Марат Удовиченко и Михаил Попов. Обсуждение шестнадцатого тома Полного собрания сочинений В.И.Ленина

 

АГРАРНАЯ ПРОГРАММА КАК ИДЕЙНАЯ ОСНОВА БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ

— Здравствуйте!

Здравствуйте, Михаил Васильевич!

— Я думаю, сегодня Вы расскажете, что прочитали ещё один том.

Да, шестнадцатый.

— Вы таким образом доказываете, что если читать по одному тому в неделю, то менее чем за год можно прочитать Полное собрание сочинений Ленина. И не только прочитать, но я вижу, Вы делаете пометки, прямо как Маркс. Он говорил: книги — мои рабы. Иначе это как войти в лес: много интересных мест вы видите, но когда из леса выйдете, то всё забывается.

Интересный том. Июнь 1907 — март 1908 года. Первый материал “Против бойкота”.

Недавно состоявшийся учительский съезд, на котором большинство было под влиянием социалистов-революционеров, принял при непосредственном участии видного представителя партии с.-р. резолюцию о бойкоте III Думы. Учителя с.-д. вместе с представителем РСДРП воздержались от голосования, считая необходимым решать подобный вопрос на партийном съезде или конференции, а не в беспартийном, профессионально-политическом союзе…

   Вопрос о бойкоте III Думы выходит таким образом на сцену, как очередной вопрос революционной тактики”.

Социалисты-революционеры предлагают бойкотировать Думу.

Аргументация построена так, как будто из ультрареакционности III Думы вытекала сама собой необходимость и законность такого средства борьбы или такого лозунга, как бойкот. Для всякого социал-демократа негодность такого рассуждения бьёт в глаза, ибо здесь отсутствует совершенно разбор исторических условий применимости бойкота”.

— Буржуазное парламентское учреждение позволяет гражданам один раз в пять лет решить, кто будет представлять и подавлять его ближайшие пять лет. Ленин тем не менее говорит, что не обязательно надо бойкотировать. Ваш бойкот могут и не заметить. Кроме того, бойкот представляет собой вид протестного движения. Он неосмысленный, просто “против”. А что у вас есть вместо этого? Пока ничего. Поэтому надо использовать то, что есть для пропаганды своих идей.

   Сейчас это кажется неактуальным, потому что у всех тяга непременно во всех выборах участвовать. Более того, за участие в выборах государство приплачивает партиям, которые прошли в думу, по 150 рублей за каждый голос. То есть это такая форма бизнеса. А если партия не участвует в выборах, то может быть лишена регистрации. Поэтому партии стараются выполнять все нормы, а с ними связаны серьёзные финансовые траты.

— “Социал-демократ, стоя на почве марксизма, выводит бойкот не из степени реакционности того или иного учреждения, а из наличности тех особых условий борьбы, при которых, как показал уже теперь опыт и русской революции, применимо своеобразное средство, называемое бойкотом”.

   Также тут я себе пометил мысль Ленина, которую считаю хорошим определением бойкота: Всякий бойкот есть борьба не на почве данного учреждения, а против возникновения или, говоря несколько шире, против реализации данного учреждения”.

Много было тогда споров — бойкотировать или нет.

— Вот как бойкотировать транспорт? Идти пешком?

Ленин сначала даёт исторический обзор предыдущих Дум и объясняет почему какие-то бойкотировались, а какие-то нет.

Два обстоятельства сразу выдвигаются, при рассмотрении этого вопроса, на первый план. Во-первых, бойкот булыгинской Думы был борьбой против перехода (хотя бы временного) нашей революции на путь монархической конституции. Во-вторых, этот бойкот происходил в обстановке самого широкого, всеобщего, сильного, быстрого революционного подъёма”.

   Я так понял, что булыгинская дума была средством борьбы царизма против буржуазной революции.

— С помощью этой думы они хотели загасить огонь революционного движения в России.

Идти в эту Думу означало участвовать в погашении революции.

Бесспорно, что марксист должен использовать представительные учреждения. Вытекает ли отсюда, что марксист не может стоять при известных условиях за борьбу не на почве данного учреждения, а против введения его в жизнь? Нет, не вытекает, ибо это общее рассуждение относится только к тем случаям, когда для борьбы против возникновения подобного учреждения нет места. Спорность же вопроса о бойкоте в том и состоит, есть ли место для борьбы против самого возникновения подобных учреждений”.

   И это ещё один аргумент в пользу бойкотирования той Думы. Тогда были силы бойкотировать. Кроме того, стоял выбор пути развития революции.

Лозунг бойкота булыгинской Думы и был лозунгом борьбы за путь непосредственно-революционной борьбы против пути конституционно-монархического”.

Старая ли власть созовёт первое в России представительное учреждение и таким образом на известное время (может быть, на очень короткое, может быть, на сравнительно продолжительное время) переведёт революцию на монархически-конституционный путь, или народ прямым натиском сметёт, — на худой конец: пошатнёт, — старую власть, лишит ее возможности перевести революцию на монархически-конституционный путь и обеспечит (опять-таки на более или менее продолжительное время) путь непосредственной революционной борьбы масс?.. Проповедь активного бойкота социал-демократией и была формой постановки этого вопроса, формой сознательной постановки его партией пролетариата, лозунгом борьбы за выбор пути для борьбы”.

   После этого была виттевская Дума.Лозунг бойкота виттевской Думы был лозунгом борьбы за сосредоточение и обобщение этих восстаний.

«…объективной подкладкой бойкота была поставленная историей на очередь дня борьба за форму ближайшего пути развития, борьба за то, старой ли власти или новой, самочинной народной власти достанется созыв первого в России представительного собрания”.

   Интересны и рассуждения Ленина о том, зигзагами идти или прямо. Меньшевики говорили об извилистости пути революции, а большевиков упрекали за излишнюю прямолинейность.

Через всю меньшевистскую литературу, особенно 1905 года (до октября), красной нитью проходит обвинение большевиков в «прямолинейности», назидания по их адресу насчет того, что надо считаться с зигзагообразным путём, которым идет история.

Волга течёт в Каспийское море, — рассуждения, засоряющего разжёвыванием бесспорного суть того, что спорно”.

Далее интересно о компромиссах: Марксизм не зарекается от компромиссов, марксизм считает необходимым использование их, но это нисколько не исключает того, что марксизм в качестве живой и действующей исторической силы со всей энергией борется против компромиссов. Кто не умеет усвоить себе этого, якобы, противоречия, тот не знает азбуки марксизма”.

— Компромисс это не линия. Это частичная уступка в связи с недостаточными силами пройти по прямой линии.

Энгельс о компромиссах: “Не в том дело, — сказал он, — чтобы зарекаться от использования компромиссов, на которые осуждают нас обстоятельства. Дело в том, чтобы ясно сознавать истинные революционные цели пролетариата и уметь преследовать их через все и всякие обстоятельства, зигзаги и компромиссы”.

Далее Ленин продолжает исследовать вопрос о бойкотах.

…В чём же критерий того, что были тогда налицо эти особые исторические условия? В чем главный признак той особенности в объективном положении дел, которая делала простой, прямой и ясный лозунг не фразой, а единственно соответствующим действительной борьбе лозунгом?

Нам нужно теперь определить такие признаки явления, которые могли бы помочь разобраться в положении дел до борьбы, ибо мы хотим применить уроки исторического опыта к III Думе. Мы указали уже выше, что условием успеха бойкота в 1905 г. был самый широкий, всеобщий, сильный и быстрый революционный подъём. Надо рассмотреть теперь, во-первых, в какой связи стоит особенно сильный подъем борьбы с бойкотом, а, во-вторых, каковы характерные черты и отличительные признаки особенно сильного подъёма”.

