Марат Удовиченко и Михаил Попов. Обсуждение двадцатого тома Полного собрания сочинений В.И.Ленина

ПАРТИЯ СТРОИТСЯ В БОРЬБЕ

Здравствуйте, Михаил Васильевич!

— Здравствуйте, Марат Сергеевич!

Двадцатый том!

— Я поделил 20 на 5 и 45 на 5 и получил 4/9.

Более трети.

— Да, из того количества, которое Вы планируете изучить, уже пройдено 4/9. И не только впереди большая дорога, но позади уже значительная часть. Люди, которые так или иначе изучают Ленина не осколками, а последовательно, используют один из важнейших принципов диалектического подхода. Если вы хотите что-нибудь понять, надо проследить, как зародилось, развивалось, отстаивалось в борьбе и куда движется сейчас. Поэтому, если мы хотим понять значение ленинизма сегодня, то, как пишет Ленин в одной из работ, нужно не догматически подходить, а понимать, что метод состоит в том, чтобы видеть, куда это будет дальше развиваться.

И последовательное изучение этому очень помогает, быстрее ставит на рельсы. С каждым томом всё больше и точнее начинаешь понимать.

— Наблюдая внутрипартийную дискуссию, скажем, в Рабочей партии России, я вижу, что люди, которые изучали последовательно, твёрдо стоят в решении современных проблем. А у людей, которые усвоили только отрывочные кусочки, нет целостной картины и даже непонятно, как они поступят в следующий момент. Как понять, что есть прогресс, а что есть регресс? Бывает, кажется, что движение вперёд, а на самом деле — назад. Как, например, перестройка нам показала. Под лозунгами движения вперёд двигались строго назад, разрушали нашу промышленность, науку, культуру, образование, медицину. А сейчас мы оказались в таком положении, когда не сложно доказать, что мы действительно двигались назад. Но сколько людей нам навязывали это, как некий путь вперёд!

     Когда я заканчивал читать Полное собрание сочинений Ленина, уже понимал, что если я хочу разобраться и дойти до наших дней, то надо найти не какие-то отдельные работы, которые показывают лишь часть, а надо видеть в развитии. Есть стенограммы партийных съездов, начиная со второго. И если читать стенограммы, то видно, как люди боролись, почему и как было принято то или иное решение. Кроме того, вы таким образом наблюдаете борьбу противоположностей, диалектическое движение. И тогда, хотите вы или нет, вам придётся находиться на чьей-то стороне.

     Сейчас есть возможность читать ещё и Сталина, чтобы видеть, что было дальше. На сегодняшний день имеется 18 томов Сталина. 13 вышли при Сталине, остальные — после его смерти. Там затрагиваются различные вопросы — политэкономические, хозяйственные, вопросы, связанные с развитием промышленности, науки, образования, культуры. Это целостный мир, который берётся в движении. Ленин говорил, что марксизм нельзя рассматривать как окостеневшее учение. Это методология, как решать новые проблемы и с учётом тенденций, вытекающих из имеющихся противоречий. Если вы противоречия не берёте, то вы не сможете ничего ни предсказать, ни сформулировать, ни поставить вовремя задачи.

     Так что это самый быстрый, глубокий и правильный способ изучить науку об обществе. А от того, что вы возьмёте разбитые на кусочки отдельно философию, отдельно политэкономию, отдельно вопросы научного социализма, то у вас будут отдельные куски в голове. А книг таких столько, что их и не перечитать! Но задача состоит не в том, чтобы забивать себе голову всем, что появилось. Мы не успеваем за свою жизнь прочитать даже гениальные книги! Поэтому мы вместе с вами двигаемся по пути гениальных людей. Гениальность заключается в том, чтобы встать на плечи великих, а не на плечи пигмеев. Если вы станете на плечи пигмеев, вы далеко не увидите.

Я подумал, что раз в математике выводят новые теоремы из предыдущих, то почему в общественных науках тоже не выводить?

— Любая математическая теорема сначала формулируется. А затем уже доказывается. Хотя на самом деле наоборот, как будто обратный ход.

Читая ленинские произведения, я ловлю себя на том, что они не действуют на меня, как снотворное. Не хочется спать, хочется читать ещё!

     Двадцатый том охватывает события с ноября 1910 года по ноябрь 1911 года. Статья, с которой я предлагаю начать, называется “Два мира”. Как я понял, Ленин тут уже замечает признаки начинающегося революционного подъёма.

     Два мира идей и две классовые тенденции внутри с.-д. рабочей партии Германии.

«… Если министр современного государства, представитель существующего государственного и общественного порядка, — а целью современного государства, как политического учреждения, является защита и поддержание существующего государственного и общественного строя против всех нападений со стороны социал-демократов, защита при надобности и посредством насилия, — если такой министр говорит, что он не признаёт равноправия социал-демократии, то он с своей точки зрения вполне прав». Франк перебивает Бебеля и кричит: «Неслыханно!»”.

Франк и Бебель, как я понимаю, это два лидера немецкой социал-демократии.

Бебель продолжает, отвечая ему: «Я нахожу это вполне естественным». Франк снова восклицает: «Неслыханно!».

Почему так возмущён был Франк? Потому, что он насквозь пропитан верой в буржуазную «законность»…”

Это мне напоминает ситуацию 90-х годов, когда под такие “песни” ломали государство.

— «Диктатура закона».

— “Франк целиком пропитан мелкобуржуазными конституционными иллюзиями… доходит до того, что забывает непримиримость буржуазии с пролетариатом, и незаметно для себя переходит на позицию тех, кто считает эту буржуазную законность вечной, кто считает социализм умещающимся в рамках этой законности”.

Два мира идей: с одной стороны, точка зрения пролетарской классовой борьбы, которая может в известные исторические периоды идти на почве буржуазной законности, но которая неизбежно приводит к развязке, к прямой схватке, к дилемме: «разбить вдребезги» буржуазное государство или быть разбитым и задушенным. С другой стороны, точка зрения реформиста, мелкого буржуа, который за деревьями не видит леса, за мишурой конституционной законности не видит ожесточенной классовой борьбы…

Реформисты мнят себя реальными политиками, людьми положительной работы, государственными мужами. Эти детские иллюзии выгодно поддерживать в пролетариате хозяевам буржуазного общества, но социал-демократы должны беспощадно разрушать их.

Это не в бровь, а в глаз всевозможным оппортунистам социализма, которые дают себя поймать национал-либералам в Германии”.

— Идея понятна: давайте будем менять форму эксплуатации, а саму эксплуатацию сохранять. Сидя у вас на шее, мы будем устраиваться поудобнее, а вы должны радоваться реформам. Радуйтесь, что посадка наша меняется и работайте, обеспечивая нам прибавочную стоимость. Вот в этом и смысл. И люди, которые этим занимаются, хоть называют себя социалистами, но по существу являются носителями буржуазной линии в социалистическом движении.

Ленин тут как раз цитирует Бебеля на эту тему.

«Если я, как социал-демократ, вхожу в союз с буржуазными партиями, то можно ставить 1000 против 1, что в выигрыше будут не социал-демократы, а буржуазные партии, мы же окажемся в проигрыше. Это — политический закон, что повсюду, где правые и левые вступают в союз, левые теряют, правые выигрывают…”

И, кстати, КПРФ — хороший тому пример.

— Если вы вступаете в союз с тем, у кого сейчас больше силы, то ясно, что в этом союзе вы будете лишь украшением, приукрашивать движение вспять.

— “У меня часто получается впечатление, что часть наших вождей перестала понимать страдания и бедствия масс…”

Как Вы и говорите: редкий интеллигент сохранит верность пролетариату, как та птица, что не долетает до середины Днепра.

Германская с.-д. рабочая партия в течение около полувека использовала буржуазную законность образцово, создав наилучшие пролетарские организации, превосходную печать, подняв на самый высокий уровень (какой только возможен при капитализме) сознательность и сплоченность социалистического пролетарского авангарда.

   Теперь близится время, когда эта полувековая полоса германской истории должна, в силу объективных причин должна, смениться иной полосой. Эпоха использования созданной буржуазией законности сменяется эпохой величайших революционных битв, причём битвы эти по сути дела будут разрушением всей буржуазной законности, всего буржуазного строя, а по форме должны начаться (и начинаются) растерянными потугами буржуазии избавиться от ею же созданной и для нее ставшей невыносимою законности!”

