Марат Удовиченко и Михаил Попов. Обсуждение двадцать четвёртого Полного собрания сочинений В.И.Ленина

ЛЕНИНСКАЯ ПОЗИЦИЯ ПО НАЦИОНАЛЬНОМУ ВОПРОСУ

Здравствуйте, Михаил Васильевич!

— Здравствуйте, Марат Сергеевич! Скажите честно, это занятие, которым вы занимаетесь, 24 том уже, это с натяжкой Вам даётся или увлекательно?

Это увлекательное занятие.

— У меня тоже такое чувство. Хотя я ещё знаю людей, которые прочитали Полное собрание сочинений Ленина. Профессор Казённов Александр Сергеевич, он прекрасно читает лекции. Золотов Александр Владимирович, который заведует кафедрой экономической теории и методологии Нижегородского государственного университета, ролики у него выходят замечательные, книги, статьи. Галко Виктор Иванович, который читает в Красном университете лекции по экономике. Лучше лекций по этой теме трудно себе представить. Лещук Валерий Евгеньевич Турушев Сергей Петрович. Он тоже прочитал, и, я думаю, что это ему очень помогает вести партийную работу.

   Я не встретил ни одного человека, прочитавшего Полное Собрание Сочинений Ленина, который посчитал бы это напрасной тратой времени. Все эти люди быстрее продвигаются в решении поставленных перед собой задач. Заряжаются энергией Ленина.

У меня есть три причины, почему я читаю. Во-первых, я хочу разобраться в вопросе. Чтобы понять марксизм-ленинизм, надо читать первоисточник. Думаю, Ленин в этом разбирался лучше всех.

— В некоторых вопросах он глубже разобрался, например, о диктатуре пролетариата. Энгельс и Маркс к этому хоть и пришли, но дальше развить не успели.

Ленин ещё и государство построил. Показал на практике.

— И государство построил, и партию, и руководил революцией. Для обучения и роста, конечно, надо брать успешные примеры.

Вторая причина: у меня была иллюзия, что люди раньше были другие. Лучше понимали разные моменты, связанные с капитализмом и эксплуатацией. Но эта иллюзия развеялась. Люди были такие же. И я лишился очень важного оправдания для себя.

   Третья причина — я воспринимаю Ленина, зачастую, как методическое пособие. Здесь можно найти пособие, как построить партию, как провести съезд и многое другое. Всё это нужно, чтобы строить коммунизм.

— Для того, чтобы бороться за коммунизм, я бы так сформулировал. Переход к коммунизму идёт через классовую борьбу.

Итак, том 24. Он охватывает период сентябрь 1913 — март 1914 гг. Как я понял, тогда наиболее важными были два вопроса: национальный и ликвидаторство. Большинство статей тома посвящено этим темам.

— Все крупные события, которые затрагивают вопросы борьбы рабочего класса за приближение социализма, были затронуты Лениным и изложены вполне марксистские соображения по ним. В этом смысле Ленин — публицист, он не пропускает крупных событий, всегда по ним высказывается. В то же время он занимает определённое место в политических событиях и показывает, что должен делать рабочий класс в этой обстановке.

Первая статья называется “Марксизм и реформизм”.

Марксисты признают, в отличие от анархистов, борьбу за реформы, т. е. за такие улучшения в положении трудящихся, которые оставляют власть по-прежнему в руках господствующего класса. Но вместе с тем марксисты ведут самую решительную борьбу против реформистов, которые прямо или косвенно ограничивают стремления и деятельность рабочего класса реформами…

   Реформизм даже тогда, когда он искренен, превращается на деле в орудие в руках буржуазии для развращения и обессиления рабочих. Опыт всех стран показывает, что, доверяясь реформистам, рабочие всегда оказывались одураченными.

   Реформисты есть во всех странах, ибо везде буржуазия старается так или иначе развратить рабочих и сделать их довольными рабами, отказывающимися от мысли об уничтожении рабства. В России реформисты, это — ликвидаторы, которые отказываются от нашего прошлого, чтобы усыпить рабочих мечтами о новой, открытой, легальной партии.

   При этом события во всех областях рабочего движения показывают нам, что марксисты не только не отстают, а напротив — идут явно впереди в деле практического использования реформ и борьбы за реформы.

   Не надо забывать, кроме того, что в России реформизм проявляется ещё в особой форме, именно в виде отожествления коренных условий политической обстановки современной России и современной Европы”.