   Далее он показывает, что есть прямая связь между бойкотом и революционным подъёмом. А на текущий момент признаков подъёма не находится.

— Точнее, находит, что их нет. Надо это иметь в виду и соответственно действовать.

Следующий аргумент: Связь бойкота с особыми историческими условиями известного периода русской революции должна быть рассмотрена ещё с одной стороны.

в центре всей бойкотистской агитации стояла борьба с конституционными иллюзиями. Эта борьба была, поистине, живой душой бойкота. Припомните речи бойкотистов и всю их агитацию, взгляните на главнейшие резолюции бойкотистов, и вы убедитесь в правильности такого положения”.

   Не будет ли так, что бойкотирование выборов станет иллюзией борьбы?

— Есть такой анекдот: спрашивают у Дзержинского: “Как человек с большим революционным опытом, скажите, как надо конспирироваться?” А Дзержинский отвечает: “Надо ничего не делать, и тогда никто не узнает, что вы революционер!”

   Так и здесь. Бойкотировать — это, по сути, ничего не делать. Никуда не ходить, ни в чём не участвовать. Лежать на диване, как Обломов. Из этого не следует, что надо всегда выходить туда, куда тебя зовут. Надо понимать, что есть такие организации и органы, в том числе и в буржуазном государстве, которые надо использовать, если есть на то силы.

Далее Ленин говорит о меньшевиках: Меньшевикам никогда не дано было понять эту сторону бойкота. Им всегда казалось, что борьба с конституционными иллюзиями в эпоху зарождающегося конституционализма есть нелепость, бессмыслица, «анархизм»

   На первый взгляд, позиция меньшевиков в этом вопросе действительно может показаться столь же непререкаемой, как позиция человека, самодовольно поучающего своих ближних, что лошади кушают овёс. В эпоху нарождающегося конституционализма провозглашать борьбу с конституционными иллюзиями! Разве это не анархизм? Разве это не сапоги всмятку?

   Это можно понять, если человек в какой-то мере овладел диалектикой.

Это — образчик нарушения метода диалектического материализма людьми, которые, подобно Плеханову, с наибольшим пафосом об этом методе говорили.

Сумеете ли вы извлечь пользу из этой истины в вопросе о том, к какому конституционализму должна вести рабочая партия страну в эпоху буржуазной революции? в вопросе о том, как именно должна бороться рабочая партия за определённый (и именно республиканский) конституционализм в известные периоды революции? Нет. Излюбленная Аксельродом и Плехановым истина так же мало просветит вас насчёт этих вопросов, как мало убеждения в том, что лошади кушают овес, для выбора подходящей лошади и уменья на ней ездить”.

   То есть Ленин даёт совет для людей, не знакомых с диалектикой. Как отличить диалектическую истину от истины формальной.

— Ленин говорил, что диалектическая истина всегда конкретна. Необходимо брать конкретные исторические условия и смотреть процессы в их развитии, а не подходить с заранее приготовленной меркой к любому моменту исторического развития. Надо каждый раз думать головой, как разрешить то или иное противоречие в том состоянии, в котором оно сейчас находится. Поэтому Ленин всегда изучал текущие процессы и искал тот вариант действий, который нужен именно сейчас, а не вообще на все времена.

Следующая иллюзия: Бойкот выборов есть отстранение от парламентаризма, есть нечто такое, что не может не казаться пассивным отказом, воздержанием, уклонением”.

   Ленин показывает, что эту иллюзию часто используют как приманку для манипулирования общественным мнением.

— Но всё же в целом буржуазный парламентаризм есть шаг вперёд по отношению к монархии, некая ступенька на пути движения к социалистической революции. Прежде чем становиться или не становиться на эту ступеньку, надо изучить, в каком положении на данный момент находится рабочее движение, на подъёме или нет. Парламентская трибуна позволяет, не прибегая к эзопову языку, доносить до масс революционные идеи, прямо и открыто.

В детстве я полагал Сизифа большим молодцом, потому что он несмотря ни на что шёл до конца. А теперь  благодаря Ленину я понимаю, что Сизиф просто дурак.

— У его труда нет конца.

Да, и он просто глуп. Ленин говорит, что “идти до конца” это значит использовать все возможности. И если мы видим, что все возможности исчерпаны, зачем на это тратить время? Поэтому если Сизиф исчерпал все возможности, надо было бросить этот булыжник и заняться чем-то другим. Но ему это не приходило в голову, Ленина он не читал.

   Далее ещё один аргумент, почему не нужно бойкотировать.

Теперь мы стоим в периоде такой паузы революции, когда целый ряд призывов систематически оказывался не встречающим отклика в массах…

   Ни тот, ни другой призыв не встретил никакого массового отклика. Если самые яркие и непосредственные проявления реакционного натиска на революцию — разгоны двух Дум и государственный переворот — не вызвали подъёма в данное время, то где основания для немедленного повторения призыва в форме провозглашения бойкота?”

   Благодаря высказываниям первых лиц государства, лидеров общественного мнения, попам и прочим говорунам в мозг людей крепко въелась мысль о том, путь революционный — какой-то ненормальный. Дескать, нужна эволюция, а не революция.

— Почему тогда столько “цветных революций” происходит? Причём, не народ их делает, не рабочий класс, а как раз представители правящего класса. “Революции” роз, тюльпанов и других цветов. Полностью искажается понятие революции. То есть они же противники революций? Взять и исказить, затрепать понятия, чтобы люди не понимали, где революция, а где контрреволюция. Или государственный переворот, который не меняет соотношение классов, а ставит наверх более реакционные силы того же класса.

   Вот такую “ласковую” революцию хотели сделать в Белоруссии. Ходили толпы туда-сюда, не очень большие по сравнению с населением страны, но так, как укажет заграничный хозяин. Местные их лидеры это просто ничтожества.

Благодаря термину “оранжевая революция” они дискредитировали само понятие революции.

— Они запустили его в оборот, понятие революция стало носить даже для буржуазии в целом положительный характер. Они боролись с революцией, но ничего не получалось, и тогда они решили девальвировать само понятие. Они называют революцией теперь любое движение, особенно реакционное.

— “Марксизм отличается от всех других социалистических теорий замечательным соединением полной научной трезвости в анализе объективного положения вещей и объективного хода эволюции с самым решительным признанием значения революционной энергии, революционного творчества, революционной инициативы масс, — а также, конечно, отдельных личностей, групп, организаций, партий, умеющих нащупать и реализовать связь с теми или иными классами. Высокая оценка революционных периодов в развитии человечества вытекает из всей совокупности исторических взглядов Маркса: именно в такие периоды разрешаются те многочисленные противоречия, которые медленно накапливаются периодами так называемого мирного развития”.

— Сейчас в России столько всяких групп, говорящих голов, которые маскируются. Ни с какими партиями они не связаны. Левые, левоватые и прочие, а с какими классами они связаны?

С деньгами они связаны.

— А деньги — это буржуазия. Большинство из них связаны с буржуазией, которая платит деньги. А называть себя можно как угодно: красные, розовые, бирюзовые и так далее.

Правильно ли я понял, что развитие происходит по схеме: в мирный период накапливаются противоречия, а во время революции идёт переход на новый уровень развития и снятие этих противоречий?

— Разрешение противоречий.

Да, разрешение. Как у нас сейчас.

— Но гниение — тоже способ разрешения противоречий. Все наши противоречия исчезнут с прекращением жизни. А есть революционное разрешение противоречий. Сторона, представляющая прогресс, решительным образом разделывается со стороной, представляющей собой реакцию.