   То есть сама буржуазия начинает ломать собственную законность. И опять-таки мы сегодня это наблюдаем во всём глобальном мире. Очень злободневная статья.

  Несколько статей посвящены Льву Николаевичу Толстому. И хотя статьи разбросаны по тому, я предлагаю рассмотреть их сразу. Приведу несколько цитат.

Толстой-художник известен ничтожному меньшинству даже в России. Чтобы сделать его великие произведения действительно достоянием всех, нужна борьба и борьба против такого общественного строя, который осудил миллионы и десятки миллионов на темноту, забитость, каторжный труд и нищету, нужен социалистический переворот”.

   Как я понимаю, была наша великая русская литература, о которой мало кто знал.

— Мало кто читал.

Да, читать не умели в народе. Благодаря СССР читать начали все, и она де-факто стала великой.

— Тут есть ещё один момент. Дело в том, что в буржуазном обществе существует такой порядок, что каждый автор произведения — его собственник. Хотя понятие собственности не распространяется на идеи. Потому что, если я передал вам идею, то у меня она не исчезает. А если вы передали идею ещё кому-то, то она и у вас не пропала. Так что тут нет никакого обмена. Понятие собственности относится только к материальным благам.

“Собственность есть отношение субъекта к объективным условиям производства как к своим”, — писал Маркс. А получается, что умирает крупный писатель, а родственники, которые никакого отношения к его произведениям не имеют, начинают торговать правом публикации.

   Лев Толстой сам объявил, что всё написанное им не требует никаких разрешений для публикации. И это очень способствовало тому, что произведения Толстого завоёвывали мир. Поэтому он во всём мире один из самых известных и печатаемых художников.

   На других же существуют различные запреты. Вы знаете, что сегодня многие советские фильмы, мультфильмы, песни имеют правообладателей, которые торгуют разрешениями на публикацию этих произведений.

Какие-то «левые» господа.

— Конечно. Это же не те люди, которые написали музыку или слова к песне. Это те, кто как-то оформили права на себя.

То есть СССР сделал русскую литературу по-настоящему великой. А сегодня приватизируют литературу, как приватизировали предприятия.

Итак, что пишет Ленин о Толстом.

В произведениях Толстого выразились и сила и слабость, и мощь и ограниченность именно крестьянского массового движения. Его горячий, страстный, нередко беспощадно-резкий протест против государства и полицейски-казенной церкви передает настроение примитивной крестьянской демократии, в которой века крепостного права, чиновничьего произвола и грабежа, церковного иезуитизма, обмана и мошенничества накопили горы злобы и ненависти.

   Но горячий протестант, страстный обличитель, великий критик обнаружил вместе с тем в своих произведениях такое непонимание причин кризиса и средств выхода из кризиса, надвигавшегося на Россию, которое свойственно только патриархальному, наивному крестьянину, а не европейски-образованному писателю”.

Я для себя тут отметил 4 пункта.

  1. Борьба с крепостническим и полицейским государством, с монархией превращалась у него в отрицание политики, приводила к учению о «непротивлении злу», привела к полному отстранению от революционной борьбы масс 1905–1907 гг.
  2. Борьба с казенной церковью совмещалась с проповедью новой, очищенной религии, то есть нового, очищенного, утонченного яда для угнетенных масс.
  3. Отрицание частной поземельной собственности вело не к сосредоточению всей борьбы на действительном враге, на помещичьем землевладении и его политическом орудии власти, т. е. монархии, а к мечтательным, расплывчатым, бессильным воздыханиям.
  4. Обличение капитализма и бедствий, причиняемых им массам, совмещалось с совершенно апатичным отношением к той всемирной освободительной борьбе, которую ведет международный социалистический пролетариат.

По-моему очень здорово сказано!

Противоречия во взглядах Толстого — не противоречия его только личной мысли, а отражение тех в высшей степени сложных, противоречивых условий, социальных влияний, исторических традиций, которые определяли психологию различных классов и различных слоёв русского общества в дореформенную, но дореволюционную эпоху”.

  Я тут подумал, что современная наша власть очень умело манипулирует такими понятиями, как “русская душа”. И вот как противостоять этому?

— Люди, которые являются писателями, очень хорошо отражают мир. Но отражая мир, они не могут сформулировать решение задачи его преобразования. Для того, чтобы мир преобразовать, недостаточно быть писателем, музыкантом или художником. Надо ещё знать революционную теорию. Поэтому без таких людей, как Ленин, без рабочей партии, эту задачу не решить.

   И вот мы сейчас занимается тем, что с помощью произведений Ленина рассматриваем проблемы сегодняшнего дня. Чем сильнее контрреволюция нас отбрасывает назад, тем актуальнее становятся ленинские работы.

Из другой статьи о Толстом.

Протест миллионов крестьян и их отчаяние — вот что слилось в учении Толстого”.

— Вот нам сегодня пропагандируют: давайте протестовать! А протест — это чистое отрицание. Если люди лишь протестуют, значит, они не знают, что надо делать. С политической точки зрения протест — совершенно пустое занятие.

Дурная бесконечность.

— Наоборот, это замкнутый круг, нет выхода за пределы того, в чём они живут. Можно всё время протестовать и всё время вам будет плохо. Поэтому власти на такие действия смотрят совершенно спокойно — протестуйте, сколько хотите. Тем более, что есть средства, с помощью которых протестующих всегда можно разогнать.

В дополнение к Вашим словам, Ленин ещё даёт рекомендацию, как читать Льва Толстого.

Изучая художественные произведения Льва Толстого, русский рабочий класс узнает лучше своих врагов, а разбираясь в учении Толстого, весь русский народ должен будет понять, в чём заключалась его собственная слабость, не позволившая ему довести до конца дело своего освобождения. Это нужно понять, чтобы идти вперед.

  Этому-то движению вперёд мешают все те, кто объявляет Толстого «общей совестью», «учителем жизни». Это — ложь, которую сознательно распространяют либералы, желающие использовать противореволюционную сторону учения Толстого. Эту ложь о Толстом, как «учителе жизни», повторяют за либералами и некоторые бывшие социал-демократы.

  Только тогда добьется русский народ освобождения, когда поймёт, что не у Толстого надо ему учиться добиваться лучшей жизни, а у того класса, значения которого не понимал Толстой и который единственно способен разрушить ненавистный Толстому старый мир, — у пролетариата”.

То есть у Толстого мы изучаем свои слабые стороны.

— Ладно у Толстого — теперь Солженицына изучают! Там не только свои слабые стороны; опускаются ниже самого низкого предела.

— “Четверть века тому назад критические элементы учения Толстого могли на практике приносить иногда пользу некоторым слоям населения вопреки реакционным и утопическим чертам толстовства. В течение последнего, скажем, десятилетия это не могло быть так, потому что историческое развитие шагнуло немало вперёд с 80-х годов до конца прошлого века. А в наши дни, после того, как ряд указанных выше событий положил конец «восточной» неподвижности, в наши дни, когда такое громадное распространение получили сознательно-реакционные, в узкоклассовом, в корыстно-классовом смысле реакционные идеи «веховцев» среди либеральной буржуазии, — когда эти идеи заразили даже часть почитай-что марксистов, создав «ликвидаторское» течение, – в наши дни всякая попытка идеализации учения Толстого, оправдания или смягчения его «непротивленства», его апелляций к «Духу», его призывов к «нравственному самоусовершенствованию», его доктрины «совести» и всеобщей «любви», его проповеди аскетизма и квиетизма и т. п. приносит самый непосредственный и самый глубокий вред”.

   Могу я отсюда сделать вывод, что мы в школе проходили это не по-марксистски? И получили неверное понимание?

— Смотря кто когда был в школе, в какое время. Я был в школе ещё до контрреволюции 1961 года. Это было счастливое время для школьников. Мы вместе с учителем математики ходили в походы, собирали металлолом… Люди тогда думали об общем. Речь шла о том, что общее выше, чем дело единиц. Люди подчиняли себя общему делу. В этом состоит коммунизм. Коммунис — значит общее. Если во главу угла ставить общие интересы, то человек вырастает как человек. Человек есть животное общественное. Если в нём преобладает индивидуализм, он занимает антиобщественную позицию и способствует разрушению общества. Таких разрушителей у нас появилось очень много. За время пресловутой перестройки с 1985 года уничтожено 65 млн коров, практически всё станкостроение, значительная часть машиностроения. Производилось100 тыс. станков в год, а сейчас 3,5 тыс. в год выпускают.