— А Европа действует так, чтобы не беспокоить правящий класс.

Следующая статья “Как епископ Никон защищает украинцев?”

«Киевская Мысль» сообщает, что епископ Никон, член Государственной думы, правый, подписал первым законопроект об украинской школе и обществах, вносимый в Государственную думу.

   Содержание законопроекта: разрешить преподавание в начальных школах на украинском языке; назначать учащими украинцев; ввести преподавание украинского языка и истории Украины; не преследовать украинских обществ и не закрывать их «в порядке административного усмотрения, часто голого произвола».

   Таким образом, товарищу Пуришкевича по партии — епископу Никону — не нравится в некоторых случаях произвол.

«Украинский народ не ищет какой-то пресловутой автономии, восстановления Сечи Запорожской; украинцы — не сепаратисты…   Украинцы — не инородцы, они — свои, наши родные братья, а потому-то их и не должно ограничивать в языке и национальном культурном развитии; иначе мы сами приравниваем их, своих братьев, к евреям,   полякам, грузинам и др., действительно инородцам».

   Говоря прямее и проще: еврея и др. мы согласны давить, как инородца, если нам сделают уступки.

   Знакомая картина защиты «национальной культуры» всеми буржуазными националистами, от черносотенных до либеральных и даже до буржуазно-демократических!

   Епископ Никон знать ничего не хочет о том, что нельзя защитить от угнетения украинцев, не защищая от всякого угнетения все без исключения народы, не изгоняя абсолютно из государственной жизни понятия «инородца», не отстаивая полного равноправия всех национальностей. Нельзя защищать никого от национального гнёта, не проводя последовательно самой широкой местной и областной автономии и принципа решения всех государственных вопросов волею большинства населения (т. е. принципа последовательного демократизма)”.

   Помнится, Кравчук был партийным лидером и при этом жутким националистом.

Следующий материал “Цивилизованное варварство”.

Англия боится… нашествия! Туннель, изволите видеть, облегчит, «в случае чего», неприятельским войскам вторжение в Англию. И поэтому военные авторитеты в Англии уже не первый раз проваливают план прорытия туннеля”.

   Тут речь идёт о строительстве тоннеля под Ламаншем, это тогда уже было возможно.

Читаешь об этом — и удивляешься сумасшествию и ослеплению цивилизованных народов.

Куда ни кинь — на каждом шагу встречаешь задачи, которые человечество вполне в состоянии разрешить немедленно. Мешает капитализм. Он накопил груды богатства — и сделал людей рабами этого богатства. Он разрешил сложнейшие вопросы техники — и застопорил проведение в жизнь технических улучшений из-за нищеты и темноты миллионов населения, из-за тупой скаредности горстки миллионеров.

   Цивилизация, свобода и богатство при капитализме вызывают мысль об обожравшемся богаче, который гниет заживо и не даёт жить тому, что молодо.

   Но молодое растёт и возьмеё верх, несмотря ни на что”.

В чём актуальность? Ковид. Смотрю официальную статистику. Почти на 27% в первом полугодии 2020 года смертность выше, чем в первом полугодии 2019 года. И далее приписка: “из них от ковида на 1,6%”. Я думаю, это потому, что все медицинские учреждения заняты лечением ковидных, а люди в это время умирают от других болезней. Такая же манипуляция, как в ситуации с тоннелем под Ламаншем. 1,6% — это же на грани погрешности.

— Какая классовая борьба, сейчас же ковид! Какое повышение зарплаты, сейчас же ковид!

Зато в маске можно зайти куда угодно и не оставить следов, есть свои плюсы для революционной борьбы.

Короткая статья “О русском управлении и о русских реформах”.

Есть журнальчик «Гражданин», составляемый г. Мещерским. Князь, прошедший огонь и воду и медные трубы в различных высших чиновничьих «сферах» Петербурга, проповедует в этом журнальчике обыкновенно самые реакционные вещи.

Журнальчик интересен тем, что сановный редактор его, уверенный, что до народа его журнал никогда не дойдет, нередко разоблачает российское управление самым беспощадным образом.

«Очень характерное явление, — пишет он. — От времени до времени приезжают к нам из Франции, из Бельгии, из Англии милые, очень симпатизирующие (сочувствующие) России и русским люди, останавливаются в роскошной обстановке в гостинице, представляют тому или другому чиновнику свои рекомендации… смотришь, дней через десять эти приезжие иностранцы принимаются тем или другим министром, получают надежды на ту или иную концессию, с ними уезжают домой… затем опять приезжают и недельку спустя они уже обладают концессией где-то в России и считают свои предвидимые доходы с такой энергией, что доходят до мечты о миллионах».

