, которым правительство капиталистов (с придатком меньшевиков и народников) вынуждено ограничиться.

Поменьше обещаний, гражданин Скобелев, побольше деловитости! Поменьше пышных фраз, побольше понимания, как приступить к делу.

Временное правительство не хочет приступить к делу, а если бы захотело, то не сможет, будучи опутано тысячами цепей охраны интересов капитала.

Можно и должно в один день призвать весь народ приступить к делу, в один день издать указ, созывающий немедленно:

1) Советы и съезды банковых служащих как по отдельным банкам, так и всероссийский; поручение: выработать тотчас практические меры для слияния всех банков и кредитных учреждений в один общегосударственный банк и для точнейшего контроля за всеми операциями банков, публиковать тотчас итоги контроля;

2) Советы и съезды служащих всех синдикатов и трестов; поручение: выработать меры контроля и отчетности; публиковать тотчас итоги контроля;

3) указ этот должен дать право контроля не только всем Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, но и Советам от рабочих каждой крупной фабрики, а также представителям каждой крупной политической партии; все торговые книги, все документы должны быть открыты для такого контроля;

4) указ должен призвать всех акционеров, директоров и членов правления всяких обществ опубликовать списки тех, кто имеет акций не менее как на 10 000 (или 5000) рублей, с перечнем акций и обществ, в коих данные лица «заинтересованы»; за неправдивые показания (контролю банковских и др. служащих) — конфискация всего имущества и тюрьма не менее 5 лет;

5) указ должен призвать весь народ к немедленному введению всеобщей трудовой повинности через местные органы самоуправления; а для контроля и осуществления её — вводить всенародную, поголовную милицию (сразу в деревнях, через рабочую милицию в городах и т. п.).

Без всеобщей трудовой повинности не спасти страны от гибели. А без всенародной милиции нельзя осуществить всеобщей трудовой повинности.

Рабочие берут «слишком много», — рассуждают капиталисты, – возложим на них ответственность, не давая им ни власти, ни возможности распоряжаться на деле всем производством”.

— Видите, как интересно. Кода есть и Временное правительство, и советы, то ответственность ложится на советы, а эти только осуществляют…

Болтают.

— Они не просто болтают, они осуществляют интересы буржуазии.

При этом ускоряют крах и сваливают вину на рабочих.

Что таков расчёт капиталистов, это доказывают факты. Углепромышленники на юге именно расстраивают производство, «сознательно запускают и дезорганизуют его». Картина ясная: «Речь» лжет за двух, валит вину на рабочих. Углепромышленники «сознательно дезорганизуют производство». Скобелев поёт соловьем: «если капитал хочет сохранить буржуазный способ ведения хозяйства, то пусть работает без процентов». Картина ясная!

Для капиталистов и для чиновников выгодно давать «безмерные обещания», отвлекая внимание народа от главного, именно: от перехода действительного контроля в руки действительно рабочих.

Рабочие должны требовать немедленного осуществления контроля на деле и притом обязательно через самих рабочих.

Не боясь ошибиться, можно сказать, что если составить список пяти или даже трёх тысяч (а может быть даже и одной тысячи) самых богатых людей в России или проследить (при помощи контроля снизу, со стороны банковских, синдикатских и прочих служащих) все нити и связи их финансового капитала, их банковских связей, то откроется весь узел господства капитала, вся главная масса богатства, накопленного на счет чужого труда, все действительно важные корни «контроля» за общественным производством и распределением продуктов.

Вот этот контроль надо передать рабочим. Вот этот узел, эти корни интерес капитала требует скрывать от народа.

Ни в каком случае мы не откажемся от нашего права и нашего требования: открыть народу именно самую главную крепость финансового капитала, именно ее взять под рабочий контроль – так рассуждает и будет рассуждать сознательный рабочий. И в правильности этого последнего рассуждения каждый день будет убеждать все большую массу бедноты, все более значительное большинство народа, все большее число искренних людей вообще, добросовестно ищущих спасения от катастрофы”.

— Причём, контроль ещё не означал перехода собственности к рабочим. Он означал, что нельзя в это время, когда народ находится в нищете, направлять средства на разрушение промышленности, производства, отправлять деньги за границу.

— “Самое полезное и самое необходимое для народа дело в момент приближения неминуемой катастрофы есть организаторское дело.

Поэтому надо начать, — и тотчас начать, — с рабочей милиции, чтобы твердо и умело пойти, с надлежащей постепенностью, к налаживанию всенародной милиции, к замене полиции и постоянной армии всеобщим вооружением народа”.

То есть власть.

— Это ещё не власть. Рабочая милиция означает контроль. А контроль означает поддержание порядка, чтобы не было ухудшения положения. Но, конечно, без рабочей милиции и власти быть не может. Если советы возьмут власть, то рабочая милиция будет осуществлять контроль за выполнением решений советской власти.

— “Поэтому надо выдвигать из всех слоёв народа, из всех классов, нисколько не исключая капиталистов, у которых сейчас больше соответственного опыта, талантливых организаторов… Выдвигая их снизу, практикой, проверяя их талант на деле, надо всех их проводить в «министры» — не в старом смысле, не в смысле награждения портфелем, а в смысле должности общенародного инструктора, разъездного организатора, помощника в деле налаживания повсюду строжайшего порядка, величайшей экономии человеческого труда, строжайшей товарищеской дисциплины”.

— Ленин уже понимал, что без помощи буржуазных специалистов рабочие обойтись не смогут.

Статья “Как запугивают народ капиталисты?”.

«Финансовая Газета» в передовице от 17 мая пишет:
«Политический переворот, столь всеми желанный и жданный, принимает форму, не бывшей ещё нигде, революции социальной. Законная, естественная в свободной стране «классовая борьба» приняла у нас характер классовой войны. Надвигается финансовое банкротство. Неизбежен крах промышленности…

Для политической революции достаточно было взять у Николая II отречение и арестовать десяток его министров. Это легко было сделать в один день. Для революции же социальной нужно получить отречение от всех своих имущественных прав от десятков миллионов граждан и арестовать всех несоциалистов. Этого не сделать и в десятки лет»”.