Следующий материал “Открытое письмо ко всем социал-демократам партийцам”. Тут как раз про деньги.

На январском пленуме ЦК 1910 года мы, как представители большевистской фракции, распустили нашу фракцию и передали принадлежащие ей суммы денег и другое имущество трём известным деятелям международной социал-демократии. Передача эта, равно как и распущение фракции, были шагами условными…

   Говоря коротко, эти условия сводились к тому, чтобы другие фракции (и в первую голову фракция голосовцев, т. е. меньшевиков, издающих и поддерживающих «Голос Социал-Демократа») выполнили лояльно, т. е. честно и до конца свой долг, именно (1) борьбу с ликвидаторством и отзовизмом, которые признаны в единогласно принятой резолюции пленума проявлением буржуазного влияния на пролетариат, и (2) распущение своих фракций”.

   Целый год большевики ждали. Выяснилось, что меньшевики “осваивали бюджет” и вели свою деятельность.

А с тех пор, как в двух основных и главных фракциях, наложивших свой отпечаток на всю историю рабочего движения во время революции и даже более того: на всю историю революции в России, стало нарастать, в силу изменения объективных условий, сближение на работе, сближение в понимании этих объективных условий, — никакие усилия интриганов, желающих подорвать это сближение или вызвать недоверие к нему, не смогут остановить начавшегося процесса”.

   Ленин рассчитывал, что объединившись они вместе спасут партию.

ЦК, который должен был приглашать Михаилов, Романов и Юриев на основании «обещаний», данных пленуму, усердно занимался этой благодарной и достойной революционера работой приглашения в партию тех, кто смеется над ней и продолжает вредить ей, но за год так и не успел никого «пригласить»”.

   За целый год ЦК ничего не проверил, не проконтролировал. Хорошо жили, однако!

— Видно, как трудно становилась партия. Ленин старался собирать все имеющиеся силы, пусть они даже меньшевики — если они готовы работать на пользу движению, то всех их собирать. Критерием было — способствуют они просвещению рабочего класса или нет? Сдают позиции буржуазии или нет? Ленин всё время думал, как собирать, собирать и собирать. К апрелю 1917 года большевистская партия насчитывала 80 тысяч членов. Это возможно, когда из маленьких озерков и ручейков собирается большой поток, поток революционной партии. Этому надо учиться и нам, несмотря на всякие разногласия и трудности. Надо собирать те силы, которые за возвращение социализма. Силы эти разные: одни более революционные, другие — менее. И если этой работой не заниматься (а это и есть партийная работа), то само собой, стихийно происходит только одно: эксплуатация усиливается, ярмо на шее рабочего класса утяжеляется.

— “Понятно, что играть эту роль одураченных мы, как представители большевистского течения, не можем. Выждав целый год, сделав всё возможное для разъяснения антипартийности вперёдовцев, голосовцев и Троцкого со страниц ЦО, мы не можем брать на себя ответственности перед партией за учреждения, которые заняты «приглашением» ликвидаторов и отпиской «по делам» вперёдовцев. Мы хотим не склоки, а работы”.

— Ирония истории в том, что совсем недавно из Рабочей партии России исключили ряд товарищей за отказ придерживаться принципа руководящей роли рабочих в партии. При голосовании должно быть большинство рабочих. И вот товарищи, которых исключили, тут же образовали группу “Вперёд”. Я думаю, они не читали Ленина, иначе назвались бы как-то иначе. А так они себя прямо обозначают, как те, от кого освободилась партия большевиков. Всё повторяется.

В Москве есть станция метро Бабушкинская. Тут у Ленина есть некролог “Иван Васильевич Бабушкин”, о его жизни, о том, как он погиб. Хочу немного процитировать.

   “Есть люди, которые сочинили и распространяют басню о том, что Российская социал-демократическая рабочая партия есть партия «интеллигентская», что рабочие от неё оторваны, что рабочие в России — социал-демократы без социал-демократии, что так было в особенности до революции и в значительной мере во время революции”.

Как и сегодня нам рассказывают байки про революцию.

А такие народные герои есть. Это люди, подобные Бабушкину. Это люди, которые не год и не два, а целые 10 лет перед революцией посвятили себя целиком борьбе за освобождение рабочего класса… Всё, что отвоёвано было у царского самодержавия, отвоёвано исключительно борьбой масс, руководимых такими людьми, как Бабушкин”.

   Следующий материал “Герои «Оговорочки»”.

   “Только что полученная нами десятая книжка журнала г. Потресова и К°, «Нашей Зари», даёт такие поразительные образчики беззаботности, а вернее: беспринципности в оценке Льва Толстого, на которых необходимо немедленно, хотя бы и вкратце, остановиться”.

   Далее Ленин разбирает эти оговорочки, а выделил я для себя этот фрагмент, потому, что Потресова современные писали часто выдают чуть ли не за соратника Ленина. А он был его противником, причём идейным!

Даже при условии самого энергичного «сопротивления с насилием» дураки могут победить Ивана не физическим, а только моральным воздействием, т. е. только путём так называемой «деморализации» солдат Иванова войска»… «Сопротивление дураков с насилием достигает того же результата (но только хуже и с большими жертвами), как и сопротивление без насилия»… «Непротивление злу насилием или, общее, гармония средства и цели (!!) отнюдь не является идеей, свойственной только внеобщественным моральным проповедникам. Идея эта есть необходимая составная часть всякого цельного миросозерцания». Так рассуждает новый ратник потресовской рати”.

   И в финале, после анализа и показа слабостей Ленин пишет: Задача дня в наше трудное время — создать нечто, способное дать отпор «оговорочным» людям и «раскислым интеллигентам», поддерживающим прямо и косвенно царящую «слякоть». Задача дня — копать, хотя бы при самых тяжёлых условиях, руду, добывать железо, отливать сталь марксистского миросозерцания и надстроек, сему миросозерцанию соответствующих”.

   Актуально и сейчас.

— Потому что это важнейшая сторона диалектического и исторического материализма. Есть идея как отражение мира, а есть идея как преобразование мира. Настоящая идея, преобразующая мир, отвечает на вопрос “что делать?”. Поэтому Ленин постоянно говорит о задачах: что делать, за что бороться, с кем бороться. Если вы ставите себе такие задачи, то вы выходите за свой предел, то есть развиваетесь. Развитие и заключается в том, чтобы выходить за свой предел. Например, партии в России не было — она появилась, не было в России революции — она свершилась, не было социализма — построили.

   И наоборот. Если кто-то закис и остановился, мол, мы победили окончательно и не надо больше ничего делать, классовая борьба прекратилась, то это другая сторона противоречия. Если она берёт верх, начинается длительное движение вспять. Те, кто почивают на лаврах, с большой высоты потом падают на дно.

Короткая и яркая статья “О краске стыда у иудушки Троцкого”. Прочту целиком.

   “Иудушка Троцкий распинался на пленуме против ликвидаторства и отзовизма. Клялся и божился, что он партиен. Получал субсидию.

   После пленума ослабел ЦК, усилились вперёдовцы — обзавелись деньгами. Укрепились ликвидаторы, плевавшие в «Нашей Заре» перед Столыпиным в лицо нелегальной партии.

   Иудушка удалил из «Правды» представителя ЦК и стал писать в «Vorwarts» ликвидаторские статьи. Вопреки прямому решению назначенной пленумом Школьной комиссии, которая постановила, что ни один партийный лектор не должен ехать во фракционную школу вперёдовцев, Иудушка Троцкий туда поехал и обсуждал план конференции с вперёдовцами. План этот опубликован теперь группой «Вперёд» в листке.

   И сей Иудушка бьет себя в грудь и кричит о своей партийности, уверяя, что он отнюдь перед вперёдовцами и ликвидаторами не пресмыкался.

Такова краска стыда у Иудушки Троцкого”.

— Сейчас у нас троцкистское движение достаточно широко распространено, и мы должны твёрдо знать, что это враги социализма, рабочего класса, даже если сами они себя называют левыми.