Всё-таки большевики не очень решительно разделались с той стороной. Осталось очень много всякой бандеровщины.

— Большевики разделались решительно, но не будем забывать, что классовая борьба не прекращается. И никакие меры, применённые победившим классом, не могут полностью искоренить сопротивление со стороны класса противоположного. Особенно если в экономике есть для этого почва. Даже при социализме некоторые работники думают больше о том, как улучшить своё личное положение, а не благосостояние всего общества.

— “В отличие от теоретиков либеральной буржуазии, именно в таких периодах видел Маркс не уклонения от «нормального» пути, не проявления «социальной болезни», не печальные результаты крайностей и ошибок, а самые жизненные, самые важные, существенные, решающие моменты в истории человеческих обществ”.

— Поэтому классики и говорили, что революции — локомотивы истории.

Далее про традиции. Бойкот принадлежит к одной из лучших революционных традиций самого богатого событиями, самого героического периода русской революции. Мы сказали выше, что одна из наших задач — заботливо оберегать эти традиции вообще, культивировать их, очищать от либеральных (и оппортунистических) паразитов”.

   Далее он объясняет, что оберегать — не значит положить на полку. Надо провести марксистский анализ.

— Годится это оружие на данный момент или нет? И если годится — использовать. А если нет, то готовить его для использования в нужный момент.

— “Задача реакции — вытравить эти традиции, представить революцию, как «стихию безумия» — струвенский перевод немецкого «das tolle Jahr» («безумный год» — выражение немецких полицейски-буржуазных историков, даже шире: немецкой профессорски-университетской историографии о 1848 годе). Задача реакции — заставить население забыть те формы борьбы, формы организации, те идеи, те лозунги, которые в таком богатстве и разнообразии рождала революционная эпоха. Как тупые хвалители английского мещанства, Веббы стараются представить чартизм, революционную эпоху английского рабочего движения, простым ребячеством, «грехом молодости», наивничанием, не заслуживающим серьезного внимания, случайным и ненормальным уклонением, так и немецкие буржуазные историки третируют 1848 год в Германии”.

  У нас то же самое было. И сейчас происходит.

— В мирное нереволюционное время поиском форм борьбы занимаются вожди, организаторы, а в революционную эпоху наоборот — вожди и организаторы обобщают опыт действий и социальных изобретений, которые осуществляет народ. Если они умеют это аккумулировать, то они настоящие вожди. Как Ленин взял на вооружение открытие Советов ивановскими рабочими.

— “Тот же Маркс, который так высоко ценил революционные традиции и неумолимо бичевал ренегатское или филистерское отношение к ним, требовал в то же время уменья мыслить от революционеров, уменья анализировать условия применения старых приемов борьбы, а не простого повторения известных лозунгов”.

— То есть течение общественной жизни надо брать таким, какое оно есть. Где оно замедляется, а где ускоряется.

Иногда люди удивляются, как Ленин находил правильные действия в нужный момент. Дело в том, что он рассматривал течение истории, как непрерывный и противоречивый процесс. Развитие вообще противоречиво, это борьба противоположных тенденций. И свои действия необходимо сочетать с той ситуацией, которая складывается на данный момент. Необходимо поддерживать тенденцию прогрессивную и тормозить реакционную. Но каждый раз надо видеть соотношение, поэтому готовых рецептов нет. Все попытки сделать схемы, модели, подходящие под все случаи, ничего общего с марксизмом не имеют.

В финале статьи Ленин говорит: “Не увлечение первым «парламентом» составляет характерную черту момента, не вера в Думу, а неверие в подъём.

   Надо сначала позаботиться о том, чтобы на деле была доказана сила этого подъёма, а потом мы успеем всегда двинуть лозунг, косвенно выражающий эту силу”.

— А лозунг – это не истина на все времена, а призыв к немедленному действию. Для этого надо выяснить, какое действие сейчас прогрессивно. В реакционное время открыто пропагандировать революционные идеи хорошо в Думе. А если время революционное, а вы поддерживаете те институты, которые могут быть разрушены, ликвидированы, то вы делаете ошибку.

Следующая статья “Памяти графа Гейдена”. Кое-что процитирую из неё.

Господа «порядочные люди» российской просвещенной демократии! Вы отупляете русский народ и заражаете его миазмами низкопоклонства и холопства во сто раз более, чем пресловутые черносотенцы, Пуришкевич, Крушеван, Дубровин, с которыми вы ведёте такую усердную, такую либеральную, такую дешевенькую, такую выгодную и безопасную для вас войну”.

— В этой статье Ленин отмечает три вида рабов. Один вид просто влачит своё жалкое существование. Второй восхищается своим хозяином – это холоп, хам. А третий вид — раб, который уже борется против рабства. Поэтому он уже не раб, он революционер!

Материал “Заметки публициста”. Тут интересно про ренегатство. Что нужно сделать, чтобы стать ренегатом?

  1. Покинуть агитационную точку зрения.
  2. Отказаться от «придумывания» решительных лозунгов.
  3. Перестать откалывать недостаточно революционные элементы.
  4. Отказаться от «форсирования» движения заведомого революционного меньшинства.

Я готов был бы дать премию тому, кто сумел бы составить более ясную и более точную программу самого полного и самого гнусного ренегатства”.

— Ренегатство — это отступничество. Вот тут у Ленина и перечислено, от чего пытаются отступить. Отступничество от марксистской линии. Например, про Хрущёва мы точно можем сказать: это ренегат.

Здесь Ленин говорит об исторической роли кадета: буржуазный интеллигент, помогающий помещику удовлетворить мужика нищенской реформой. И в конце резюме: Мы должны неустанно разъяснять пролетариату теоретические истины, касающиеся сущности классовых интересов буржуазии и мелкой буржуазии в капиталистическом обществе”.

— Видите, тут Ленин ставит буржуазию и мелкую буржуазию через “и”. Некоторые товарищи сегодня полагают, что мелкая буржуазия это маленький буржуй. Нет, мелкая буржуазия это трудящиеся, которые не являются наёмными у какого-то капиталиста, а работают своими средствами производства, но на рынок. То есть им важно не то, что они делают, а что они за это будут иметь. Цель их труда — стоимость, а не потребительная стоимость. Поэтому они нередко говорят о своём продукте: “Сам бы ел, да деньги надо”. Постепенно они к этому привыкают, и не едят то, что продают. У нас сегодня на рынке очень много продуктов, которые соответствуют техническим характеристикам, но есть их не надо.

Материал “Международный социалистический конгресс в Штутгарте“.

Сплочение социализма в одну международную силу выражается особенно ярко в этом увеличении числа вопросов, требующих одинакового принципиального решения в разных странах”.

   Ленин анализирует резолюции, принятые конгрессом. Первая — по поводу осуждения колониальной политики, которая, с его точки зрения, была принята в не совсем точной формулировке.

В проект резолюции вставлена была фраза, что конгресс не осуждает в принципе всякой колониальной политики, которая при социалистическом режиме может сыграть цивилизаторскую роль”.

— Ленин писал, что не может быть свободен народ, угнетающий другие народы.

— “Буржуазия вводит фактически рабство в колониях, подвергает туземцев неслыханным издевательствам и насилиям, «цивилизуя» их распространением водки и сифилиса. И при таком положении вещей социалисты будут говорить уклончивые фразы о возможности принципиального признания колониальной политики!”

— Мы-то знаем, что в 1914 году состоялось предательство лидерами социалистических партий, за небольшим исключением. Ленин на дальних подступах уже видит, где у них трещина, причём,  явно не социалистическая. То есть внесение буржуазных позиций в социалистические резолюции.