Манипуляция: какие же десятки миллионов? Написали бы ещё “миллиард”.

Неправда, любезнейшие сограждане, вопиющая неправда! Вам угодно называть «революцией социальной» переход контроля за промышленностью в руки рабочих. Вы делаете при этом три чудовищных ошибки.

Во-первых, социальной революцией была и революция 27 февраля. Всякий политический переворот, если это не смена клик, есть социальная революция, — вопрос только в том, социальная революция какого класса.

Во-вторых, «не бывшей ещё нигде» надо назвать и великую империалистскую войну 1914–1917 годов. «Не было еще нигде» такой разрухи, таких кровавых ужасов, таких бедствий, такого краха всей культуры. Не чьё бы то ни было нетерпение, не чья бы то ни было пропаганда, а объективные условия, невиданность этого краха всей культуры, — вот что вынуждает переход к контролю за производством и распределением, за банками, фабриками и пр.

В-третьих — и это самое главное — даже для революции социалистической никоим образом не «нужно отречение от всех своих имущественных прав десятков миллионов граждан». Даже для социализма (а контроль за банками и фабриками ещё не есть социализм) ничего подобного не нужно.

Это — величайшая клевета на социализм.

Все социалисты всегда опровергали подобный вздор.

Социалисты хотят добиться «отречения» только у помещиков и капиталистов”.

Небольшая статья “Ещё одно преступление капиталистов”.

Недавно разоблачены были в Петрограде докладом донецкой рабочей делегации господа донецкие углепромышленники, преступно дезорганизующие производство, останавливающие его, осуждающие (из-за охраны своего «священного» права на бешеные прибыли) рабочих на безработицу, страну на голод, промышленность на кризис из-за недостатка угля.

Сегодня мы получили телеграмму с известием о таком же наглом и преступном поведении углепромышленников в другом конце России”.

Ничего не меняется.

— Шахты в Донбассе сейчас нердко закрываются, и появились копанки. Копают без всякий техники, вопреки любой технике безопасности, копают вручную и продают уголь тому, кому удастся продать.

Статья “О «самочинном захвате» земли (плохие доводы «социалистов-революционеров»).

В № 10 «Известий Всероссийского Совета Крестьянских Депутатов» от 19 мая напечатан доклад С. Маслова с рассуждением о «земельных захватах». «В некоторых местностях, — сказал С. Маслов, — крестьянство стремится осуществить свое право на землю самочинным захватом соседних помещичьих земель. Возникает вопрос, насколько это целесообразно».

С. Маслов считает это нецелесообразным и приводит четыре довода. Рассмотрим их внимательно.

Довод первый.

«Нетрудно представить себе осложнения для правильного решения земельного вопроса, если каждая губерния или область будет претендовать только на свои земли и захватывать их для себя. Нетрудно предвидеть, если отдельные селения крестьян будут захватывать земли соседних помещиков, оставляя других крестьян без земли».

Рассуждение это явным, вопиющим образом отступает от истины. Рассуждение побивает тех, кто выдумал бы советовать крестьянам захватывать, и притом неорганизованно захватывать, земли в собственность. Захватил, поделил — и баста.

Это был бы, действительно, верх анархизма, верх бессмыслицы.

Наша партия, РСДР партия большевиков, предложила в точной резолюции, чтобы собственность на землю была в руках всего народа. Значит, всякий захват земли в собственность мы отвергаем.

Помещичьи земли должны быть тотчас конфискованы, т. е. собственность на них отменена тотчас и притом без выкупа.

Владение помещичьими землями отдать сразу местным крестьянам, собственность оставить у народа. Окончательное право владения установит Учредительное собрание (или Всероссийский Совет Советов, если народ сделает его Учредительным собранием)”.

— Надо различать собственность, как отношение субъекта к объективным условиям производства, от владения, то есть фактического обладания. Фактически землёй должны обладать и пользоваться крестьяне. Тем не менее, она — народное достояние. Надо соблюдать правила пользования землёй.

— “Второй довод С. Маслова.

«К захватам стремятся крестьяне в надежде на то, что если они успеют что-либо запахать, то всё это останется за ними. На это способны только те крестьянские дворы, которые имеют в достаточном количестве работников и лошадей. Семьи безлошадные, семьи, отпустившие большую часть рабочей силы в армию, не в состоянии будут использовать захватный способ для обеспечения землей. Ясно поэтому, что он может быть выгодным для более сильных и даже для более земельных, но не для тех, кто более нуждается в земле».

Этот довод — опять вопиющая неправда. Опять от сути дела, от вопроса о помещичьих землях, С. Маслов отводит внимание крестьян в сторону.

Вся разница, по данному пункту, между нашей партией, большевиками, и Масловым — та, что он предлагает брать землю у помещиков за плату и после «примирительного» соглашения, а мы — брать сразу и бесплатно.

Вопрос о богатых среди крестьян здесь ни при чём. Даже более того: бесплатно брать выгоднее для бедных. За плату брать легче для богатых.

Какие меры возможны и необходимы, чтобы богатый крестьянин не обидел бедного?

1) Решение по большинству (бедных больше, чем богатых);

2) Особая организация беднейших крестьян, чтобы они особо обсуждали свои особые интересы;

3) Общая распашка общим скотом, общими орудиями помещичьих земель под руководством Советов депутатов от сельских рабочих. Это мы и предлагаем.

Как раз последних двух мер — самых важных — не защищает партия «социалистов-революционеров». Это очень жаль. Третий довод.