И следующая очень короткая статья “Карьера русского террориста” как раз раскрывает то, что Вы сказали. Тут фигурирует фамилия некого Караулова. Совпадение?

Зато новейшая «карьера» Караулова не возбуждает никаких сомнений. В 1905 году он выступал настолько открыто против революционеров, что избиратели провалили его на выборах и в I, и во II Думу. «Если передо мной будет два лагеря, — сказал на одном митинге Караулов (по сообщению «Биржевых Ведомостей»), — в одном — правительственные войска, в другом — революционеры с пресловутым лозунгом диктатуры пролетариата, то я, не задумываясь, пойду с первыми против вторых»”.

— Самое интересное, что эти пропагандисты продолжения эксплуатации сами себя называют левыми, и многие люди их тоже таковыми считают. В политике очень широко распространён обман. Не изучив вопрос глубоко, многие люди беззащитны перед такой ложью, которая сейчас льётся со всех сторон. И средства для распространения лжи сегодня значительно более мощные, чем были в ленинское время.

Далее идёт большой материал “Наши упразднители”. О Потресове и Базарове. Как я понял, один из них ликвидатор, другой — отзовист.

Любитель искусственных, вычурных, вымученных словечек г. Потресов посвящает свою статью «современной драме наших общественно-политических направлений», эволюции либерализма, народничества и марксизма, о которой взялся говорить. Зато комического в рассуждениях г. Потресова не оберешься.

   «Неизменным при всех переменах, — пишет г. Потресов о переменах в интеллигентской, народнической демократии, — осталось одно: в интеллигентскую идеологию на крестьянской подкладке конкретное крестьянство не внесло до сих пор (!) своего корректива».

   Не все эти коррективы поняты народниками, но крестьянство их внесло. В 1906 и 1907 гг. самое «конкретное» крестьянство создало трудовые группы и проект 104-х, внеся этим ряд коррективов, частью отмеченных даже народниками. Общепризнано, например, что «конкретное» крестьянство обнаружило свои хозяйские стремления и вместо «общины» одобрило личное и товарищеское землевладение.

   Интеллигенция — пишет он — «заслоняла собой… своим партийно-кружковым строительством пролетариат”.

— Вот и сейчас мы наблюдаем разгул этого партийно-кружкового строительства. То есть дальше кружков основная масса так называемых “левых” и “революционеров” в России не продвигается, потому что кружки — это несколько неквалифицированных людей, не сделавших работу по изучению марксизма. Они друг с другом встречаются и разговаривают.  И эти разговоры выдаются за какое-то движение вперёд. Никакого движения вперёд тут нет. Это некое успокоение друг друга: стоят на месте и спрашивают друг друга — “мы едем”? Да, едем!

— “Но перейдем к главному, к «гвоздю» геростратовского выступления г. Потресова. Он утверждает, что марксистская мысль «дурманит себя гашишем пустяков» — борьба с махизмом и борьба с ликвидаторством, — «дебатируя обо всём, о чём угодно, но только не о том, что является нервом такого общественно-политического направления, как марксистское, но только не о вопросах экономики и не о вопросах политики».

Это к тому, о чём Вы сейчас сказали. А на прошлую цитату из Потресова Ленин отвечает: “Если вы перейдете к объективным историческим фактам, то все они, вся эпоха 1905 –1907 годов, хотя бы даже выборы во II Думу, доказали бесповоротно, что «партийно-кружковое строительство» не «заслоняло» пролетария, а непосредственно перешло в партийное и профессионально-союзное строительство широких масс пролетариата”. 

   О том, как они устали: Про таких «уставших», про г. Потресова и К°, нельзя повторить известного стиха: «они не предали, они устали свой крест нести; покинул их дух гнева и печали на полпути».

Это из Некрасова, “Медвежья охота”.

   “В том-то и беда ваша, что вы заучили, как школьник: «спор Энгельса с Дюрингом имел великое значение», но не продумали, что это значит, и потому повторяете заученное в неверной, уродливо-неверной форме”.

По поводу Плеханова.

…Пока существует капитализм, вечной является задача «гегемона» разъяснять источник этих привилегий и этого угнетения, показывать их классовые корни, давать пример борьбы против них, вскрывать лживость либеральных методов борьбы и т. д., и т. д.

Протянуть руку Плеханову, выразить ему полное товарищеское сочувствие. Нас разделяли и разделяют вопросы о том, как следовало тогда-то и тогда-то действовать «гегемонам», но мы — товарищи во время распада, в борьбе с людьми, для которых вопрос о гегемонии есть «пустяковейшее недоразумение».

А с Плехановым по этому вопросу расхождений не было.

— Некоторые товарищи сегодня, не разобравшись в этих вопросах, отождествляют гегемонию пролетариата и диктатуру пролетариата. Гегемония связана с тем, что есть кто-то, кто идёт впереди в революционное время. Идущий впереди это и есть гегемон. Никакой диктатуры ещё нет, никакой власти ещё нет. Даже в буржуазных революциях гегемоном может быть рабочий класс.

Следующий материал “50-летие падения крепостного права”.

19-го февраля 1911 г. исполняется 50 лет со дня падения крепостного права в России. Повсюду готовятся чествовать этот юбилей. Царское правительство принимает все меры, чтобы в церквах и в школах, в казармах и на публичных чтениях проповедовались исключительно черносотенные взгляды на так называемое «освобождение» крестьян”.

Мне это напомнило, как мы сейчас празднуем День Победы.

— А как мы празднуем революцию? Вы обратили внимание, что вся официальная пресса и пропаганда использует только выражение “октябрьский переворот”? В принципе, это правильно, потому что любая революция есть переворот. Но это такой переворот, когда во главе становится передовой класс, а реакционный класс терпит поражение. Как раз этого они и не хотят принимать. Наступило время, когда рабочий класс установил свою диктатуру, поэтому это именно революция, а не просто переворот.

— “Усердные губернаторы в некоторых местах уже дошли до того, что распускают основанные помимо полицейского «руководства» (например, земские) комитеты по чествованию юбилея крестьянской «реформы», — распускают за недостаточную готовность вести это чествование так, как требует правительство черной сотни.

  Крестьян «освобождали» в России сами помещики, помещичье правительство самодержавного царя и его чиновники. И эти «освободители» так повели дело, что крестьяне вышли «на свободу» ободранные до нищеты, вышли из рабства у помещиков в кабалу к тем же помещикам и их ставленникам.

   Ни в одной стране в мире крестьянство не переживало и после «освобождения» такого разорения, такой нищеты, таких унижений и такого надругательства, как в России.

Нельзя «освобождать сверху» народ, во главе которого хоть раз выступал революционный пролетариат”.

   Следующий материал “Павел Зингер”.

5-го февраля текущего года немецкая социал-демократия хоронила одного из старейших своих вождей, Павла Зингера… Никогда трехмиллионный Берлин не видал такого скопления народу: не менее миллиона человек были участниками и зрителями шествия.

   Павел Зингер сам принадлежал к буржуазии, происходил из купеческой семьи…

   Зингер был из числа тех немногих исключительно редких выходцев из буржуазии, которых долгая история либерализма, история измен, трусости, сделок с правительством, угодничества буржуазных политиканов не расслабляет, не развращает, а закаляет, превращает в революционеров до мозга костей.

   На смену Зингеру — говорят эти либералы — идут умеренные, аккуратные вожаки «ревизионисты», люди скромных претензий и мелких расчётов…

  Умирают старые революционные вожди — растёт и крепнет молодая армия революционного пролетариата”.

   Статья “Памяти Коммуны”. Очень интересный материал.

— Во время работы брюссельского коммунистического семинара, где мне доводилось выступать с докладом, один день я находился в Париже. Это два часа езды на поезде. И мы побывали на кладбище Père Lachaise. У меня было такое впечатление, что я попал в дачный посёлок, на уровне нашего Сестрорецка. Огромные гранитные и мраморные дома — склепы, сооружения, в которых покоятся останки людей из числа буржуазии. И стена коммунаров, у которой их расстреляли. Наиболее реакционно настроенные буржуа выкалывали коммунарам глаза.

   Опыт мировой истории говорит: они нас не жалели, поэтому не надо жалеть реакционеров. И когда говорят о беспощадности, с которой Ленин и Сталин расправлялись с врагами революции, надо понимать: либо мы расправимся с ними, либо эти враги беспощадно расправятся с народом. То, что они сотворили с Советским союзом, уже показало, чего стоила мягкость и терпимость к врагам социализма.