— “Во-первых, особенно наглядно разоблачил здесь себя социалистический оппортунизм, пасующий перед буржуазным обольщением. Во-вторых, здесь сказалась одна отрицательная черта европейского рабочего движения, способная принести немало вреда делу пролетариата и заслуживающая поэтому серьезного внимания”.

   И вот интересный момент.

Класс неимущих, но не трудящихся, не способен ниспровергнуть эксплуататоров. Только содержащий все общество класс пролетариев в силах произвести социальную революцию”.

   В западных странах среди пролетариев стала появляться прослойка, которая хорошо себя чувствовала, благодаря тому, что страна эксплуатирует другие народы.

— Они паразиты, живут за счёт трудящихся других стран.

Ленин вводит здесь понятие “рабочая аристократия”.

— Аристократизм — это понятие феодальное. А тут аристократические привилегии буржуазия даёт рабочим. Откуда такая щедрость? Забирают у рабочих других стран и частично добавляют своим рабочим, чтобы они тут не делали революцию. Ленин дальше введёт понятие labor lieutenants of the capitalist class, то есть рабочие приказчики класса буржуазии.

Сейчас много примеров, когда рабочая элита компании находится во Франции или Германии, а вредное производство где-нибудь в Новой Зеландии.

— И в России. Что делают, скажем, автомобильные заводы? Сюда прибывают сложные узлы машин, которые собраны квалифицированными иностранными работниками, а здесь надо сварить, скрепить, словом, грязная, тяжёлая, монотонная работа.

— “При таких условиях создается в известных странах материальная, экономическая основа заражения пролетариата той или другой страны колониальным шовинизмом”.

— Маркс и Энгельс в своё время говорили, что революция возможна сразу в нескольких передовых странах. А Ленин уже на основе анализа империализма говорит, что какая же здесь может быть революция, если рабочие получают часть доходов от ограбления трудящихся других стран?

Вторая резолюция, которую Ленин разбирает.

Вопрос о женском избирательном праве почти не вызвал споров на конгрессе. Нашлась только одна англичанка из крайне оппортунистического английского «Фабианского общества», которая попробовала защищать допустимость социалистической борьбы за ограниченное избирательное право женщин, т. е. не всеобщее, а цензовое. Фабианка осталась совсем одинокой. Подкладка ее взглядов — простая: английские буржуазные дамы надеются получить для себя избирательные права, не распространяя их на женский пролетариат”.

   Третья – Лондонская резолюция РСДРП о профессиональных союзах.

Заметим, что принцип нейтральности обнаружил свои вредные стороны в Штутгарте тем, что половина немецкой делегации, представители профессиональных союзов, стояла всего решительнее на оппортунистической точке зрения”.

— Единое целое — это класс. Рабочий класс. И в этом едином целом есть авангард класса. Это не те люди, которые борются просто за прибавку к зарплате. Это те люди, которые выражают коренные интересы класса и организованно борются за внесение понимания этого интереса в сам класс. А профсоюзы — это широкие организации, они борются за зарплату, другие условия, поэтому нельзя эти понятия противопоставлять.

Есть голова, а есть ноги.

— Да, и не надо противопоставлять. Вы же не собираетесь только ногами обойтись, без рук? Это инвалид. И хотя есть голова, но всё равно без рук будет сложно. Важно единство профсоюзов и партии.

Четвёртая резолюция, которую анализирует Ленин — об эмиграции и иммиграции. “В комиссии и здесь была попытка защищать узкоцеховые взгляды, провести запрещение иммиграции рабочих из отсталых стран (кули — из Китая и т. п.). Это — тот же дух аристократизма среди пролетариев некоторых «цивилизованных» стран”.

— Да, а на самом деле это дух холуйства перед буржуазией своих стран. Вместо того, чтобы с ней бороться, они выступают против рабочих других стран, которые приезжают и снижают тем самым цену рабочей силы.

То есть это уже началось и тогда.

— Да.

И пятая резолюция по вопросу об антимилитаризме.

…Стоит выбор средств борьбы, причём эта борьба должна состоять не в одной замене войны миром, а в замене капитализма социализмом. Не в том суть, чтобы помешать только возникновению войны, а в том, чтобы использовать порождаемый войной кризис для ускорения свержения буржуазии”.

— Далее Ленин развивает эту мысль. Если война предполагает вооружение всего народа, то после того, как он вооружён, необходимо повернуть это оружие против своих эксплуататоров. А не против своих эксплуатируемых собратьев, которые находятся в таком же положении.

Следующий материал — предисловие к сборнику “За 12 лет”. Здесь я для себя отметил про кружки: Борьба кружков представляет из себя явление, возможное только при очень еще юном, незрелом состоянии рабочего движения в данной стране”. Правильно я понимаю, что сейчас у нас такие блогерские кружки возникают и борются между собой?

— Давайте, дескать, не будем создавать партию, не будем в ней работать, как будто не было никакого опыта у нас в стране. Поэтому Красный университет Фонда Рабочей Академии и Ленинградского интернет-телевидения резко выделяется среди этих кружков. Требуется знать серьёзные вещи, проверять эти знания на зачётах и экзаменах. Эта деятельность связана и с деятельностью партии. Хотя никто никого в Красном университете в Рабочую партию России не загоняет, даже наоборот, в партию не могут войти люди, не прошедшие обучение в Красном университете. Иначе они не способны быть авангардом рабочего класса.

Далее Ленин расписывает, как кружки образовались и как развивались, как приходилось создавать кружки за границей и как они потом вошли в конфликт с российскими.

Кружковщина сделала свое дело и теперь, конечно, пережила себя. Но она пережила себя потому и только потому, что борьба кружков самым острым образом поставила краеугольные вопросы социал-демократии, решила их в непримиримом революционном духе и создала тем прочную базу для широкой партийной работы”.

— Кто такие блогеры? Это индивидуалисты.

Можно это считать самым-самым началом кружков?

— Нет. Это реакционный способ решения современных проблем.

Ну, если людям надо самим попробовать, пройти личную эволюцию…

— Вот для этого изучают теорию, чтобы люди учились на чужих ошибках. А если все будут учиться на своих, это будет тянуться столетиями и тысячелетиями!

Ещё в этой статье Ленин даёт взаимосвязь легального марксизма, экономизма и меньшевизма.

Бросая общий взгляд на борьбу двух течений в русском марксизме и в русской социал-демократии за 12 лет (1895—1907), нельзя не прийти к выводу, что «легальный марксизм», «экономизм» и «меньшевизм» представляют из себя различные формы проявления одной и той же исторической тенденции. «Легальный марксизм» г. Струве (1894) и ему подобных был отражением марксизма в буржуазной литературе. «Экономизм», как особое направление социал-демократической работы в 1897 и следующих годах, фактически осуществил программу буржуазно-либерального «Credo»: рабочим — экономическая, либералам — политическая борьба. Меньшевизм — не только литературное течение, не только направление с.-д. работы, а сплоченная фракция, которая провела в течение первого периода русской революции (1905—1907 годы) особую политику, на деле подчинявшую пролетариат буржуазному либерализму”.

— Меньшевизм присутствует в партии как фракция. Поэтому надо от этой фракции освободиться. И учитывать, что как бы вы ни освобождались, оппортунизм и ревизионизм всё равно присутствует, поэтому дальнейшее изучение этого вопроса показывает что в каждой рабочей партии есть пролетарски-революционное ядро и интеллигентски-оппортунистическое крыло. И если люди этого не видят, они полуслепые.