«Первое время, в первые дни революции, когда в армии среди солдат разнеслась молва, что будто бы там, на родине, происходит раздел земли, многие из опасения остаться обделенными стали рваться домой, усиливая дезертирство».

Этот довод относится к немедленному разделу земель в собственность. Никто этого не предлагал. Опять мимо стреляет С. Маслов. Четвертый довод.

«Наконец, земельные захваты угрожают просто сокращением посевов. Известны случаи, когда, захватывая помещичьи земли, крестьяне засевают их плохо, малым количеством семян или оставляют свои земли незасеянными. Теперь, когда наша страна так нуждается в продовольствии, такое положение решительно недопустимо».

Ну, это уже совсем плохой довод, над которым люди только хохотать будут! Выходит, что если за плату брать помещичьи земли, то их лучше будут обрабатывать!

Не срамите себя, любезный гражданин С. Маслов, такими доводами!

Если крестьяне плохо засевают поля, надо помочь крестьянам, и притом именно беднейшим, переходом к общей обработке крупных хозяйств. Иного средства помочь беднейшим нет. И именно этого средства не предлагает, к сожалению, С. Маслов…”

Материалы по пересмотру партийной программы.

— А партийная программа была пересмотрена только на VIII Съезде.

— “Чтобы сделать читателю наиболее легким и удобным сравнение старого и нового текста программы, оба текста печатаются вместе следующим образом: обычным шрифтом набраны те части старой программы, которые остаются без изменений и в новой; курсивом набраны те части программы, которые вовсе удаляются из новой программы; жирным шрифтом набраны те части новой программы, которых вовсе не было в старой”.

Удобно. Экономит время и показывает логику. Если пройти по тексту, видно, что добавлены материалы по империализму.

— Обратите внимание, что действительный пересмотр произошёл на VIII Съезде в 1919 году. А это ещё 1917 год. Программа может дорабатываться довольно долго. Это серьёзный документ, который редко изменяется. За всё время существования КПСС программа была выработана на II Съезде, на VIII она была переработана с связи с предложениями Ленина и, к сожалению, обезображена, испорчена ревизионистами на XXII Съезде.

Далее материал “I Всероссийский Съезд крестьянских депутатов”. Речь по аграрному вопросу.

— Ленин был крупнейшим специалистом по земельным отношениям, ему было что сказать.

— “Я и мои товарищи по партии, от имени которой я имею честь говорить, мы знаем только два таких пути отстаивания интересов сельскохозяйственных наёмных рабочих и беднейших крестьян, мы эти два пути вниманию крестьянского Совета и рекомендуем.

Первый путь — это организация сельскохозяйственных наёмных рабочих и беднейших крестьян.

Для того, чтобы выйти из-под ига капитализма, для того, чтобы общенародная земля перешла в руки трудящихся, есть только один основной путь: это путь организации сельскохозяйственных наёмных рабочих, которые будут руководствоваться своим опытом, своими наблюдениями, своим недоверием к тому, что говорят им мироеды, хотя они выступают с красными бантиками и называют себя «революционной демократией»”.

— В перспективе это были органы — комбеды. Крестьянские советы во многом были захвачены кулаками и если бы не эти комбеды, невозможно было бы осуществлять дальнейшее социалистическое движение в деревне.

— “Второй шаг, который наша партия рекомендует, состоит в том, чтобы из каждого крупного хозяйства, из каждой, например, помещичьей экономии крупнейшей, которых в России 30 000, образованы были, по возможности скорее, образцовые хозяйства для общей обработки их совместно с сельскохозяйственными рабочими и учёными агрономами, при употреблении на это дело помещичьего скота, орудий и т. д. Без этой общей обработки под руководством Советов сельскохозяйственных рабочих не выйдет так, чтобы вся земля была у трудящихся”.

— После революции появились товарищества по обработке земли в соответствии с реализацией этой программы.

— “Вот почему мы говорим: хозяйство на отдельных участках, хотя бы «вольный труд на вольной земле» — это не выход из ужасного кризиса, из всеобщего разрушения, это не спасение. Необходима всеобщая трудовая повинность, нужна величайшая экономия человеческого труда, нужна необыкновенно сильная и твёрдая власть, которая была бы в состоянии провести эту всеобщую трудовую повинность; её не могут провести чиновники, её могут провести только Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов…”

— А что такое “железная власть”?

Это власть тех, из которых можно делать гвозди!

— Это диктатура пролетариата. А пролетариат имеется в виду, в том числе, и крестьянский. Это беднейшие крестьяне и батраки.

— “Резолюция об экономических мерах борьбы с разрухой”.

1. Полное расстройство всей хозяйственной жизни в России достигло такой степени, что катастрофа неслыханных размеров, останавливающая совершенно целый ряд важнейших производств, лишающая сельских хозяев возможности вести хозяйство в необходимых размерах, прерывающая железнодорожные сообщения, лишающая многомиллионное промышленное население и города подвоза хлеба, такая катастрофа стала неминуемой. Мало того, разруха уже началась, охватив ряд отраслей. Успешная борьба с разрухой возможна лишь при крайнем напряжении сил народа и принятии ряда немедленных революционных мер как на местах, так и в центре государственной власти.