На одном из каналов я слушал социолога, который говорил, что мы уже не досчитались 20 миллионов человек.

— С 90-х годов смертность в России строго превышает рождаемость.

Цитаты из статьи “Памяти Коммуны”.

Сорок лет прошло со времени провозглашения Парижской Коммуны”. 

Коммуна возникла стихийно, её никто сознательно и планомерно не подготовлял”.

Вся буржуазия Франции, все помещики, биржевики, фабриканты, все крупные и мелкие воры, все эксплуататоры соединились против неё”.

…Удалось восстановить тёмных крестьян и мелкую провинциальную буржуазию против парижского пролетариата”.

Для победоносной социальной революции нужна наличность, по крайней мере, двух условий: высокое развитие производительных сил и подготовленность пролетариата. Но в 1871 г. оба эти условия отсутствовали.

   Но главное, чего не хватало Коммуне, так это времени, свободы оглядеться и взяться за осуществление своей программы.

   Впрочем, несмотря на столь неблагоприятные условия, несмотря на кратковременность своего существования, Коммуна успела принять несколько мер, достаточно характеризующих её истинный смысл и цели. Коммуна заменила постоянную армию, это слепое орудие в руках господствующих классов, всеобщим вооружением народа; она провозгласила отделение церкви от государства, уничтожила бюджет культов (т. е. государственное жалованье попам), придала народному образованию чисто светский характер — и этим нанесла сильный удар жандармам в рясах. В чисто социальной области она успела сделать немного, но это немногое все-таки достаточно ярко вскрывает ее характер, как народного, рабочего правительства: запрещен был ночной труд в булочных; отменена система штрафов, этого узаконенного ограбления рабочих; наконец, издан знаменитый декрет (указ), в силу которого все фабрики, заводы и мастерские, покинутые или приостановленные своими хозяевами, передавались рабочим артелям для возобновления производства. И как бы для того, чтобы подчеркнуть свой характер истинно-демократического, пролетарского правительства, Коммуна постановила, что вознаграждение всех чинов администрации и правительства не должно превышать нормальной рабочей платы и ни в коем случае не быть выше 6000 франков в год”.

— Да. Этот тот самый партмаксимум, который потом проводил Ленин.

Из реальной практики!

Все эти меры достаточно ясно говорили о том, что Коммуна составляет смертельную угрозу для старого мира, основанного на порабощении и эксплуатации”.

   100 тысяч человек было убито. Были попытки разжечь огонь и в других городах, но там не удалось этого сделать.

   “Память борцов Коммуны чтится не только французскими рабочими, но и пролетариатом всего мира. Ибо Коммуна боролась не за какую-нибудь местную или узконациональную задачу, а за освобождение всего трудящегося человечества, всех униженных и оскорбленных”.

— Люди, которые делали революцию в Петрограде, извлекли уроки Парижской коммуны: в ходе взятия власти погибли не более 5 человек.

Дальше статья “Конгресс английской социал-демократической партии”.

Самым интересным вопросом был вопрос о «вооружениях и внешней политике»”.

Решительно враждебную всякому шовинизму точку зрения представляла резолюция группы в Хэкни (Hackney — округ на северо-востоке Лондона). Центральный орган с.-д. партии, «Justice» в своём отчёте о съезде приводит только конец этой («длинной», дескать) резолюции, требующей решительной борьбы против всякого увеличения вооружений, против всякой колониальной и финансовой агрессивной политики»”.

Была интересная полемика на эту тему.

Но всё это, разумеется, отравлено ложкой дёгтя: буржуазно-уклончивой и в то же время чисто буржуазной, шовинистической, фразой, признающей необходимость «достаточного» флота”.

Вот как быстро катятся вниз люди, попавшие на наклонную плоскость оппортунизма! Британский флот, помогающий порабощать Индию (не очень-то «маленькую» национальность), ставится рядом с германской социал-демократией в качестве защитника свободы народов”.

— Не может быть свободен народ, порабощающий другие народы.

Следующая статья “Разговор легалиста с противником ликвидаторства”. Была раньше такая форма изложения мыслей — в форме диалога. Видимо, Ленин решил тут использовать именно такую форму. Диалог легалиста и антиликвидатора.

Легалист. Нисколько не рискованный. Всё дело только в том, что формы существования социал-демократии в III Думе даны нам извне, нам пришлось только принять их, войти, так сказать, в готовое помещение, а формы существования легальной рабочей партии надо самим найти…

Существует легальное рабочее представительство в Думе. Существует легальная социал-демократическая фракция… Существуют легальные рабочие союзы, клубы, легальные марксистские журналы и еженедельники.. Вдумайтесь в этот факт. Одно дело отсутствие легальных рабочих союзов, легальной марксистской прессы, легальных социал-демократических депутатов. Так было до 1905 г. Другое дело — существование их, несмотря на непрерывные преследования, несмотря на постоянные закрытия. Так обстоит дело после 1907 г. В этом и состоит новизна положения. За это «новое» и надо уметь ухватиться, чтобы его расширить, укрепить, упрочить.

Антиликвидатор. Вы начали с обещания быть более смелым, более последовательным легалистом, чем те, которые выступали до сих пор, но пока вы всё еще только повторяете слова, давно уже сказанные всеми ликвидаторами.

Легалист. На деле уже существуют все отдельные элементы легальной рабочей социал-демократической партии… Надо признать безбоязненно, что не сегодня-завтра эти разрозненные элементы соберутся вместе, должны собраться вместе, и такая партия возникнет. Её нужно основать, и она будет основана.

Антиликвидатор. К делу, к делу. А то я вам напомню поговорку: хорошо поёт, где-то сядет.

Легалист. Мы учреждаем легальное общество содействия рабочему движению. Принципиальная база этого общества — марксизм. Цель общества — преобразование общественных условий жизни на началах марксизма, уничтожение классов, уничтожение анархии в производстве и т. д. Ближайшая цель легальной партии, т. е. нашего общества, — полная демократизация государственного и общественного строя; содействие решению аграрного вопроса в демократическом направлении, на основах марксистских взглядов…

   Конечно, наше общество не будет зарегистрировано, но нелегальным его нельзя будет признать… Это будет последовательная, непреклонная борьба за легальность. Учредителей и членов такого общества нельзя будет преследовать за «страшные» пункты программы нашей теперешней якобы партии… Мёртвое хватает живое. Устаревшие, отвергнутые на деле жизнью, вышедшие из употребления, сданные фактически в архив «пункты» разных резолюций и старой партийной программы служат службу только нашим врагам, помогают только душить нас…

   Всякий сознательный рабочий будет хватать угнетающий его режим как раз за то противоречие, которое наиболее ему свойственно, наиболее для него в данное время характерно, за противоречие между формальным признанием законности и фактическим отказом в ней, между «допущением» думской социал-демократической фракции и попытками «не пущать» социал-демократической партии, между признанием рабочих союзов в официальных заявлениях и преследованием их в жизни. Ухватывать угнетающий пролетариат режим за противоречия этого режима — в этом и состоит живая душа марксизма, а не в закостенелых формулах.

   Антиликвидатор. Так как вы сами говорите, что это общество не разрешат, то никакого открытого движения и даже никакого «открытого» общества нигде, кроме как в вашей легалистской фантазии, не открывается. Но прежде чем подробно отвечать вам, я бы хотел еще спросить, представляете ли вы себе это легальное марксистское «общество» существующим вместо старой, т. е. теперешней, партии или вместе с ней?

   Вот в том-то и несчастье ваше, что вы играете в легальность, вы «легальничаете», тогда как немцы опирались на легальность, действительно существующую”.

   То есть вдруг стали бороться за легальность. Разве это — задача партии?

— Осуществить власть того класса, партией которого она является. В том числе, используя и легальные возможности. Большевики от этого никогда не отказывались.