   Когда наши народники воюют, и воюют справедливо, против этих безобразных и бесстыдных проделок, они считают это нередко войной с капитализмом. Их ошибка ясна. Они воюют на деле за демократизацию капитализма”.

— Никакое отрицание не покажет, куда вы идёте.

Следующая статья называется “Как Вера Засулич убивает ликвидаторство”. Вера Засулич — одна из основателей группы Освобождения труда, человек видный и уважаемый. Но на её примере можно увидеть, как иногда интеллигенты съезжают с позиции защиты интересов рабочего класса.

Прежде всего В. Засулич, подобно всем ликвидаторам, старается хулить партию, но откровенность автора разоблачает его с поразительной яркостью. «Российская с.-д. рабочая партия, — читаем у В. Засулич, — это подпольная, основанная на втором съезде и тотчас разделившаяся организация интеллигентов для пропаганды и агитации среди рабочих»”.

   Далее Ленин показывает, что это не так.

Заявить публично: «трудно сказать, помогала или мешала организация работе» значит не только допустить величайшую, вопиющую историческую неправду. Это значит отречься от партии.

В самом деле, из-за чего ценить партию, если трудно сказать, помогала она или мешала работе? Не ясно ли, что суббота для человека, а не человек для субботы?

   Отречение от партии в прошлом, задним числом, необходимо ликвидаторам, чтобы оправдать отречение от неё в настоящем.

   Факт бесспорный. Пустели и районные и всякие иные отделы организации. Весь вопрос в том, как объяснить это явление бегства из организации и как отнестись к этому явлению?

   В. Засулич отвечает: «пустели потому, что в тот момент там нечего было делать»”.

   Это взгляд ликвидатора. Нелегальную работу запретили, реакция была активна, поэтому делать было нечего.

Курьёзна эта способность В. Засулич не замечать, что она опровергает сама себя. Если полиция «отбирала» библиотечки, значит обсуждение читаемого, усвоение его, дальнейшее изучение вызывало именно подпольную работу! В. Засулич хочет доказать, что «нечего было делать», а из её признаний вытекает: было что делать”.

— Видите, как они успешно сами себя разоблачают.

— “В. Засулич повторяет слова ликвидаторов, не зная дела. Что было трудно, труднее чем прежде, в описываемое время, это бесспорно. Но работа марксистов всегда «трудна», и они отличаются от либералов именно тем, что не объявляют трудное невозможным. Либерал называет трудную работу невозможной, чтобы прикрыть своё отречение от неё. Марксиста трудность работы заставляет стремиться к более тесному сплочению лучших элементов для преодоления трудностей”.

— Трудящиеся — это те люди, которые своим трудом преодолевают трудности.

— “«… Нечего было делать в подпольных группах, а вне их была масса необходимой общественной работы…» Клубы, всякие общества, съезды, лекции и пр.

   Таково рассуждение всех ликвидаторов, повторяемое В. Засулич.

   Подполье было нужно, между прочим, именно потому, что с ним была связана марксистская работа в клубах, обществах, на съездах и пр.”

— Некоторые так и говорят, что надо по квартирам ходить. Не на заводы идти, не с теми разговаривать, кто может перевернуть то, что есть в России, а с недовольными. А кто недоволен? Все недовольны! Вы знаете хоть одного капиталиста, который доволен современным государством? Я таких не видел.

   В коммунистическом манифесте Маркс и Энгельс перечисляют всех недовольных существующим строем — капитализмом. Это недовольство, оформленное как идейное течение, называется социализм. И далее перечисляются его виды. Социализм феодальный — когда у помещиков всё отбирают, они недовольны. Социализм христианский. Социализм мелкобуржуазный. Мелкий бизнес-то душат! Далее — интеллигенты-утописты, которые рассказывают, как надо построить нашу жизнь. И в конце Маркс и Энгельс указывают на научный социализм. Это те, кто указывают на материальную силу, которая из капиталистического положения выводит нас к коммунизму.