  1. Ни бюрократическим путём, т. е. созданием учреждений с преобладанием капиталистов и чиновников, ни при условии охраны прибылей капиталистов, их всевластия в производстве, их господства над финансовым капиталом, их коммерческой тайны по отношению к их банковым, торговым и промышленным делам, спасения от катастрофы найти нельзя.
  2. Путь к спасению от катастрофы лежит только в установлении действительно рабочего контроля за производством и распределением продуктов.
  3. Рабочий контроль, признанный уже капиталистами в ряде случаев конфликта, должен быть немедленно развит, путём ряда тщательно обдуманных и постепенных, но без всякой оттяжки осуществляемых мер, в полное регулирование производства и распределения продуктов рабочими.
  4. Рабочий контроль должен быть продолжен так же, и на таких же правах, на все финансовые и банковые операции с выяснением всего финансового положения дела и с участием немедленно организуемых Советов и съездов банковских, синдикатских и прочих служащих.
  5. Спасение страны от катастрофы требует, чтобы рабочему и крестьянскому населению прежде всего было внушено, не словами, а делами, самое полное и безусловное доверие к тому, что руководящие и полновластные учреждения, как на местах, так и в центре государства, не останавливаются перед переходом в руки народа большей части прибылей, дохода и имущества крупнейших и крупных банковых, финансовых, торговых и промышленных магнатов капиталистического хозяйства.
  6. Целью общегосударственной организации должна быть, ввиду полного расстройства всей финансовой системы и всего денежного дела, ввиду невозможности оздоровить его, пока длится война, — организация в широком, областном, а затем и общегосударственном масштабе обмена сельскохозяйственных орудий, одежды, обуви и т. п. продуктов на хлеб и другие сельскохозяйственные продукты.
  7. Лишь после осуществления указанных мер возможно и необходимо осуществление всеобщей трудовой повинности…
  8. Одной из главнейших задач в числе мер по спасению страны от катастрофы должен быть перевод рабочих сил, в большом количестве, на производство угля, сырья и в транспорт…
  9. Планомерное и успешное проведение всех указанных мер возможно лишь при переходе всей государственной власти в руки пролетариев и полупролетариев”.

Очень чётко и конкретно.

— Не просто конкретно! Показано: либо переход всей власти в руки рабочего класса, либо катастрофа. Буржуазия завела в тупик.

Статья “Доклады о разрухе”. Ленин здесь комментирует различные доклады, фрагменты из них.

Государство капиталистов (сознательно вносящих анархию) должно призвать капиталистов на обязательную государственную службу — это равносильно забвению классовой борьбы”.

Интересный материал, советую почитать.

Статья “Один принципиальный вопрос (забытые слова “демократизма”).

«Полное самоуправление в общине, уезде и области через должностных лиц, выбранных всеобщим голосованием; отмена всяких государством назначаемых местных и областных властей».

Подчёркнутые слова не оставляют ничего желать в смысле решительности и ясности.

Любезные граждане министры, Церетели и Скобелев! Вам, вероятно, очень лестно, что ваши имена войдут в учебники истории. Но лестно ли вам, что всякий марксист — и всякий честный демократ — вынужден будет сказать: министры Церетели и Скобелев помогали русским капиталистам строить в России такую республику, чтобы это вышла собственно не республика, а монархия без монарха?”

Статья “Оправдание позора”.

Отдел международных сношений при Исполнительном комитете Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов послал Гюисмансу, известному секретарю обанкротившегося, перешедшего на сторону «своих», национальных правительств, Второго Интернационала, сообщение, напечатанное в № 78 «Известий».

Сообщение это пытается доказать, что нельзя «уподобить» вступление русских народников и меньшевиков в буржуазное и империалистское правительство вступлению западноевропейских изменников социализму в «их» правительства. Доказательства «отдела» так слабы и жалки, так смехотворно беспомощны, что необходимо ещё и ещё раз показать их во всей их неприглядности.

Довод 1-й. В других странах вступление в правительство состоялось «при совершенно иных условиях». Неправда. Различия между Англией, Францией, Данией, Бельгией, Италией и пр., с одной стороны, и теперешней Россией, с другой, «совершенно» не существенны, ибо всякий, не изменивший социализму, знает, что суть дела в господстве класса буржуазии.

Довод 2-й. «Наши» министры вошли в состав «революционного» правительства. Это — самый позорный обман народа посредством великого слова «революция», на которую меньшевики и народники ссылаются, чтобы прикрыть свою измену ей.

Довод 3-й. «Наши» вошли «с определённым мандатом достигнуть всеобщего мира путём соглашения народов, а не затягивать продолжение империалистической войны во имя освобождения наций путем оружия». Во-первых, этот мандат совершенно не «определённый», ибо ни определённой программы, ни определённых действий он не означает. Это — пустые слова. Это то же, как если бы секретарь союза рабочих перешёл на жалованье в 10 000 р. в члены правления союза капиталистов «с определённым мандатом» добиваться благосостояния рабочих, а не затягивать господство капитализма. Во-вторых, к «соглашению народов» стремятся все империалисты, и Вильгельм и Пуанкаре и т. д., это тоже пустейшая фраза. В-третьих, война со стороны России после 6 мая 1917 г. явно «затягивается», между прочим, тем, что точных и ясных условий мира, условий соглашения до сих пор наше империалистское правительство не огласило, не предложило”.

И так далее. Всего тут 8 доводов. Очень рекомендую.

— Перед Лениным стояла задача — разбить обман, в каком бы виде он ни стоял. Газета “Правда” работала очень быстро, быстрее, чем сегодня на компьютерах набирают.

Я застал время, когда компьютеры были ещё с перфокартами.

I Всероссийский Съезд советов рабочих и солдатских депутатов” (3–24 июня (16 июня–7 июля) 1917 г.).

Речь об отношении к временному правительству 4 (17) июня.

…Или буржуазное правительство с теми «планами» реформ, которые нам рисуют и которые десятки раз во всех странах предлагались и оставались на бумаге, или то учреждение, к которому сейчас апеллируют, то нового типа «правительство», которое революцией создано, которое имеет примеры только в истории величайшего подъема революций, например, в 1792 году во Франции, в 1871 году там же, в 1905 году в России.