Либо увидят, когда будет уже поздно.

— Надо вовремя это видеть, и тогда революционное ядро останется революционным ядром. И партия останется революционной. Если же не будет постоянной борьбы, то партия быстро заражается оппортунизмом и перестаёт быть революционной. Так КПСС перестала быть партией рабочего класса.

Следующий блок материалов “Конференция Санкт-Петербургской организации РСДРП”. И первая статья — “Доклад о III Государственной Думе”.

Чтобы не повторять ошибки, сделанной с.-д. во II Думе, с.-д. фракция должна немедленно предложить левым и только левым (т. е. способным к борьбе против кадетов) депутатам Думы образовать информационное бюро, ничем не связывающее его участников, но дающее рабочим депутатам возможность систематически влиять на демократию в духе с.-д. политики”.

  Вот почему не нужен бойкот, а лучше использовать думскую трибуну для пропаганды своих взглядов.

— Попробуйте в царское время достучаться до широких масс! Телевидения нет, интернета нет, социал-демократические газеты запрещаются… И если есть возможность через думские СМИ широко распространять свои идеи, то как же это можно не использовать?

Далее статья “III Дума”. Ленин её характеризует, как преступление против народа. Но Ленин не был бы Лениным, если бы не проанализировал состав и не нашёл, как можно бороться и в таких условиях. Состав такой: примерно 7% — крайне левые, 23% — кадетский центр; 25,1% — правый (октябристский) центр и 40% — правые. Беспартийных 4%. Ни одна из этих групп, взятая в отдельности, не представляет собою абсолютного большинства.

Дело в том, что у нас, как и во всякой стране с самодержавным или полусамодержавным режимом, существует собственно два правительства: одно официальное — кабинет министров, другое закулисное — придворная камарилья”. То есть наверху тоже единства не было.

— Как это не было? Царь! Самодержавие. Мощным является то правительство, которое решает вопросы.

Ну, там всегда плелись какие-то свои интриги.

— Вот сейчас возьмём. У нас, конечно, нет царского правительства, есть администрация президента. Как Вы думаете, вопросы, которые выносятся в Думу, прежде не обсуждаются в администрации президента?

Обсуждаются. Это понятно.

— Когда вы рассматриваете устройство государства, надо его рассматривать в целом. Есть парламентские республики, есть президентские, есть монархические. У нас тогда какое было государство?

Монархическое в переходном периоде.

— Да, но они особо далеко от феодализма не ушли. Значит, феодальный класс в лице царя и его окружения все вопросы и решали. А остальные (за исключением небольшого количества социал-демократов) — полутакие, полусякие — сидели в уютных креслах и транслировали то, что идёт сверху.

Как уже выше говорилось, большинства в Думе ни у кого не было, но можно былоблокироваться в общих интересах.

Так составляется черносотенно-октябристское большинство в III Государственной думе: оно доходит до внушительной цифры 284-х человек из 432, т. е. до 65,7 проц., более 1/3 всего числа депутатов”

   Это позволяет провести любой закон.

Это — твердыня, обеспечивающая правительству возможность в аграрной политике помочь разорившимся помещикам выгодно ликвидировать свои земли, обобрав при этом до нитки малоземельных крестьян”.

— Слабаки! У нас сегодня “Единая Россия” — 70%! А если туда прибавить ещё ЛДПР и “Справедливую Россию”, то…

Это да! А в той Думе Ленин нашёл ещё одно большинство.

Черносотенцы — надежный союзник октябристов, подобно тому, как придворная камарилья — союзник кабинета министров в деле защиты царизма…

   Для черносотенцев в земстве и городской Думе не нужно ничего другого, кроме того, что есть, а в центре — «долой проклятую конституцию». Для октябристов и в земстве, и в Думе надо усилить свое влияние, а в центре необходима «конституция», хотя и очень куцая, фиктивная для масс”.

   То есть Ленин находит между ними трещину.

И вот объективный ход дела вынуждает октябристов искать союзников в данном отношении. Их можно было бы найти давно в левом (кадетском) центре, который давно уже заявляет о своей нелицемерной преданности конституции…

Далее Ленин выводит, что в Думе есть силы, которые играют то на одной, то на другой стороне. Одни отражают помещичий переход к капитализму, а другие — через мелкую буржуазию, то есть крестьянство. Поэтому если кого-то и поддерживать, то надо работать с теми, кто выступает за переход через крестьянскую буржуазию.

— Когда при Ельцине в результате стрельбы из танков появилась Дума, именно она и двигала напрямую страну к капитализму.

— “Критическая деятельность социал-демократии должна быть развернута во всю ширину и заострена до высшей степени, тем более, что в III Думе материал для неё будет в чрезвычайном избытке. Социал-демократы в Думе обязаны до конца разоблачать классовую подкладку как правительственных, так и либеральных мер и предложений, которые будут проводиться в Думе, причём, в полном согласии с резолюцией съезда, особенное внимание необходимо обратить на те меры и предложения, которые касаются экономических интересов широких народных масс; сюда относятся рабочий и аграрный вопросы, вопрос о бюджете и т. д. Во всех этих вопросах социал-демократия обязана противопоставлять правительственной и либеральной точкам зрения свои социалистические и демократические требования…”

— То есть это трибуна, с которой социал-демократы могут открыто отстаивать свои позиции и готовить людей к проведению буржуазной и далее социалистической революций. Поэтому вопрос тут не в большинстве и меньшинстве. Для большинства важно, что они там сидят. А для большевиков то, что есть возможность пропагандировать.

Ещё один вариант тактики — при определённых условиях можно попытаться провести свои законопроекты. Таким образом, Ленин даёт три варианта использования Думы: как площадка для агитации, как поддержка тенденций, ведущих к развитию буржуазной революции по второму типу и как возможность проведения своих законопроектов.

— Провести или, по крайней мере, огласить, что тоже важно.

Это к вопросу о нынешней КПРФ, которая давно сидит в Думе, имеет массу возможностей, но не вносит свои законопроекты…

— Вносит. Молча вносит, поэтому никто о них ничего не знает.

Не пиарит, у неё масса ресурсов, можно завести те же Ютуб-каналы. Вот я сделал канал…

— У них есть канал “Красная линия”.

— “Красная линия” не переведена в цифру, идёт только в аналоге.

— Дело не в этом, а в том, что она не красная!

Тоже верно.

— Как партия, которая является противником диктатуры пролетариата, может вести активную пропаганду в Думе?

Далее небольшая заметка о статье Плеханова.

“…Плеханов продолжает свою кампанию лжи и глумления над дисциплиной с.-д. партии”.

— Люди, которые читают Ленина, наверное, должны задуматься. Был такой человек — Плеханов — основатель русского марксизма (ничто не может поколебать этот факт) склонился постепенно в сторону от революционного марксизма и, по существу, стал противником революции. Это показывает, что, как правило, дорога интеллигента складывается таким образом. Поэтому не стоит удивляться тому, что в СССР столько людей стали выступать против. Когда сложились определённые условия, капитализм для этих людей оказался предпочтителен. А революционные лозунги использовались ими формально.

Следующий небольшой материал по поводу резолюции IV Конференции РСДРП. Здесь чётко описывается тактика, которой необходимо придерживаться.

— Какие буржуазные партии так чётко работают?

Никакие! Поэтому народ не пошёл в 1991 году, он не понимал, что к чему.

— В 1991 году он уже никуда не мог пойти, он пришёл в классический капитализм.