Ленин отвечает Вере:

Подполье было нужно, между прочим, именно потому, что с ним была связана марксистская работа в клубах, обществах, на съездах и пр…

Говоря иными словами, «основание» В. Засулич сводится к оправданию бегства ликвидаторов из подполья!“

— Странно, как люди, которые собираются совершить переворот, рассчитывают только на легальные действия. Ведь революция — это переворот, переворот принятых устоев и законов. Ясно, что только легальными средствами это сделать не получится. Разрешены только буржуазные действия.

— “Бегство из подполья могло быть у отдельных лиц результатом усталости и надломленности. Таких лиц можно только пожалеть; им должно подать помощь, поскольку пройдет их надлом и проявится у них снова тяга от обывательщины, от либералов и от либеральной рабочей политики к рабочему подполью. Но, когда усталые и надломленные взбираются на трибуну журналистики и объявляют своё бегство проявлением не усталости, не слабости, не интеллигентской дрянности, а своей заслугой, причём взваливают вину на «недееспособное», или «никчемное», или «омертвелое» и т. п. подполье, — тогда эти беглецы становятся отвратительными ренегатами, отступниками. Тогда эти беглецы становятся худшими советчиками и постольку опасными врагами рабочего движения”.

   Ещё цитата из Засулич. Тут речь о партии.

«… Но если бы она была и в 10 раз лучше, она и тогда не выдержала бы революции и контрреволюции. Я не помню в истории Европы ни одной революционной организации, которая, пережив революцию, оказалась бы дееспособной в момент реакции»”.

— Одни надрываются над работой по созданию дееспособной партии, а другие сидят в теплых креслах и пишут статьи в духе “у вас ничего не получится!”

   Это люди, которые помогают врагам. Поэтому Сталин говорит о том, что надо бороться не только с правыми, но и с примиренчеством к правому уклону. Они маскируются под добрых людей.

— “В отличие от Европы конца XVIII и первой половины XIX века Россия именно дала пример страны, в которой старая организация доказала свою жизненность и свою дееспособность. Эта организация сохранилась и во времена реакции, несмотря на отпадение ликвидаторов и тьмы обывателей. Эта организация, сохраняя свой коренной тип, умела приспособлять свою форму к изменившимся условиям, умела видоизменять эту форму соответственно требованиям момента, знаменующего «еще шаг по пути превращения в буржуазную монархию»”.

— Ликвидаторы не могут выступить прямо против рабочего класса. Они говорят: вам не надо ничего делать, у вас не получится! Вместо развёртывания классовой борьбы, они уговаривают борющийся класс не бороться. Это такие политические попы, которые оглупляют людей. Если вас ударили по левой щеке, подставьте правую.

— “Организация не только «необходима для партии» — это признаёт всякий либерал и всякий буржуа, желающий «использовать» рабочую партию для антирабочей политики. Партия есть сумма связанных воедино организаций. Партия есть организация рабочего класса, расчленённая на целую сеть всяческих местных и специальных, центральных и общих организаций.

   Чего же хочет В. Засулич? Она хочет сказать, что партия станет организацией, когда для России кончится гористый путь и начнётся ровная дорога. Это весьма почтенная либеральная и веховская мысль: до ровной дороги всё-де скверна и зло есть, и партия не партия, и политика не политика. При «ровной дороге» всё будет «в порядке», а при «гористом пути» один хаос”.

   Спрашивается, как же гору преодолевать? Получается, дальше не пойдём, потому что асфальта нет?

— Да. Засулич — и есть ликвидатор, она способствует ликвидации партии. Это только кажется, что ликвидаторы борются против нелегальной части партии. Но если от партии отрезать её самую боевую, самую решительную часть, не будет революции.

Далее ещё цитата из Засулич и разъяснения Ленина.

«У нас есть широкий слой рабочих, который с полным правом занял бы место в любой социалистической партии Запада. В этом быстро растущем слое, которому, чтобы образовать партию, недостаёт лишь возможности формального вступления в неё, — все силы, и как бы ни называли мы его, мы будем и думать и говорить о нём, как о партии».

   Итак, когда спорят о ликвидировании партии, надо знать, что ликвидаторы нечто иное разумеют под партией. Что же они разумеют под партией?

   Оказывается: «широкий слой рабочих, которому, чтобы образовать партию (!!) недостает лишь (!) возможности формального вступления в неё».

   Это несравненно. Партия, это те, кому «недостает возможности формального вступления в партию». Партия, это — стоящие вне партии.

   Поистине, чудные перлы собрала для нас В. Засулич, откровенно договорив то, около чего бродят все ликвидаторы.