Одно из двух: или обычное буржуазное правительство — и тогда крестьянские, рабочие, солдатские и прочие Советы не нужны, тогда они будут либо разогнаны теми генералами, контрреволюционными генералами, которые армию держат в руках, не обращая никакого внимания на ораторство министра Керенского, или они умрут бесславной смертью. Иного пути нет у этих учреждений, которым нельзя ни идти назад, ни стоять на месте, а можно только существовать, идя вперед. Вот тот тип государства, который не русскими выдуман, который выдвинут революцией, ибо иначе революция победить не может. В недрах Всероссийского Совета неизбежны трения, борьба партий за власть. Но это будет изживанием возможных ошибок и иллюзий собственным политическим опытом масс, а не теми докладами, которые делают министры, ссылаясь на то, что они вчера говорили, завтра напишут и послезавтра обещают… Такого рода учреждения, это — переход к той республике, которая создаст твердую власть, без полиции, без постоянной армии, не на словах, а на деле, ту власть, которая в Западной Европе существовать ещё не может, ту власть, без которой не может быть победы русской революции в смысле победы над помещиками, в смысле победы над империализмом”.

— Ленин тогда ещё говорил, что такой власти в Европе ещё не может быть создано. А по-прежнему многие всё ещё равнялись на “заграницу”.

— “Чем объясняется разруха? Хищничеством капиталистов. Вот где настоящая анархия…

Если вы хотите ссылаться на «революционную» демократию, то отличайте это понятие от реформистской демократии при капиталистическом министерстве, потому что, наконец, пора перейти от фраз о «революционной демократии», от поздравлений друг друга с «революционной демократией» к классовой характеристике, чему нас учил марксизм и вообще научный социализм… Сейчас же целый ряд стран накануне гибели, и те практические меры, которые будто бы так сложны, что их трудно ввести, что их надо особо разрабатывать, как говорил предыдущий оратор, гражданин министр почт и телеграфов, — эти меры вполне ясны. Он говорил, что нет в России политической партии, которая выразила бы готовность взять власть целиком на себя. Я отвечаю: «есть! Ни одна партия от этого отказаться не может, и наша партия от этого не отказывается: каждую минуту она готова взять власть целиком». (Аплодисменты, смех.) Вы можете смеяться, сколько угодно, но если гражданин министр поставит нас перед этим вопросом рядом с правой партией, то он получит надлежащий ответ. Ни одна партия не может от этого отказываться. И в момент, пока существует свобода, пока угрозы арестом и отправкой в Сибирь, — угрозы со стороны контрреволюционеров, в коллегии с которыми находятся наши почти социалистические министры, пока это только угроза, в такой момент всякая партия говорит: окажите доверие нам, и мы вам дадим нашу программу. Наша программа по отношению к экономическому кризису состоит в том, чтобы немедленно — для этого не нужно никаких оттяжек — потребовать публикации всех тех неслыханных прибылей, достигающих 500–800 процентов, которые капиталисты берут, не как капиталисты на свободном рынке, в «чистом» капитализме, а по военным поставкам… Это не социализм. Это — открытие глаз народу на ту настоящую анархию и ту настоящую игру с империализмом, игру с достоянием народа, с сотнями тысяч жизней, которые завтра погибнут из-за того, что мы продолжаем душить Грецию. Опубликуйте прибыли господ капиталистов, арестуйте 50 или 100 крупнейших миллионеров. Достаточно продержать их несколько недель, хотя бы на таких же льготных условиях, на каких содержится Николай Романов, с простой целью заставить вскрыть нити, обманные проделки, грязь, корысть, которые и при новом правительстве тысяч и миллионов ежедневно стоят нашей стране.

Нам говорят о «демократизации центральной и местной власти». Неужели вы не знаете, что только для России новинка эти слова? Что в других странах десятки почти социалистических министров обращались к стране с подобными обещаниями? Что значат они, когда перед нами живой конкретный факт: население местное выбирает власть, а азбука демократии нарушается претензией центра назначать или утверждать местные власти”.

— Наступление на советы продолжается.

— “Что начавшаяся революционная борьба за мир снизу могла бы привести к сепаратному миру, это клевета. Наш первый шаг, который бы мы осуществили, если бы у нас была власть: арестовать крупнейших капиталистов, подорвать все нити их интриг. Без этого все фразы о мире без аннексий и контрибуций — пустейшие слова. Вторым нашим шагом было бы объявить народам отдельно от правительств, что мы считаем всех капиталистов разбойниками, и Терещенко, который ничуть не лучше Милюкова, только тот немножко поглупее, и капиталистов французских и английских и всех…

Русская республика ни одного народа ни по-новому, ни по-старому угнетать не хочет, ни с одним народом, ни с Финляндией, ни с Украиной, к которым так придирается военный министр, с которыми создаются конфликты непозволительные и недопустимые, не хочет жить на началах насилия. Мы хотим единой и нераздельной республики российской с твердою властью, но твердая власть дается добровольным согласием народов”.

Два раза Ленин выходил за отведённый лимит по времени, два раза общим голосованием ему продлевали время.

Россия поставлена в такие условия, что в конце империалистской войны её задачи легче, чем могли бы казаться.

Не правильнее ли было бы империалистов-капиталистов отправить на ту же самую каторгу, которую нам большинство членов Временного правительства в специально для этого воссозданной третьей Думе, — я не знаю, впрочем, какая она по счету, третья или четвертая, — ежедневно уготовает и обещает, и новые проекты законов по министерству юстиции об этом уже пишет?

Вопрос стоит так: идти вперёд или назад. Стоять в революционное время на одном и том же месте нельзя.

Переход власти к революционному пролетариату при поддержке беднейшего крестьянства есть переход к революционной борьбе за мир в самых обеспеченных, в самых безболезненных, какие только знает человечество, формах, переход к тому, что власть и победа за революционными рабочими будут обеспечены и в России и во всем мире. (Аплодисменты части собрания.)

— Это, по существу, программная речь будущего советского правительства. Ленин произнёс эту речь в то время, когда в советах не было большевистского большинства. Он произнёс её для того, чтобы она дошла до тех, кто избирает депутатов. Главная ставка — на переизбрание депутатов и большевистское большинство. Тогда можно будет эту программу реализовывать. Поэтому большевики полностью были готовы к тому, чтобы взять власть.