Статья “Аграрная программа социал-демократии в первой русской революции 1905-1907 гг.”. Есть такой социолог С. Г. Кара-Мурза. Он написал хорошую книгу, где собрал все цифры с 1913 по 2010 год. Там он говорит, что до 60-х годов очень много материала аккумулировалось с низов, а после перестали эту информацию обрабатывать.

   Ленин в этой статье говорит, что у нас два года колоссального опыта и: Поэтому пересмотр аграрной программы русских с.-д. с точки зрения этого двухлетнего опыта представляется безусловно необходимым”.

То есть два года прошло и уже надо что-то корректировать, а у нас десятками лет ничего не делалось.

В этой работе пять глав. Первая: “Экономические основы и сущность аграрного переворота в России”. Тут масса цифр, всё систематизировано и проанализировано.

— Человек, написавший «Развитие капитализма в России», способен заниматься мониторингом, смотреть, как дальше изменяется ситуация.

Глядя на эти данные, выходит, что 700 семей правили Россией. Практически, как сейчас.

У десяти миллионов крестьянских дворов 73 млн. дес. земли. У двадцати восьми тысяч благородных и чумазых лендлордов — 62 млн. десятин”.

— Все эксплуататорские государства есть власть меньшинства. Это закон.

— “Приняв во внимание эти, вполне установленные русской экономической наукой, факты, мы должны в вопросе о современной крестьянской борьбе за землю различать четыре основные группы земельных владений. 1) Масса крестьянских хозяйств, придавленных крепостническими латифундиями и непосредственно заинтересованных в их экспроприации… 2) Небольшое меньшинство среднего крестьянства… 3) Небольшое меньшинство зажиточного крестьянства, превращающегося в крестьянскую буржуазию и рядом постепенных переходов связанного с капиталистически хозяйничающим землевладением. 4) Крепостнические латифундии, далеко превышающие своими размерами капиталистические экономии данной эпохи в России и всего более извлекающие доход из кабальной и отработочной эксплуатации крестьянства”.

И заранее можно сказать с полной уверенностью, что частичные исправления цифр, частичные передвижения пределов той или иной группы не могут изменить сколько-нибудь существенно общей картины”.

— Если бы буржуазия была поумнее, она должна была бы разрешить земельный вопрос за счёт помещиков, а она решила блокироваться с помещиками против крестьянства.

Я не верю в то, что она может быть умнее. От хорошей жизни она глупеет.

— Нет, не от хорошей жизни. Это социальная тупость. Реакционные классы не могут последовательно отстаивать истину. Они не будут поддерживать истину, которая затрагивает интересы землевладельцев. И переход к социалистическому строю они также не будут поддерживать, поскольку это касается интересов всего класса собственников средств производства. Поэтому они делят людей на «успешных» и «неуспешных». Если у вас мало денег, вы неудачник, а если много — удачник.

— “Говорят (и кадеты и трудовики) преимущественно о том, сколько земли требуется для крестьян по той или иной «норме», — вместо того, чтобы говорить о гораздо более конкретном и живом деле: сколько есть земель, которые могут быть экспроприированы. Первая постановка вопроса затушёвывает классовую борьбу, заслоняет суть дела пустой претензией на «государственную» точку зрения. Вторая постановка весь центр тяжести вопроса переносит на классовую борьбу, на классовые интересы определенного землевладельческого слоя, всего более представляющего крепостнические тенденции”.

— Уже из того материала, который мы с Вами прошли (16 томов), видно, что Полное собрание сочинений Ленина — это еще и летопись, научное описание хода классовой борьбы. В которой есть политические партии, тенденции, обстоятельства. Такое последовательное изучение ленинизма необходимо для того, чтобы видеть, как мы дошли до жизни такой. Нынешнюю борьбу нельзя понять, если вы не знаете хода борьбы предшествующей. Этот ход до 1922 года изложен в сочинениях Владимира Ильича Ленина.

— “Одним словом, как бы различно ни смотрели помещики, чиновники, буржуазия, крестьянство и пролетариат на задачи и условия преобразования, все намечают ту же тенденцию: переход крупнопомещичьих земель наиболее нуждаю­щемуся крестьянству”.

   И дальше дискуссия идёт уже о том, как должен произойти этот переход. Резюме Ленина по предложению кадетов: Размер крестьянского надела (8 дес.) берется голодный. Размер “принудительного отчуждения” у помещиков берется ничтожный (18 — 9 = 9 млн. десятин из 62 млн. свыше 500 дес.!). Чтобы произвести такое “принудительное отчуждение”, надо, чтобы помещики принудили крестьян, — как это было в 1861 году!

   Ленин отмечает ошибку некоторых марксистов: Критикуя теорию народников, просматривают ее исторически-реальное и исторически-правомерное содержание в борьбе с крепостничеством. Критикуют и справедливо критикуют “трудовое начало” и “уравнительность”, как отсталый, реакционный, мелкобуржуазный социализм, и забывают, что эти теории выражают передовой, революционный мелкобуржуазный демократизм, что эти теории служат знаменем самой решительной борьбы против старой, крепостнической России”.

— Сегодня тоже появляются такие теории, и они уже совсем реакционные.

Получается, что социализм часто обвиняли в уравниловке, а из этой статьи выходит, что это не так.

— Потому что редко какая птица долетит до середины Днепра. Редко кто дочитывает до работы “Государство и революция”, где Ленин прямо написал, что справедливости и равенства первая фаза коммунизма дать не может, неравенство остаётся и неравенство несправедливое.

   Опять мы возвращаемся к вопросу о том, для чего мы Вами затеяли наше предприятие: только при таком чтении, при таком подходе, когда мы берём, по существу, летопись всей классовой борьбы, мы можем научиться как действовать и в нынешнее время. Если этого опыта не иметь, то придётся учиться на своих ошибках, часто трагических.

Далее Ленин описывает пути развития буржуазного хозяйства.

Буржуазное развитие может идти, имея во главе крупные помещичьи хозяйства, постепенно становящиеся все более буржуазными, постепенно заменяющие крепостнические приёмы эксплуатации буржуазными, — оно может идти также, имея во главе мелкие крестьянские хозяйства, которые революционным путем удаляют из общественного организма “нарост” крепостнических латифундий и свободно развиваются затем без них по пути капиталистического фермерства”.

Первый вариант Ленин называет прусским, а второй — американским. Социал-демократам ближе второй вариант.

— Обратите внимание, с одной стороны, Ленин тут говорит об американском варианте, а, с другой стороны, в свое время Сталин обращался к американскому опыту быстрого развития и говорит, что нам надо соединить русский революционный размах и американскую деловитость. Американский способ позволяет быстрее развивать капитализм, а уже развитие капитализма приближает социалистическую революцию.

— “Во имя интересов развития производительных сил (этого высшего критерия общественного прогресса) мы должны поддерживать не буржуазную эволюцию помещичьего типа, а буржуазную эволюцию крестьянского типа”.

— Между большевиками и меньшевиками уже огромная пропасть, поскольку серьёзные разногласия по вопросу, каким путём пойти многомиллионному крестьянству. А, значит, компромисс уже невозможен.

Далее в очередной раз про двуличие либералов. И кроме того: Важно отметить здесь другое: ту принципиальную основу, которая обща обоим ликам” либеральной аграрной программы. Эта принципиальная общая их основа — 1) выкуп; 2) сохранение помещичьих хозяйств; 3) сохранение помещичьих привилегий при проведении реформы”.

   Мне это напомнило ваучеризацию. Были цеховики, которые накопили денег и могли выкупить ваучеры.

— А тех, кто не могли, из директоров и инженеров превратили в капиталистов.

Ой, не всех.

— На предприятиях инженерная прослойка и верхушка получили больший процент, когда проводилось так называемое акционирование.