   Выводы состоят в том, что во всех странах, всегда и везде, есть кроме «партии» — «широкий слой» околопартийных и громадная масса класса, образующего, выделяющего, питающего партию. Не понимая этой простой и ясной вещи, ликвидаторы повторяют ошибку «экономистов» 1895–1901 годов; «экономисты» никак не могли понять отличия «партии» от «класса».

   Партия — сознательный, передовой слой класса, его авангард. Сила этого авангарда раз в 10, в 100 раз и более велика, чем его численность.

Возможно ли это? Может ли сила сотни превышать силу тысячи?

Может и превышает, когда сотня организована”.

— Она предлагает убрать ядро класса и его авангард.

«Чтобы быть полезной силой, это подполье, — пишет В. Засулич в заключительной фразе своей замечательной статьи, — хотя бы оно одно только и называлось партией, должно относиться к этой рабочей с.-д.» (т. е. к тому широкому слою, в котором В. Засулич видит «все силы» и о котором она заявила: «мы будем и думать и говорить о нем, как о партии») «Так, как должностные лица партии относятся к партии».

   Вдумайтесь в это рассуждение, которое является перлом из перлов в богатой перлами статье В. Засулич. Во-первых, она прекрасно понимает, что называется партией в современной России…

   Во-вторых, рассмотрите вывод В. Засулич. Подполье должно относиться к широкому слою, как должностные лица к партии, — говорят нам. Спрашивается, в чем состоит суть отношений должностных лиц всякого общества к этому обществу? Очевидно, в том, что должностные лица осуществляют не свою личную (или групповую или кружковую) волю, а волю этого общества.

   Каким же образом определить волю широкого слоя в несколько сот тысяч или в несколько миллионов человек? Абсолютно невозможно определить волю широкого слоя, если он не организован в одну организацию — это поймёт даже ребёнок. В том-то и беда В. Засулич, как и других ликвидаторов, что, став на наклонную плоскость организационного оппортунизма, они скатываются постоянно в болото злейшего анархизма”.

— Анархизм против всякого государства. То есть имеющееся они предлагают сломать, но и своего не строить. А если вы не будете строить своё, то свое воссоздаст буржуазия!

—  Мне нравится их лозунг “Анархия — мать порядка”. Из хаоса рано или поздно рождается порядок.

— А какой порядок? Буржуазный. Если кто против всякого государства, значит и против пролетарского.

— “Марксисты принципиально иначе смотрят на отношение неорганизованной (и не поддающейся организации в течение долгого времени, иногда десятилетий) массы к партии, к организации. Именно для того, чтобы масса определённого класса могла научиться понимать свои интересы, своё положение, научиться вести свою политику, именно для этого необходима организация передовых элементов класса немедленно и во что бы то ни стало, хотя бы вначале эти элементы составляли ничтожную долю класса. Чтобы обслуживать массу и выражать её правильно сознанные интересы, передовой отряд, организация, должна всю свою деятельность вести в массе, привлекая из неё все без исключения лучшие силы, проверяя на каждом шагу, тщательно и объективно, поддерживается ли связь с массами, жива ли она. Так, и только так, передовой отряд воспитывает и просвещает массу, выражая её интересы, уча её организации, направляя всю деятельность массы по пути сознательной классовой политики.

   Если в результате политической деятельности всей массы, прямо или косвенно привлекаемой к выборам или участвующей в них, оказывается, что все выбранные представители рабочих — сторонники подполья и его политической линии, сторонники партии, то мы получаем объективный факт, доказывающий живость связей с массами, доказывающий право этой организации быть и называться единственной представительницей и выразительницей классовых интересов массы”.

— Большевики являются выразителями интересов рабочего класса независимо от того, что по эту поводу думает буржуазия. Она что-то разрешает, а что-то нет. А Вера Засулич строит своё отношение к партии на основании того, что думает буржуазия — что разрешать, а что запрещать.

— “Теория «широкого слоя» вместо партии есть оправдание величайшего произвола и издевательства над массовым рабочим движением (причем издевающиеся через пять слов обязательно упоминают «массу» и склоняют слово «массовый»).

   Статья В. Засулич — такой набор курьёзов, с точки зрения логики и азбуки марксизма, что у читателя, естественно, может явиться мысль: неужели, однако, нет какого-либо иного смысла в этой бессмыслице? И наш разбор был бы неполон, если бы мы не указали, что есть точка зрения, с которой статья В. Засулич вполне понятна, логична и правильна. Это — точка зрения раскола.