Следующая речь “О войне”.

Империализм есть последняя ступень в развитии капитализма, когда он дошёл до того, что поделил весь мир и в мёртвой схватке схватились две гигантские группы. Либо служи одной, либо другой, либо свергай обе эти группы, никакого иного пути тут нет.

Социалисты ушли целиком от социализма, именно те, кто перешёл на сторону своего правительства или своих банкиров, своих капиталистов, как бы от них ни отговаривались, как бы их ни осуждали. Дело не в осуждении. Но подчас осуждение того, что немцы поддерживают своих капиталистов, прикрывает защиту того же «греха» со стороны русских!

Когда говорят, что мы стремимся к сепаратному миру, то это неправда. Мы говорим: никакого сепаратного мира, ни с какими капиталистами, прежде всего с русскими. А у Временного правительства есть сепаратный мир с русскими капиталистами. Долой этот сепаратный мир! (Аплодисменты.)

Ваши союзники — угнетённые рабочие всех стран. Будет то, что революция 1905 года показала на деле. Когда она начиналась, она была страшно слаба. А каков её международный результат? Как из этой политики определилась внешняя политика русской революции, из истории 1905 года? Теперь внешнюю политику русской революции вы ведёте целиком с капиталистами. А 1905 год показал, какова должна быть внешняя политика русской революции. Несомненный факт, что после 17 октября 1905 г. в Вене и Праге начались массовые уличные волнения и стройка баррикад. После 1905 года наступил 1908 год в Турции, 1909 г. в Персии и 1910 год в Китае.

Наше положение таково, что революционная война нам может грозить, но не обязательно состоится, потому что английские империалисты едва ли смогут вести войну против нас, если вы к народам, окружающим всю Россию, обратитесь с вашим деловым примером.

Я позволю себе свою речь закончить краткой цитатой из этого письма, выражающего, как крестьянин понял нашу программу. Это письмо приведено в 59 № московской газеты нашей партии «Социал-Демократ» и перепечатано в № 68 «Правды»: «Нужно побольше напирать на буржуазию, чтобы она лопалась по всем швам. Тогда война кончится. Но если не так сильно будем напирать на буржуазию, то скверно будет»”.

— Вот так. Здорово!

Статья “О врагах народа”.

Недавно плехановское «Единство» (справедливо называемое даже эсеровским «Делом Народа» газетой, единой с либеральной буржуазией) вспомнило закон французской республики 1793 года о врагах народа.

Воспоминание очень своевременное.

Якобинцы 1793 года были представителями самого революционного класса XVIII века, городской и деревенской бедноты.

Якобинцы объявили врагами народа тех, кто «способствует замыслам объединенных тиранов, направленным против республики».

Пример якобинцев поучителен. Он и посейчас не устарел, только применять его надо к революционному классу XX века, к рабочим и полупролетариям. Враги народа для этого класса в XX веке — не монархи, а помещики и капиталисты, как класс.

Если бы власть перешла к «якобинцам» XX века, пролетариям и полупролетариям, они объявили бы врагами народа капиталистов, наживающих миллиарды на империалистской войне, то есть войне из-за дележа добычи и прибыли капиталистов”.

— Я вам приведу цитату Ленина из более позднего его произведения.

Богатые и жулики, это — две стороны одной медали, это — два главные разряда паразитов, вскормленных капитализмом, это — главные враги социализма, этих врагов надо взять под особый надзор всего населения, с ними надо расправляться, при малейшем нарушении ими правил и законов социалистического общества, беспощадно. Всякая слабость, всякие колебания, всякое сентиментальничанье в этом отношении было бы величайшим преступлением перед социализмом”.

Тот, кто думает, что прийти к социализму и нормальной жизни можно без беспощадной борьбы с врагами народа, глубоко ошибается. Как только прекратилась борьба с врагами народа, они взяли власть в СССР под лозунгом «народного государства».

Маленькая статья “Журавль в небе или синица в руки”.

Министр Пешехонов много говорил в своей речи прекрасных высоких вещей: и о том, «чтобы распределить то, что у нас есть, равномерно», и о том, что «сопротивление капиталистов, по-видимому, сломлено», и многое тому подобное.

Но точную цифру он привёл только одну. Точный факт в его речи указан лишь один, и посвящено ему шесть строк из восьми столбцов речи. Вот этот факт: гвозди отпускаются с заводов по 20 коп. фунт, а для населения доходят по 2 рубля фунт”.

— Ого-го!

— “Нельзя ли бы было, если «сопротивление капиталистов сломлено», провести закон об опубликовании: 1) всех гарантийных писем о ценах на поставки? 2) всех цен на поставки в казну вообще? 3) себестоимости поставляемых в казну продуктов? 4) нельзя ли дать возможность рабочим организациям проверять все этого рода факты?”

Статья “Запутавшиеся и запуганные”.

Атмосфера испуга и запуганности царит теперь в Питере, доходя до размеров прямо неслыханных.

Маленький случай иллюстрировал это прежде, чем создался большой случай с запрещённой демонстрацией, которую назначала на субботу наша партия.

Маленький случай был с захватом дачи Дурново…

Большой случай — с демонстрацией. ЦК нашей партии вместе с целым рядом других организаций, в том числе бюро профессиональных союзов, постановляет назначить мирную демонстрацию, шествие по улицам столицы. Во всякой конституционной стране устройство таких демонстраций — неоспоримейшее право граждан.

В уличной мирной демонстрации с лозунгом, между прочим, изменения конституции или изменения состава правительства никакое законодательство ни в одной свободной стране ничего противозаконного не видит.