— “Списать у такой легальной партии те или иные легальные пункты программы, резолюции и т. п., и перенести такую «легальность» в Россию — наивная мечта, пустая забава, ибо вы не можете перенести в Россию германского завершения буржуазной революции…

   Нелегальная партия рабочего класса существует, и даже крайнее, самое крайнее ослабление её и распад большинства её организаций в наши дни не подрывает её существования. Кружки и группы снова и снова возрождают революционное подполье. Вопрос сводится к тому, какая организованная сила, какая идейная традиция, какая партия способна влиять и будет влиять на открытые выступления рабочих депутатов в Думе, рабочих профессиональных союзов, рабочих клубов, рабочих делегатов разных легальных съездов: революционная — пролетарская партия, РСДРП, или оппортунистическая группа ликвидаторских литераторов. Вот реальное содержание «борьбы с ликвидаторством», вот объективная подпочва, создающая в этом конфликте пропасть между тем и другим противником”.

Следующий материал “Сожаление и стыд”.

    “Всякие кризисы вскрывают суть явлений или процессов, отметают прочь поверхностное, мелкое, внешнее, обнаруживают более глубокие основы происходящего. Возьмите, например, такой наиболее обычный и наименее сложный кризис в области экономических явлений, каким является всякая стачка. Ничто так не обнаруживает действительных отношений между классами, действительную природу современного общества, подчинение силе голода громаднейшей массы населения, апелляцию имущего меньшинства к организованному насилию для поддержания своего господства. Возьмите торговые и промышленные кризисы: ничто не опровергает так наглядно всевозможные речи апологетов и апостолов «гармонии интересов», ничто не обнаруживает так рельефно весь механизм современного капиталистического уклада, всю «анархию производства», всю раздробленность производителей, всю войну каждого против всех и всех против каждого. Возьмите, наконец, такой кризис, как война: все политические и социальные учреждения подвергаются проверке и испытанию «огнём и мечом». Сила и слабость учреждений и порядков любого народа определяется исходом войны и последствиями её. Сущность международных отношений при капитализме: открытый грабеж слабого — вскрывается с полной ясностью.

   Значение нашего пресловутого «парламентского» кризиса состоит тоже в том, что он вскрыл глубокие противоречия всего общественного и политического уклада России. Власти применяют ст. 87 при чрезвычайных обстоятельствах, возникших до роспуска палат». «Это право неопровержимо, – заявил Столыпин, – оно зиждется, основано на жизненных условиях», «Всякое другое толкование этого права неприемлемо, оно нарушало бы смысл и разум закона, оно сводило бы и право монарха применять чрезвычайные указы на нет»…

Две стороны. Два толкования права. Сожаления и стыд с обеих сторон. Разница лишь та, что одна сторона только «сожалеет и стыдится»; другая же сторона не говорит ни о сожалении, ни о стыде, а говорит о том, что умаление «неприемлемо»”.

   Имеется в виду диалог между меньшевиками, кадетами и представителями царского правительства.

Повесть о том, как Иван Иванович стыдил Ивана Никифорыча, а Иван Никифорыч стыдил Ивана Ивановича… Вы демагог, сказал Иван Иваныч Ивану Никифорычу, ибо вы стоите у власти и пользуетесь этим для увеличения своего собственного влияния и своей власти, причём ссылаетесь на национальные интересы населения. Нет, вы — демагог, сказал Иван Никифорыч Ивану Иванычу, ибо вы кричите громко в публичном месте, будто у нас только произвол и нет ни конституции, ни основных законов, причём намекаете довольно невежливо на какое-то принесение в жертву нашего достояния.

   Кто кого изобличил в конце концов в демагогии, — неизвестно. Но известно, что, когда два вора дерутся, от этого всегда бывает некоторая польза”.

   Это мне напоминает диалог власти и оппозиционных партий. И те, и другие хорошо устроились, упрекают друг друга, и создаётся видимость некой борьбы между ними.

— Ленин по этому поводу делал различия: есть оппозиция его величества и оппозиция его величеству. Оппозиция его величества поддерживает власть, но создаёт видимость оппозиции. А оппозиция его величеству — это действительная оппозиция. Таковой является рабочий класс и его союзники. А другие партии, которые иногда делают какие-то поправки и замечания, играют в оппозицию его величества.

Приведу пример. Вопрос о пенсионной реформе, который будоражил всё общество. Сколько речей было сказано представителями ЛДПР, Справедливой России, КПРФ… Но ведь они все депутаты и обладают правом законодательной инициативы. Они могли бы внести такой законопроект, который бы не ухудшал положение трудящихся, а улучшал. Никто этого не сделал. То есть они с виду выступали как оппозиция, а на самом деле помогли протащить эту реформу. Не делая никаких реальных шагов, они решали вопрос следующих выборов, чтобы оказаться снова в этих же самых креслах и по-прежнему быть оппозицией его величества.

Следующие материалы посвящены совещанию членов ЦК. Я оттуда маленькую цитату отметил.

Беки потеряли на центральной работе после пленума четырёх членов ЦК (Мешковский + Иннокентий + Макар + Линдов). Меки — ни одного, ибо ни один не работал!!”

Интеллигентам лишь бы ничего не делать!

— В философских тетрадях Ленин приводит разумные рассуждения Плеханова о том, что каждый интеллигент в среднем знает больше, чем рабочий. Но мы говорим не о знании, а о сознательности. Положение рабочего с гораздо большей решительностью и твёрдостью предопределяет его действия, чем положение интеллигента. Поэтому наличие знания ещё не говорит о том, как и для чьей пользы интеллигент будет его использовать.

Интересный материал “Положение дел в партии”.

За границей только что (в июне и июле 1911 года) произошли события, означающие кризис партийных центров. События эти, рассказанные и освещенные в ряде листков всех почти фракций и течений, сводятся к тому, что ликвидаторы (через Заграничное бюро Центрального Комитета) окончательно сорвали созыв пленума. Большевики порвали с этим, поставившим себя вне закона, ЗБЦК и в блоке с «примиренцами» и поляками создали «Техническую комиссию» и «Организационную комиссию» для созыва конференции.

   Каково принципиальное значение этих событий?

Разрыв с ликвидаторами, которые порвали с РСДРП, но тормозили всю её работу изнутри центров (вроде ЗБЦК), означает устранение этого тормоза и возможность взяться дружно за восстановление нелегальной и действительно революционной социал-демократической партии. Второе: разрыв с нарушившим все партийные законы ЗБЦК (и последовавший за этим выход из редакции Центрального Органа Мартова и Дана, не принимавших с февраля 1910 года никакого участия в ЦО) означает исправление той ошибки пленума (в январе 1910 года), благодаря которой в центрах оказались не партийные меньшевики, а голосовцы, т. е. ликвидаторы. Принципиальная линия пленума (очистка рабочей партии от буржуазных течений ликвидаторства и отзовизма) освобождена теперь от скрывавших её ликвидаторских центров.

К счастью, лицемерные вопли голосовцев и Троцкого в защиту ЗБЦК нашли себе оценку у третейских судей. Трое немецких с.-д. (Меринг, Каутский и Цеткина) должны были решить вопрос о большевистских деньгах…”

— Они решили… Эти деньги оказались у германских социал-демократов и не были возвращены никакой фракции или партии в России.

Далее Ленин говорит о том, как относиться к фракционности.Наш долг предупредить всех большевиков об этой опасности и призвать их к сплочению всех сил и к борьбе за конференцию”.

— Из этих фрагментов, которые Вы зачитываете, видно, какой долгий и извилистый путь пришлось проделать партии. Говорят обычно: вождь создал партию. Но это длительная борьба той части партии, которая стояла на революционной позиции рабочего класса, с той частью партии, которая всё время менялась или просто предавала. И это не исключение, а правило: в каждой партии есть пролетарско-революционное ядро и интеллигентски-оппортунистическое крыло. Те, кто этого не видят, политически слепы. А те, кто последовательно изучает Ленина, привыкают к тому, что борьба — это постоянное явление в становлении партии. И без этой длительной борьбы со всеми ее поворотами и нюансами не было бы в России такой блестяще проведённой революции. Это огромная работа, в том числе и теоретическая, полемическая, литературная. Если бы имели дело с заумными произведениями, было бы куда сложнее понять. По простоте изложения работы Ленина выше работ Маркса и Энгельса. Не в научном отношении, а в отношении доступности любому сознательному рабочему. Всё написано прекрасным русским языком, Ленин отлично знал русскую литературу. Он дотошно разбирает каждую ситуацию, и только совсем слепой в политическом смысле не сможет разобраться. Достаточно небольших усилий. Кто хочет стать более умным — читайте Ленина!