   Если ликвидаторам удастся основать новую партию и если эта новая партия окажется лучше старой, тогда статья В. Засулич (как и вся литература ликвидаторов) окажется исторически оправданной”.

Теперь мы можем сказать, что нет, не является исторически оправданной.

Если же ликвидаторы никакой новой партии не образуют, никакой иной организации рабочих не создадут, тогда вся их литература и статья В. Засулич останутся памятником растерянности отпавших от партии, бесхарактерных интеллигентов, увлеченных контрреволюционным потоком уныния, неверия, обывательщины и плетущихся за либералами.

   Партия, которая хочет существовать, не может допускать ни малейших колебаний в вопросе о её существовании и никаких соглашений с теми, кто может её похоронить”.

— Такие люди, как Ленин, могли победить. Они твёрдо нацелились на победу.

В этом сборнике есть резолюция летнего 1913 года Совещания ЦК РСДРП с партийными работниками, здесь всё кратко и конкретно, приведу лишь несколько цитат.

Главными лозунгами эпохи остаются: 1) демократическая республика, 2) конфискация помещичьих земель, 3) 8-часовой рабочий день. Свобода коалиций входит в них, как часть в целое”.

Совещание ставит на очередь вопрос о созыве партийного съезда”.

Особенно усиленное внимание должно быть обращено на укрепление легального рабочего органа в Москве и на возможно близкое создание рабочей газеты на юге”.

Однако совещание констатирует, что поведение 7 депутатов серьёзно угрожает единству фракции. 7 депутатов, исходя из узкофракционных интересов, лишают 6-х депутатов возможности выступать с думской трибуны по важнейшим вопросам рабочей жизни. В целом ряде выступлений, когда с.-д. фракция выставляла двух и более ораторов, 6 депутатов, несмотря на свои требования, не получали возможности выставить своего оратора”.

В настоящий момент подъёма экономической и политической борьбы рабочего класса особенно необходимо усилить работу во всех легальных рабочих обществах (профессиональные союзы, клубы, больничные страховые кассы, кооперативы и пр.)”.

Разделение по национальностям школьного дела в пределах одного государства безусловно вредно с точки зрения демократии вообще и интересов классовой борьбы пролетариата в особенности”.

Интересы рабочего класса требуют слияния рабочих всех национальностей данного государства в единых пролетарских организациях — политических, профессиональных, кооперативно-просветительных и т. д.”

Что касается до права угнетенных царской монархией наций на самоопределение, т. е. на отделение и образование самостоятельного государства, то с.-д. партия безусловно должна отстаивать это право. Этого требуют как основные принципы международной демократии вообще, так и в особенности неслыханное национальное угнетение большинства населения России царской монархией, которая представляет из себя самый реакционный и варварский государственный строй по сравнению с соседними государствами в Европе и в Азии. Этого требует, далее, дело свободы самого великорусского населения, которое не способно создать демократическое государство, если не будет вытравлен черносотенный великорусский национализм, поддерживаемый традицией ряда кровавых расправ с национальными движениями и воспитываемый систематически не только царской монархией и всеми реакционными партиями, но и холопствующим перед монархией великорусским буржуазным либерализмом, особенно в эпоху контрреволюции”.

— Вопрос о праве наций на самоопределение — о том, как обеспечить тесное и добровольное соединение. Если люди признают право на отделение, они могут соединиться в союз. Ленин во многих работах приводит пример с брачным союзом. Спрашивают молодожёнов: вы по согласию вступаете в брак? Никто не собирается его расторгать. Но иногда такое бывает. Однако, если сразу будет сказано о запрете на расторжение, то ни о каком счастливом и свободном браке не может быть речи.

Да, это кабала.

— Да. Так и здесь: если вы хотите создать союз трудящихся разных национальностей, то это можно сделать только при условии признания невхождения в этот союз. Иначе получается, что вас силой загоняют в данный союз. Вы тогда будете его противником.

Следующая статья “Тоже-трудовик”.

Журнал «Заветы»самый народнический, лево-народнический журнал с самим г. Черновым.

   Некоторые люди уверяют даже, что «трудовое начало» есть социалистическое начало и что теоретики «трудового начала» — тоже социалисты.

   Посмотрим, как один из «левых народников», г. С. Зак, специально занимавшийся вопросом о промышленном капитализме, рассуждает о «трудовой» промышленности.