Люди, запутавшиеся и запуганные, в том числе особенно большинство на съезде Советов, делают из-за этой демонстрации неслыханную «историю». Большинство съезда Советов принимает громовую, полную отчаянно-резких слов против нашей партии резолюцию против демонстрации и запрещение всяких, в том числе и мирных, демонстраций на три дня”.

— Советы показали свою буржуазную сущность.

— “Вот единственный политический мотив, ясно указанный в резолюции съезда Советов: «… Нам известно, что вашим (т. е. устраиваемым нашей партией) выступлением хотят воспользоваться притаившиеся контрреволюционеры…».

Это — крайне важное заявление съезда Советов. И приходится еще и еще раз подчеркнуть это фактическое заявление, выделяющееся своей фактичностью из потока бранных слов по нашему адресу. Какие меры принимает наше второе правительство против «притаившихся контрреволюционеров»? что именно «известно» этому правительству? как именно хотели контрреволюционеры воспользоваться тем или иным поводом?”

То есть советы — это всего лишь бутылка, а вино там может быть разное.

— Не всего лишь бутылка. Это такая бутылка, которая при правильной политике партии может быть использована для осуществления диктатуры пролетариата. Ленин никогда не говорил, что советы – это диктатура пролетариата. Советы – это организационная форма диктатуры пролетариата. Но для того, чтобы была такая организационная форма, сам пролетариат должен осуществлять диктатуру непосредственно, через партию и через советы. Если мы будем вспоминать контрреволюционное время, то вспомним, что “советы без коммунистов” — был лозунгом Ельцина.

Короткая статья “Загадка”.

Чем отличается обычное буржуазное правительство от необычного, революционного, за буржуазное себя не считающего?

Говорят, следующим: обычное буржуазное правительство может запрещать манифестации, лишь считаясь с конституцией и вводя сначала военное положение.

Необычное и почти социалистическое правительство может запрещать демонстрации без всяких условий и ссылаясь на «факты», известные только ему одному”.

Очень язвительно.

Далее. «Речь на заседании петербургского комитета РСДРП(б) 11 (24) июня 1917 г. по поводу отмены демонстрации».

Итог буржуазных революций: вначале вооружить пролетариат, потом обезоружить, чтобы он не пошёл дальше. Если понадобилось запрещение мирной демонстрации, то положение очень серьёзное.

Церетели, явившийся на съезд из недр Временного правительства, выразил ясное желание обезоружить рабочих. Он проявил дикое бешенство, он требовал, чтобы большевики были партией, стоящей вне рядов революционной демократии. Рабочие должны трезво учесть, что о мирной демонстрации теперь речи быть не может. Положение гораздо серьёзнее, чем мы предполагали. Мы шли на мирную демонстрацию, чтобы оказать максимум давления на решения съезда — это наше право, — а нас обвиняют, что мы устроили заговор, чтобы арестовать правительство.

Церетели говорит, что, кроме большевиков, контрреволюционеров нет”.

— Это и есть меньшевики.

— “Собрание, судившее нас, было организовано с особенной торжественностью из президиума съезда, из Исполнительного комитета Совета рабочих и солдатских депутатов в полном составе, из бюро фракций всех партий съезда, и на этом собрании они выболтали нам всю правду, они объявляют нам наступление.

Ответом со стороны пролетариата может быть максимум спокойствия, осторожности, выдержки, организованности и памятования, что мирные манифестации — это дело прошлого”.

Статья “На переломе”.

Русская революция на первом этапе своего развития передала власть империалистической буржуазии и создала наряду с этой властью Советы депутатов, большинство в которых принадлежало мелкобуржуазной демократии.

Социалистический пролетариат, стоящий на интернационалистской позиции во время империалистской войны, не может не быть в оппозиции ко всякой власти, которая эту войну ведёт, будет ли то власть монархическая, республиканская или власть «социалистов»-оборонцев.

Социалистический пролетариат и наша партия должны собрать всё своё хладнокровие, проявить максимум стойкости и бдительности: пусть грядущие Кавеньяки начинают первыми. А об их приходе наша партия предупредила ещё на своей конференции. Пролетариат Петрограда не даст им возможность сложить с себя ответственность. Он будет выжидать, копя свои силы и готовясь к отпору, когда эти господа решатся перейти от слов к делу”.

— Здесь революция была под угрозой разгрома.

Несколько статей по Украине. Первая так и называется — “Украина”.

Крах политики нового, коалиционного, Временного правительства вырисовывается все более и более рельефно. Изданный украинской Центральной радой и принятый 11 июня 1917 года Всеукраинским войсковым съездом «универсальный акт» об устроении Украины представляет собой прямое разоблачение этой политики и документальное свидетельство её краха.

«Не отделяясь от всей России, не разрываясь с российским государством, — гласит этот акт, — пусть украинский народ на своей земле имеет право сам распоряжаться своей жизнью… Все законы, которыми должен устанавливаться порядок здесь, на Украине, имеет право издавать только наше украинское собрание; те же законы, которыми будет устанавливаться порядок на протяжении всего Российского государства, должны издаваться всероссийским парламентом».

Это совершенно ясные слова. С полнейшей точностью заявлено в них, что в данное время украинский народ отделяться от России не хочет. Он требует автономии, ничуть не отрицая необходимости и верховной власти «всероссийского парламента». Ни один демократ, не говоря уже о социалисте, не решится отрицать полнейшей законности украинских требований. Ни один демократ не может также отрицать права Украины на свободное отделение от России: именно безоговорочное признание этого права одно лишь и дает возможность агитировать за вольный союз украинцев и великороссов, за добровольное соединение в одно государство двух народов.

Проклятый царизм превращал великороссов в палачей украинского народа, всячески вскармливал в нём ненависть к тем, кто запрещал даже украинским детям говорить и учиться на родном языке.