Выходит, что наш капитализм 90-х прошёл по помещичьей схеме.

— По реакционной схеме. Реакционеры ищут прототипы у реакционеров, а не у революционеров. Такие люди, как Чубайс или Ельцин, ищут себе подобных среди реакционеров.

Получается, ещё Ленин говорил, что если капитализм идёт по помещичьей схеме, то это долгий, изнуряющий процесс, высасывающий из народа все силы.

— Богатые хотят, чтобы бедные у них выкупили землю — это же смешно! Это невозможно.

Вот почему надо изучать Ленина!

— Да, можно читать и изучать Ленина, а можно потратить всё наше богатство, которое было накоплено за десятилетия только потому, что товарищи, сидящие в высоких креслах, не взяли на себя труд, которым мы сейчас с вами занимаемся.

У Ельцина, Горбачёва и прочих было заложено мелкобуржуазное мышление.

— Мелкобуржуазное мышление это мышление карьеристов. Не то важно, что я делаю, а то важно, что я буду иметь. А чтобы иметь, я должен занять более высокое кресло. А для бюрократов главное — держаться за кресла железной хваткой.

Читаем далее: Кадетская аграрная программа идёт по линии столыпинского, т. е. помещичьего буржуазного прогресса…

У представителей крестьянства, т. е. у трудовиков, социал-народников и частью у эсеров, мы видим в обеих Думах, несмотря на многочисленные колебания и шатания, совершенно ясную линию защиты интересов крестьянства против помещиков…

Разделительная линия проходит между кадетами и трудовиками. Определяют эту линию интересы двух основных классов русского общества, борющихся из-за земли: помещиков и крестьянства”.

— Замечательный пример классового анализа!

Далее про мотивацию кадетов. Это обычное либеральное и либерально-народническое рассуждение наших экономистов. Строится оно так, что из него получается вывод: будь достаточное количество пригодных для переселения земель, можно бы было и не трогать крепостнических латифундий!

Далее Ленин доказательно показывает, что для развития производства необходимо отдать землю крестьянам.

— Но поскольку буржуазия, которая должна делать буржуазную революцию, боится затем революции социалистической, она боится это делать и старается задержаться.

Поэтому всё время идёт борьба, по какому пути пойти: по прусскому или по американскому.

— Буржуазия, конечно, хочет по прусскому.

Вторая глава этой статьи “Аграрная программа с.-д. в первой русской революции”. Тут подробный анализ программ. О программе группы “Освобождение труда”: “Радикальный пересмотр наших аграрных отношений, т. е. условий выкупа земли и наделения ею крестьянских обществ. Предоставление права отказа от надела и выхода из общины тем из крестьян, которые найдут это для себя удобным, и т. п.

   Ошибка этой программы состоит не в том, чтобы в ней были ошибочные принципы или ошибочные частные требования. Нет. Принципы её верны, а единственное частное требование, выставленное ею (право отказа от надела), настолько бесспорно, что оно оказалось в настоящее время выполнено своеобразным столыпинским законодательством. Ошибочность этой программы — её абстрактность, отсутствие всякого конкретного взгляда на предмет”.

   Следующая программа.

Программа 1903 года ставит вопрос, не поставленный еще в 1885 году, именно: вопрос о борьбе крестьянских и помещичьих интересов в момент того пересмотра аграрных отношений, который всеми социал-демократами признавался за неизбежный. Но решает этот вопрос программа 1903 года неверно, ибо вместо того, чтобы противопоставить последовательно-крестьянский и последовательно-юнкерский способ осуществления буржуазного переворота, программа искусственно конструирует нечто среднее”.

   Далее теперешняя аграрная программа РСДРП. В теперешней аграрной программе РСДРП признана (в особой форме) общественная собственность на конфискуемые земли (национализация лесов, вод и переселенческого фонда, муниципализация частновладельческих земель) — по крайней мере на случай “победоносного развития революции”. На случай “неблагоприятных условий” признан раздел помещичьих земель в собственность крестьян. Во всех случаях признана собственность крестьян и мелких землевладельцев вообще на их теперешние земли. Следовательно, в программе проводится двоякое земельное устройство в обновленной буржуазной России: частная собственность на землю и (по крайней мере, на случай победоносного развития революции) общественная собственность в форме муниципализации и национализации.

   Идти к крестьянам с нею (национализацией) значит оттолкнуть их от себя. Крестьянское движение пойдет помимо или против нас, и мы очутимся за бортом революции…

   Невозможно отказать этой аргументации в убедительности. В крестьянской аграрной революции пытаться национализировать против воли крестьянства собственные его земли! Неудивительно, что Стокгольмский съезд отверг эту идею, раз он поверил Джону и Кострову.

   Но не напрасно ли поверил он им?”

То есть, в эту двоякость. И далее он показывает, что поверили напрасно.

— Но мелкая буржуазия и есть двоякая. Они с одной стороны трудящиеся, с другой — собственники, поэтому они проявляют непоследовательность.

Далее Ленин показывает, что напрасно боялись нежелания крестьян национализации земли, что крестьяне как раз “за”. Трудовики доказали во всех думах, что по этому вопросу Ленин был прав.

— А Ленин доказал, что марксистская оппозиция — самое точное и последовательное выражение интересов трудящихся масс.

— “Взгляните с указанной точки зрения на аграрную эволюцию России со второй половины XIX века.

Что такое наша “великая” крестьянская реформа, отрезка земли у крестьян, переселения крестьян на “песочки”, введение при помощи военной силы, расстрелов и экзекуций новых земельных распорядков?

Это — первое массовое насилие над крестьянством в интересах рождающегося капитализма в земледелии. Это — помещичья “чистка земель” для капитализма.

Что такое столыпинское аграрное законодательство по 87 статье, это поощрение грабежа общин кулаками, эта ломка старых поземельных отношений в пользу горстки зажиточных хозяев ценою быстрого разорения массы? Это — второй крупный шаг массового насилия над крестьянством в интересах капитализма. Это — вторая помещичья “чистка земель” для капитализма”.

— Мы должны понимать, что национализация земли в буржуазном государстве никакого социализма не даёт. Это очистка земли от паразитов — земельных собственников, которые получают ренту как экономическую форму реализации собственности на землю и ничего не создают, а только тормозят развитие капитализма.

— “Крестьяне ясно и решительно высказались против старой общины за вольные товарищества и за землепользование отдельных лиц. В том, что это действительно голос всего крестьянства, не может быть сомнения, ибо и проект Трудовой группы (104-х) тоже не заикается об общине. А община есть союз по владению надельной землей!

Столыпин уничтожает эту общину насильственно в пользу кучки богатеев. Крестьянство хочет уничтожить её, заменив свободными товариществами и землепользованием “отдельных лиц” на национализированной надельной земле”.

— Община была у таких крестьян, которые жили на чужой земле помещиков. То есть это была общность людей, которые эксплуатировались.

— “А Маслов и К во имя буржуазного прогресса идут наперекор основному требованию этого именно прогресса и отстаивают средневековое землевладение. Избави нас боже от этакого “марксизма”!

   Ленин показывает, что и Столыпин, и трудовики ведут к буржуазному развитию, просто каждый своим путём, помещичьим и крестьянским.

— Крестьянский путь более выгоден пролетариату, потому что он учит революционным образом решать вопросы исторического развития. Он связан с буржуазной революцией, а не с гниением, которое ведёт к обнищанию крестьян.

Под предлогом улучшений протаскивают свои интересы.