   Г-н С. Зак различает троякого рода промышленность: 1) «трудовую», 2) «переходную» от трудовой к капиталистической и 3) капиталистическую. К капиталистической он относит предприятия с числом рабочих более 50, к переходной — от 11 до 50; к трудовой — с числом рабочих не более 10.

  Почему же последние предприятия — «трудовые»? Потому, изволите видеть, что «пока предприятия не располагают хотя бы одним конторским служащим и одним техником в среднем на каждое, до тех пор нечего говорить о капиталистическом их характере».

   Пока г. Зак и прочие народники не изобрели «своей», новой, истинно русской, политической экономии, до тех пор мы останемся при старом взгляде, что капитализмом называется товарное производство, превращающее в товар рабочую силу.

   Это азбука, не знать которой стыдно. Но гг. народники на словах — сторонники теории Маркса, враги буржуазной политической экономии. А на деле они преподносят публике взгляды самого пошлого обывателя, который ничему не учился и повторяет обрывки буржуазных фраз: если-де есть «контора», это — капиталист. А коли мое хозяйство маленькое, то какой же я капиталист, я — трудовой человек!

   Итак. Промышленные переписи в свободных и быстро развивающихся странах дают самое блестящее подтверждение теории Маркса. Капитализм повсюду господствует. Повсюду он вытесняет мелкое производство”.

   Следующий материал “Запутавшиеся беспартийцы”.

Одно из самых распространенных и самых больных явлений нашей общественности это — пренебрежительное (если не прямо отрицательное) отношение к партийности.

   Политическим одиночкам, политическим авантюристам, политическим Маниловым свойственно отказываться от партийности и говорить напыщенные слова о партийной «узости», «шаблонности», нетерпимости и т. д. и т. п. На самом же деле подобные слова отражают лишь смешное и жалкое самомнение или самооправдание оторванных от массы и чувствующих необходимость прикрыть свою слабость интеллигентов”.

— Действительно, зачем партия? Собрались три человека в кружочек и рассуждают о вещах, в которых ничего не понимают. Потому что ни Ленина не прочитали, ни “Капитал” Маркса, ни диалектики не знают. Эта беспартийность сейчас широко развита в современной России.

— “Политику в серьёзном смысле слова могут делать только массы, а масса беспартийная и не идущая за крепкой партией есть масса распыленная, бессознательная, не способная к выдержке и превращающаяся в игрушку ловких политиканов, которые являются всегда «вовремя» из господствующих классов для использования «подходящих» случаев.

  Россия — одна из наиболее мелкобуржуазных стран, с наименьшей привычкой к свободной политической деятельности. Поэтому и только поэтому распространено у нас пренебрежительное отношение к партийности. Одна из задач сознательного рабочего в России (и одна из великих исторических заслуг его) — систематическая, настойчивая борьба против этого пренебрежительного отношения”.

Следующий материал “Думская семёрка”.

По-марксистски, депутаты в Думе должны проводить не свою волю, а волю марксистской организации, не свои решения, а решения марксистского целого, не свою тактику, а его тактику”.

   Если я правильно понимаю, когда идёт партийный съезд, обсуждение — своя точка зрения приветствуется, надо убеждать других. Но когда всё принято и выводится наружу, должен соблюдаться принцип партийности.

— Партийную позицию надо выносить в Думу.

— “Капитализм и иммиграция рабочих”.

Нет сомнения, что только крайняя нищета заставляет людей покидать родину, что капиталисты эксплуатируют самым бессовестным образом рабочих-переселенцев. Но только реакционеры могут закрывать глаза на прогрессивное значение этого современного переселения народов. Избавления от гнёта капитала нет и быть не может вне дальнейшего развития капитализма, вне классовой борьбы на почве его. А к этой борьбе именно и привлекает капитализм трудящиеся массы всего мира, ломая затхлость и заскорузлость местной жизни, разрушая национальные перегородки и предрассудки, соединяя вместе рабочих всех стран на крупнейших фабриках и рудниках Америки, Германии и т. д.”

— То есть капитализм осуществляет лозунг “Пролетарии всех стран, соединяйтесь!” Он их прямо и соединяет. Им только остаётся, взявшись за руки, пойти дальше.

— “Таким образом, самые отсталые страны старого света, сохранившие всего более остатков крепостничества во всём строе жизни, подвергаются, так сказать, насильственной выучке цивилизации.