Мы не сторонники мелких государств. Мы за теснейший союз рабочих всех стран против капиталистов и «своих» и всех вообще стран. Но именно для того, чтобы этот союз был добровольным, русский рабочий, не доверяя ни в чём и ни на минуту ни буржуазии русской, ни буржуазии украинской, стоит сейчас за право отделения украинцев, не навязывая им своей дружбы, а завоевывая её отношением как к равному, как к союзнику и брату в борьбе за социализм”.

— Надо подчеркнуть, что именно отстаивание права на самоопределение вплоть до отделения позволило создать Советский Союз!

— “Эсеры и меньшевики, как правящие партии, потерпели поражение в украинском вопросе, ибо поддались контрреволюционным кадетским Кавеньякам”.

Ленин переиграл их правдой. А нынешнюю ситуацию мы все знаем.

— Нынешняя ситуация была обманом. За верховенство законов на своей территории первой проголосовала Россия. Затем Белоруссия, затем Украина. Буржуазия уничтожила Советский союз. Поэтому когда лидеры буржуазных государств сегодня: кто развалил Советский союз? Вы и развалили!

Статья “О необходимости основать союз сельских рабочих России”.

Перед заседающей теперь в Питере всероссийской конференцией профессиональных союзов должен быть поставлен один чрезвычайной важности вопрос. Это вопрос об основании всероссийского союза сельских рабочих.

Все классы России организуются. Более всех эксплуатируемый, беднее всех живущий, наиболее раздробленный и задавленный, класс сельскохозяйственных наемных рабочих России как бы забыт.

Трудности организации сельских рабочих огромны — это очевидно, и опыт всех капиталистических стран подтверждает это.

Именно более опытные, более развитые, более сознательные представители пролетариата, собравшиеся теперь на конференцию, могут и должны кликнуть клич по адресу сельских рабочих, позвать их к себе, в ряды самостоятельно организующихся пролетариев, в ряды их профессиональных союзов”.

— Прозорливая статья. Как показали дальнейшие события, большую часть в советах со временем захватили кулаки. Чтобы выйти из этой ситуации, пришлось отдельно создавать комитеты бедняков, советы батраков. Необходимо было бороться с засильем кулачества.

— “Только собственный опыт таких союзов поможет найти верный путь для дальнейшего развития дела. Первой задачей каждого такого союза должно быть улучшение положения тех, кто продаёт свою рабочую силу в сельскохозяйственные предприятия, завоевание более высокой платы, лучших условий помещения, питания и т. д.”

— Если большевистская партия не найдёт опоры в селе среди сельскохозяйственных рабочих, она там не выиграет.

— “Основное правило, первая заповедь всякого профессионального движения: не полагайся на «государство», полагайся только на силу своего класса. Государство есть организация господствующего класса.

   Задачей профессионального союза сельских рабочих должно быть поставлено поэтому сразу — не только борьба за улучшение положения рабочих вообще, но и в особенности отстаивание их интересов как класса при предстоящем великом земельном преобразовании”.

— Это положение верно для всего времени существования социализма. Трудящиеся не должны полагаться на государство. Они должны полагаться на интересы своего класса, заставлять государство подчиняться своим интересам.

Статья “Как прячут прибыли господа капиталисты”. Здесь Ленин показывает на примере конкретного банка, как прячут реальную прибыль. Интересная статья, всем рекомендую. Я зачитаю только финал.

Итог: прибыль показана в размере 13 миллионов рублей, а на деле она, вероятно, от 19 до 24 миллионов — до 80% на основной капитал, составляющий 30 млн. руб.

   Не ясно ли, что правительственные угрозы капиталистам, правительственные обещания рабочим, правительственные проекты и законы о взимании 90% прибыли с крупнейших капиталистов — пустышка и ничего более, как пустышка, пока не отменена коммерческая и банковая тайна?

Следующая статья “Кризис надвигается, разруха растёт”.

Приходится бить в набат ежедневно. Нас упрекали всякие глупые людишки в том, что мы «торопимся» с передачей всей государственной власти в руки Советов солдатских, рабочих и крестьянских депутатов, что «умереннее и аккуратнее» было бы чинно «подождать» чинного Учредительного собрания.

Теперь даже наиболее глупые из этих мелкобуржуазных глупцов могут видеть, что жизнь не ждёт, что «торопимся» не мы, торопится разруха.

Не пора ли понять всё же, гг., что партии эсеров и меньшевиков, как партии, ответят перед народом за катастрофу?”

Заключительная статья “Вся власть советам!”

«Гони природу в дверь — она влетит в окно…» Как видно, эту простую истину приходится ещё и ещё раз на собственном опыте «проходить» правящим партиям эсеров и меньшевиков.

Демократия есть господство большинства.

Как же можно противиться передаче всей власти в государстве в руки этих Советов? Это означает не что иное, как отречение от демократии!

На каждом шагу, ежедневно и даже ежечасно от имени авторитетнейших государственных учреждений и съездов апеллируют к революционности народа и к его демократизму, а в то же время и общая политика правительства и специально его внешняя политика и в особенности его экономическая политика, — всё это представляет собой отступление от революционности и нарушение демократизма.

Так пройти подобная вещь не может.

Толчками и скачками дело все же идет к тому, что давно провозглашенный нашей партией переход власти к Советам будет осуществлён”.

5 июля по новому стилю. Газета “Правда”.

— 5 июля.

Предлагаю назвать этот выпуск “Есть такая партия”.

— Партия давно уже есть.

Но Ленин сказал эти слова.

— Я думаю, лучше назвать: “Большевики должны взять власть”.

Почему?

— Потому что это выражает движение. А “есть такая партия” выражает некое стояние.

Может тогда “Большевики должны взять власть в советах”?

— Они должны взять власть в России! А советы они организовывают для того, чтобы рабочий класс имел власть в России.

Хорошо, убедили! “Большевики должны взять власть”. Спасибо, Михаил Васильевич!

— Вам спасибо!

ru_RUРусский
lvLatviešu valoda ru_RUРусский