Не только слепым надо быть, но и глухим, потому что сегодня есть возможность знакомиться с произведениями с помощью голоса, есть такие программы, есть аудикниги.

— Я однажды просматривая сайт университета, обнаружил аудиоверсию сборника “Главное в ленинизме”. Приятный женский голос 30 часов читает эту работу. Можно лечь на диван и слушать. Полного собрания сочинений я пока не встречал в аудиоверсии, но можно читать и получать удовольствие, как это делает Марат Сергеевич.

   Тот, кто не читает Ленина, обкрадывает себя. Ведь всё равно все эти вопросы сегодня в обществе обсуждаются, каждый пытается на них ответить. Но попытки чаще всего безграмотные. Помимо Ленина они носят жалкий характер. Мне приходилось не раз встречаться с представителями так называемых левых. Полагать, что они могут выиграть в каком-то споре даже смешно, потому что не овладели ленинизмом. Тот, кто хочет выиграть, должен встать на плечи великих. Если вы стоите на плечах пигмеев, то как вы можете выиграть?

Материал “Реформизм в русской социал-демократии”. Материал не только интересный, но злободневный и полезный. Потому что нас ловят на слово “реформа”, как рыбу на червяка.

— По крайней мере, ловили в горбачёвско-ельцинский период.

Сейчас тоже пытаются.

— Люди, знакомые с диалектикой, понимают, что если вы меняете форму, то меняете и содержание, это категории сущности. Если сущность меняется, то за изменением формы может быть уничтожено то, что реформируется.

— “Не либерализм против социализма, а реформизм против социалистической революции — вот формула современной «передовой», образованной буржуазии. И чем выше развитие капитализма в данной стране, чем чище господство буржуазии, чем больше политической свободы, тем шире область применения «новейшего» буржуазного лозунга: реформы против революции, частичное штопанье гибнущего режима в интересах разделения и ослабления рабочего класса, в интересах удержания власти буржуазии против революционного ниспровержения этой власти”.

— То есть одни говорят, что надо уничтожить эксплуатацию, а другие — давайте изменим форму этой эксплуатации. Эти меняльщики постоянно меняют и правила игры. Но вы всегда остаётесь с ярмом.

— “Обострение борьбы реформизма с революционной социал-демократией внутри рабочего движения есть совершенно неизбежный результат указанных изменений во всей экономической и политической обстановке всех цивилизованных стран мира. Рост рабочего движения неизбежно привлекает в число его сторонников известное количество мелкобуржуазных элементов, порабощённых буржуазной идеологией, с трудом освобождающихся от неё, постоянно впадающих в неё снова и снова. Социальную революцию пролетариата нельзя себе и представить без этой борьбы, без ясной принципиальной размежёвки социалистической «Горы» и социалистической «Жиронды» перед этой революцией, — без полного разрыва оппортунистических, мелкобуржуазных и пролетарских, революционных элементов новой исторической силы во время этой революции”.

— Было во французской социалистической партии два крыла — “Жиронда” (возглавлял Жан Жорес) и “Гора” (возглавлял Жюль Гед). И вот настало время, когда надо было голосовать против военных кредитов, но это означало рисковать своей свободой. Либкнехт пошёл в тюрьму, наши большевики поехали в Сибирь, а Жюль Гед изменил рабочему классу. Поэтому Ленин писал: товарищи рабочие, учитесь на примере всей жизни Жюля Геда, за исключением его измены в 1914 году! То есть какая-то внутренняя борьба внутри человека всё время шла, он действовал как революционер пока не встал вопрос — остаться в парламенте или попасть в тюрьму. Он выбрал первое и перестал быть революционером.

   Если вы будете смотреть историю революционного движения, то таких предательств найдёте много. Вовсе не следует делать вывод, что если человек был революционером и сделал что-то хорошее, то он непременно таковым и будет до конца. К сожалению, история свидетельствует, что предательство бывает чаще. Представитель рабочего класса, не являющийся рабочим, старается быть выразителем, проводником интересов рабочего класса, но его быт, его жизнь, настроение или желания сохранить хорошие условия жизни в условиях легальности, приводят на путь предательства. Хотят быть революционерами, но не рисковать.

— “У нас реформизм течет одновременно из двух источников. Во-первых, Россия гораздо более мелкобуржуазная страна, чем страны западноевропейские. У нас поэтому особенно часто появляются люди, группы, течения, отличающиеся тем противоречивым, нетвёрдым, колеблющимся отношением к социализму (то «пылкая любовь», то подлая измена), которое свойственно всякой мелкой буржуазии. У нас, во-2-х, массы мелкой буржуазии всего легче, всего быстрее падают духом и поддаются ренегатскому настроению при каждой неудаче одной из фаз нашей буржуазной революции, всего скорее отрекаются от задачи полного демократического переворота, очищающего Россию целиком от всех пережитков средневековья и крепостничества.

   Напомним только, что не найдётся, наверное, ни единой страны в мире, где бы так быстро происходили «повороты» от сочувствия социализму к сочувствию контрреволюционному либерализму, как у наших господ Струве, Изгоевых, Карауловых и т. д., и т. п. А ведь эти господа — не исключения, не одиночки, а представители широко распространённых течений!”

— Иногда говорят: почему Сталин был такой подозрительный? Потому что он видел, как бывает, был свидетелем многих измен. Поэтому на слово он не очень верил. Везде проверял.

— “Прекраснодушные люди, которых много вне рядов социал-демократии, но немало также внутри её, и которые любят говорить проповеди против «чрезмерной» полемики, «страсти к размежеваниям» и т. д., обнаруживают полное непонимание того, какие исторические условия порождают в России «чрезмерную» «страсть» к скачкам от социализма к либерализму”.

— Хочу привести пример. Сталин, будучи уже генеральным Секретарём, вождём большевистской партии, написал положительное предисловие к книге молодого автора. А одна дама написала разгромную статью с критикой этой книги. Сталин снова вернулся к книге и указал, что неслучайно написал рецензию на книгу молодого автора, нет причин его не поддержать. Сталин сказал: “Я буду помогать молодым авторам. А если вы думаете, что этот молодой автор обманул товарища Сталина, то почему вы думаете, что меня так легко обмануть?”

   Если Сталина трудно обмануть, то Ленина вообще невозможно! Он очень проницательный. Он идёт на компромиссы и временные союзы ради решения своих проблем, но никогда не сдаёт позиции так, чтобы большевистская партия оставалась в проигрыше.

Далее Ленин разбирает варианты реформизма.

…Отречение от идеи гегемонии есть самый грубый вид реформизма в русской социал-демократии, и потому не все ликвидаторы решаются высказывать прямо свои мысли в столь определенной форме. Некоторые из них (вроде г. Мартова) пытаются даже, в насмешку над истиной, отрицать связь между отказом от гегемонии и ликвидаторством.

   Более «тонкой» попыткой «обосновать» реформистские взгляды является такое рассуждение: буржуазная революция в России закончена; после 1905 года второй буржуазной революции, второй общенациональной борьбы за демократический переворот быть не может; России предстоит поэтому не революционный, а «конституционный» кризис, и рабочему классу остается лишь позаботиться об отстаивании своих прав и интересов на почве этого «конституционного кризиса»”.

— Да, пишите бумажки и предлагайте.

Или ещё вариант.

Социалисты учат, что революция неизбежна и что пролетариат должен использовать все противоречия в общественной жизни, всякую слабость его врагов или промежуточных слоев для подготовки новой революционной борьбы, для повторения революции на более широкой арене, при условиях большей развитости населения. Буржуазия и либералы учат, что революции не нужны и вредны рабочим, которые не должны «переть» к революции, а должны, как пай-мальчики, скромненько работать над реформами”.

Реформы как жвачки, которыми пытаются заменить мясо.

— Я бы даже по-другому сказал: реформа используется, как способ не заменить, а сохранить то, что есть. Есть эксплуатация — давайте её реформировать. Получаете мало еды — также и будете получать мало, но сделаем реформу, в другой упаковке, с другим названием. То есть реформа есть изменение формы. А изменение формы может быть как в сторону улучшения, так и в сторону ухудшения содержания.

   Дело-то не в том, что были такие удачные вожди, которые построили социализм. Дело в том, что социализм как общественный строй позволяет быстро развивать все производительные силы. А главной производительной силой, как писал Ленин, является рабочий, трудящийся. И больше всего развитие касалось как раз трудящихся.