— Это как сейчас у нас. Например, есть предложение о почасовой оплате труда. Дескать, её увеличат. Но работы в день могут давать на три-четыре часа. А то и вообще скажут, что сегодня работы для вас нет. А в другой день 11–12 часов. Потому что 8-часовой рабочий день уже сейчас не фиксирован, а фиксирована только 40-часовая рабочая неделя. Вот какой подарок готовит Д. Медведев как лидер буржуазной партии “Единая Россия”. Партия имеет в Думе 70% голосов, и это позволяет тому же Медведеву последовательно проводить в жизнь меры по ухудшению жизни рабочих.

Следующая глава “Теоретические основы национализации и муниципализации”. Ленин тут начинает с разбора, как крестьяне понимают национализацию. Экономическая необходимость уничтожить помещичье землевладение, уничтожить также “путы” надельного землевладения, — вот какие отрицательные понятия исчерпывают крестьянскую идею национализации”.

   Далее как понимают народники. Для народника переживаемый аграрный переворот есть переход от крепостничества, неравенства, угнетения вообще к равенству и свободе, и только. Это — типичная ограниченность буржуазного революционера, не видящего капиталистических свойств созидаемого им нового общества. Марксизм, в противоположность наивному воззрению народничества, исследует складывающийся новый строй.

   Следовательно, понятие национализации земли, сведенное на почву экономической действительности, есть категория товарного и капиталистического общества”.

Далее про ренту.

Теоретическое понятие о национализации неразрывно связано с тео­рией ренты… Теория Маркса различает ренту двоякого вида: дифференциальную и абсолютную”.

   И вывод: Таким образом дифференциальная рента неизбежно присуща всякому капиталистическому земледелию. Абсолютная — не всякому, а лишь при условии частной собственности на землю, лишь при исторически создавшейся отсталости земледелия, отсталости, закрепляемой монополией”.

— Ленин как представитель марксизма глубоко усвоил и пропагандирует идею Маркса о том, что национализация земли не является мерой, приводящей к социализму. Абсолютная рента это экономическая форма реализации частной собственности на землю. Капиталисты могут строить предприятия, не уплачивая ренту, что ускоряет развитие капитализма.

Да, у них меньше расходов. Далее Ленин пишет о том, как Маслов исправляет черновики Маркса. Цитирую: Петр Маслов является беспардонным и тупым наездником, ибо трудно представить себе нечто более невежественное, чем самодовольная “критика” Маркса Масловым, настаивающим на своих старых ошибках.

“Противоречие теории абсолютной ренты всей теории распределения, изложенной в III томе, — пишет г. Маслов, — настолько резко бросается в глаза, что его можно объяснить лишь тем, что III том — посмертное издание, куда вошли и черновые наброски автора”. Писать такую вещь мог вообще только человек, ничего не понявший в теории ренты Маркса. Но снисходительное пренебрежение великолепного Петра Маслова к автору черновых набросков поистине бесподобно! Этот “марксист” выше того, чтобы считать необходимым для поучения других людей ознакомиться с Марксом, проштудировать хотя бы вышедшие в 1905 году “Теории прибавочной стоимости”, где теория ренты разжёвана, можно сказать, даже для Масловых!

   Я так понимаю, что про “устаревший марксизм” уже тогда начали говорить.

— Когда его ещё даже не освоили.

Дальше про критику частной собственности на землю: Критика частной собственности на землю в думских речах, в пропагандистской и агитационной литературе и т. д. велась только с народнической, т. е. мещанской, квазисоциалистической точки зрения…

   Таким образом и залог земли, и ростовщичество являются, так сказать, формами обхода капиталом тех затруднений, которые ставит частная поземельная собственность свободному проникновению капитала в земледелие.

   Следовательно, отмена частной собственности на землю есть максимальное, какое только возможно в буржуазном обществе, устранение всех и всяческих загородок, мешающих свободному применению капитала к земледелию и свободному переходу капитала из одной отрасли производства в другую. Свобода, широта и быстрота развития капитализма, полная свобода классовой борьбы, отпадение всяких лишних посредников, делающих земледелие похожим на “потогонную” промышленность, — вот что такое национализация земли при капиталистическом производстве”.

— То есть это эффективная мера, ускоряющая развитие капитализма.

Следующая глава “Политические и тактические соображения в вопросах аграрной реформы”.

Когда Плеханов говорит, он острит, шутит, шумит, трещит, вертится и блестит, как колесо в фейерверке. Но беда, если такой оратор точно запишет свою речь и ее подвергнут потом логическому разбору”.

   Разбор в письменном виде помогает увидеть все глупости и не повторять их.

Мы не в состоянии по своему желанию вызвать социалистический переворот на Западе, — эту единственную абсолютную гарантию от реставрации в России”.

— Это в духе теории о том, что первоначально революция возможна в одной стране. Никак вы не вызовете революцию по заказу, решением какого-то конгресса.

Пятая глава посвящена прениям — “Классы и партии по прениям во Второй Думе об аграрном вопросе”.

Для составления такой картины у нас есть превосходный материал в стенографических отчетах обеих Дум…

   Чтобы картина борьбы классов и партий по прениям второй Думы была полна и точна, надо выделить каждую значительную и своеобразную думскую фракцию и характеризовать ее выдержками из главных речей по главным пунктам аграрного вопроса”.

   Далее Ленин выделяет девять групп: 1) правые и октябристы; 2) кадеты; 3) правые и октябристские крестьяне; 4) беспартийные крестьяне; 5) народники или трудовики-интеллигенты; 6) трудовики-крестьяне; 7) социалисты-революционеры; 8) “националы”, представители нерусских народностей, и 9) социал-демократы. Далее очень много цитат по протоколам и стенограммам думских заседаний. Отсюда он выводит позиции фракций. Это полезно почитать для понимания той пёстрой картины.

— Стенограммы — очень важный материал для диалектического осмысления. Например, вы прочитали Полное собрание сочинений Ленина, а дальше читайте стенограммы, а не только резолюции. Резолюции не содержат в себе движения, они только готовые результаты. Если вы хотите научиться борьбе, читайте стенограммы съездов, пленумов, конференций. Тогда вы поймёте, как шла борьба и какие надо извлекать из неё уроки.

После анализа каждой фракции Ленин пишет заключение: Аграрный вопрос составляет основу буржуазной революции в России и обусловливает собой национальную особенность этой революции.

Сущность этого вопроса составляет борьба крестьянства за уничтожение помещичьего землевладения и остатков крепостничества в земледельческом строе России, а, следовательно, и во всех социальных и политических учреждениях её.

Возможно устранение крепостничества путем медленного перерастания крепостнически-помещичьих хозяйств в юнкерски-буржуазные хозяйства, превращения массы крестьян в бобылей и кнехтов, насильственного удержания нищенского уровня жизни массы.

   Но эта необходимая и неизбежная ломка возможна в интересах крестьянской массы, а не помещичьей шайки”.

Затем идут несколько небольших работ. Одна из них — об оценке Маркса либералами. Ленин пишет, что используется характерный приём, когда сначала человека хвалят, а затем указывают, что его теория устарела.

— В “Государстве и революции” Ленин говорит, что это обычное дело: сначала человека награждают злобой и бешенством, а когда он умрёт, превращают в безвредную икону, отдавая дань отдельным его качествам. Причём так, чтобы всю революционную суть его учения убрать из рассмотрения.

Далее подготовительные материалы и том заканчивается. Как назовём эту часть?

— Аграрная программа как идейная основа буржуазной революции.

Отлично! Спасибо, Михаил Васильевич!

— Успехов в дальнейшем изучении ленинизма!

ru_RUРусский
lvLatviešu valoda ru_RUРусский