   Послушайте “Эхо Москвы”, где сидят сторонники США, сторонники развала России, даже они говорят: “Конечно, в советское время образование было лучше, подготовка была лучше”. Это невозможно отрицать — исторический факт. Но это дело не отдельных лиц, групп, а дело того строя, к которому привело господство рабочего класса, диктатура пролетариата. Дело, которое осуществлял Ленин, создавая партию рабочего класса.

   Отсюда следует, что если разрушать партию рабочего класса, то разрушится и социализм! Начал Хрущёв разрушать партию рабочего класса, начиная с убийства Берии, который поддерживал бы позиции Сталина. Хрущёв начал разрушать, пошёл против Сталина — партия это проглотила. Раз проглотила, значит, судьба её была уже предрешена. Дальше — дело времени. Начиная с 1961 года, пошёл переходный период от социализма к капитализму. Вместо выкинутой из Программы партии диктатуры пролетариата пришла диктатура буржуазии.

Ленин делает вывод, что болтовня реформиста …лишь словесное прикрытие отречения от всякой революции”. Это эффективное средство в руках буржуазии.

— С одной стороны эффективное, а другой — примитивное. Кто изучал Ленина, того не проведёшь. Эксплуатация остаётся, а её форма может постоянно меняться.

   Хотите, вам напечатают новые деньги? Многие думают, что инфляция это повышение цен на все товары. Нет, это повышение цен на все товары, кроме товара рабочая сила! На все товары цены растут, а зарплата не растёт. И тогда снижается жизненный уровень. Это и есть реформирование. Люди легко на это ловятся. Легко отдают революционные завоевания. Детям оставляют пустое пространство.

Материал “Столыпин и революция”.

Столыпин — министр такой эпохи, когда крепостники-помещики изо всех сил, самым ускоренным темпом повели по отношению к крестьянскому аграрному быту буржуазную политику, распростившись со всеми романтическими иллюзиями и надеждами на «патриархальность» мужичка, ища себе союзников из новых, буржуазных элементов России вообще и деревенской России в частности”.

Очень интересный материал, всем советую.

Следующий материал “О новой фракции примиренцев или добродетельных”.

Последовательнее всех выразил примиренчество Троцкий, который едва ли не один пытался подвести теоретический фундамент под это направление. Фундамент это такой: фракции и фракционность были борьбой интеллигенции «за влияние на незрелый пролетариат»”.

   Здесь, как мне кажется, Троцкий выражает мысль о том, что есть умный интеллигент, который старается влиять на незрелый пролетариат…

— И для этого создаёт группки.

Да, создаёт группы, он знает, как правильно и учит этому других.

— Группки создаёт, а партию разрушает.

А Ленин-то говорит, что надо быть выразителем нужд пролетариата.

— Их экономических интересов.

Следующий материал по поводу избирательной кампании. На странице 358 есть хорошее резюме.

Избирательную платформу социал-демократии очень часто бывает полезно, а иногда и необходимо, завершить выставлением краткого общего лозунга, пароля выборов, выдвигающего самые коренные вопросы ближайшей политической практики, дающего самый удобный, самый близкий повод и материал для развёртывания всесторонней социалистической проповеди”.

— Когда у нас люди слышат, что приближаются выборы, они начинают думать, что выборы нужны трудящимся для того, чтобы победить. Не победите вы с помощью выборов! Проведёте несколько своих кандидатов в лучшем случае и всё. Но на выборах можно показать, кто есть кто. Поэтому нужно не сворачивать свои лозунги, не делать их куцыми, а использовать легальные возможности для пропаганды политики своей партии. Во время выборов, как говорил Ленин, шире открываются уши, глаза, можно многое сказать для просвещения большего количества людей.

— “Для нашей эпохи таким паролем, таким общим лозунгом могли бы быть лишь следующие три пункта: 1) республика, 2) конфискация всей помещичьей земли, 3) 8-часовой рабочий день”.

— Смотрите, какие важные лозунги! Республика это — царя долой! Это буржуазная революция. Второе: если рабочий класс не получит 8-часовой рабочий день, то ему трудно, почти невозможно бороться за свою революцию, за то, чтобы установить и осуществлять свою власть. А конфискация помещичьей земли означает привлечение на свою сторону крестьянства. Союз рабочего класса и крестьянства был блистательно осуществлён в 1917 году.

Следующий материал “Старое и новое”.

Возьмёшь в руки газеты и сразу атмосфера «старой» России надвигается со всех сторон…

Голод… Продажа скота, продажа девушек, толпы нищих, тиф, голодная смерть. «У населения есть только одна привилегия — умирать тихо и незаметно», — пишет один корреспондент.

«Земцы, говоря попросту, перепугались того, что они очутятся со своими имениями среди голодных, озлобленных, потерявших всякую веру на какой-нибудь просвет, людей» (из Казанской губернии).

На что, казалось бы, благонадёжно нынешнее земство, а между ним и правительством идет спор из-за размеров ссуд. Просят 6 миллионов рублей (Казанская губерния) — казна даёт 1 миллион. Просили 600 тысяч (Самара) — переведено 25 тысяч рублей.

По-старому!”

Это как сейчас: Владимир Владимирович говорит, что на пенсию не прожить, но мы её проиндексируем на 4%. Блестяще!

— А цены на сколько выросли? Больше, чем на 4%. Индексацией называется такое повышение, которое компенсирует понижение жизненного уровня. А это не компенсирует. Идёт понижение жизненного уровня трудящихся.

Заканчивается том интересным материалом “Манифест либеральной рабочей партии”.

— Само сочетание интересно: что такое “либеральная рабочая партия”? Либеральная — ясно, что буржуазная. Причём такая, которая втягивает в себя рабочих или маскируется под рабочую партию.

— “Как ни тяжело марксистам терять в лице Н. Р-кова человека, послужившего рабочей партии в годы подъёма с преданностью и энергией, интересы дела должны стоять выше каких бы то ни было личных или фракционных отношений, каких бы то ни было «хороших» воспоминаний”.

Далее Ленин разбирает рассуждения этого человека.

Возьмите исходную точку его рассуждений. Он считает «совершенно несомненным и бесспорным», что «основная объективная задача России в настоящий момент есть окончательное завершение смены грубо-хищнического, полукрепостнического хозяйствования культурным капитализмом». Спорно же, по его мнению, достигла ли Россия положения, при котором, «хотя и не исключена возможность общественных бурь, но в недалеком будущем эти бури не являются необходимыми, неизбежными».

Мы считаем совершенно несомненным и бесспорным, что это чисто либеральная постановка вопроса… Марксист не позволяет ограничиваться этим, требуя разбора того, какие классы или слои классов, в освобождающемся буржуазном обществе ведут ту или иную, конкретно определенную линию этого освобождения, создания, например, тех или иных политических форм так называемого «культурного капитализма»”.

Ленин показывает, как чуть подредактированная система анализа ведёт человека к защите капитализма.

— А вроде бы он был сторонником и защитником интересов рабочего класса.

— “Вот вам полный образчик метода политических рассуждений Р-кова. Он начинает с того, что отсекает крайности — без всяких данных, просто на основании своего либерального благодушия! Он продолжает тем, что компромисс между разными группами буржуазии не труден и вероятен. Он кончает тем, что подобный компромисс «неизбежен».

Вульгарный демократ способен всё дело сводить к тому, буря или нет. Для марксиста в первую голову ставится вопрос о той линии политической размежёвки классов, которая одинакова и при буре и без бури”.

— Любимая песня Ленина была:

Будет буря; мы поспорим,
И поборемся мы с ней”.

Этот человек был рассчитан на бурю, а не на тишь-гладь и благодать для правящего класса тогда как народ прозябает в нищете и угнетении.

Как назовём эту часть?

— Этот том связан с тем, как трудно строить и удержать партию. Можно назвать “Строительство партии рабочего класса”.

Хочется добавить про извилистость или неоднозначность…

— Что значит неоднозначность? Борьба однозначна. Можно так: “Партия строится в борьбе”.

Во! Это отлично! Спасибо, Михаил Васильевич!

— Спасибо, товарищи.

ru_RUРусский
lvLatviešu valoda ru_RUРусский