   Россия всё более отстаёт, отдавая загранице часть лучших своих рабочих; Америка всё быстрее идет вперед, беря со всего мира наиболее энергичное, способное к труду рабочее население”.

   Всё как с сегодняшнего дня писано.

— Сейчас Россия отдаёт миру и лучших учёных, и лучших интеллигентов, специалистов своего дела. Поскольку там зарплаты выше.

Поскольку тогда остро стоял фракционный вопрос, когда 7 против 6, Ленин даже написал отдельную статью под названием “Материалы к вопросу о борьбе внутри с.-д. думской фракции”. Мы уже эти вопросы обсудили, а в этой статье по пунктам разложено, как следует аргументировать позицию.

Следующий материал “Критические заметки по национальному вопросу”.

Что национальный вопрос выдвинулся в настоящее время на видное место среди вопросов общественной жизни России, это очевидно. И воинствующий национализм реакции, и переход контрреволюционного, буржуазного либерализма к национализму (особенно великорусскому, а затем также польскому, еврейскому, украинскому и пр.), и, наконец, усиление националистических шатаний среди разных «национальных» (т. е. невеликорусских) с.-д., дошедшее до нарушения партийной программы, — всё это безусловно обязывает нас уделить больше, чем прежде, внимания национальному вопросу”.

— Актуально!

— “Газеты отмечали неоднократно отчёт кавказского наместника, отличающийся не черносотенством, а робким «либерализмом». Между прочим, наместник высказывается против искусственной русификации, т. е. обрусения нерусских народностей. На Кавказе представители нерусских народностей сами стараются научить детей по-русски, например в армянских церковных школах, в которых преподавание русского языка необязательно”.

— У нас в России много работает представителей киргизской национальности. Многие здесь остаются и жить. А в самой Киргизии преподаётся и русский язык, он считает важным и на его изучение выделяется на два часа больше, чем на изучение киргизского. Я спросил одного товарища оттуда, почему так? Он объяснил, что у них много диалектов, а по-русски понимают все. Иначе каждый на своём диалекте будет говорить и плохо друг друга будут понимать.

Ленин приводит в пример Швейцарию, где прекрасно уживается пять языков. И далее пишет.

Почему же «огромная» Россия, гораздо более пёстрая, страшно отсталая, должна тормозить своё развитие сохранением какой бы то ни было привилегии для одного из языков?

   Если отпадут всякие привилегии, если прекратится навязывание одного из языков, то все славяне легко и быстро научатся понимать друг друга и не будут пугаться «ужасной» мысли, что в общем парламенте раздадутся речи на разных языках. А потребности экономического оборота сами собой определят тот язык данной страны, знать который большинству выгодно в интересах торговых сношений”.

— У нас в университете во времена СССР защищались люди совершенно из разных республик. В соответствии с проводимой тогда межнациональной политикой, можно было защищаться на своём родном языке. Но представители национальностей этим, как правило, не пользовались. Всем хочется, чтобы результаты его диссертации могли прочитать не только в его республике.

   Главное — не допустить принуждения. Никто не принуждал защищаться на русском, это был личный выбор каждого.

— “Национальной грызне различных буржуазных партий из-за вопросов о языке и т. д. рабочая демократия противопоставляет требование: безусловного единства и полного слияния рабочих всех национальностей во всех рабочих организациях, профессиональных, кооперативных, потребительных, просветительных и всяких иных, в противовес всяческому буржуазному национализму.

Всякий либерально-буржуазный национализм несёт величайшее развращение в рабочую среду, наносит величайший ущерб делу свободы и делу пролетарской классовой борьбы. Это тем опаснее, что прикрывается буржуазная (и буржуазно-крепостническая) тенденция лозунгом «национальной культуры». Во имя национальной культуры — великорусской, польской, еврейской, украинской и пр. — обделывают реакционные и грязные делишки черносотенцы и клерикалы, а затем и буржуа всех наций.

   Лозунг национальной культуры есть буржуазный (а часто и черносотенно-клерикальный) обман. Наш лозунг есть интернациональная культура демократизма и всемирного рабочего движения.

   В каждой национальной культуре есть, хотя бы не развитые, элементы демократической и социалистической культуры, ибо в каждой нации есть трудящаяся и эксплуатируемая масса, условия жизни которой неизбежно порождают идеологию демократическую и социалистическую. Но в каждой нации есть также культура буржуазная (а в большинстве ещё черносотенная и клерикальная), притом не в виде только «элементов», а в виде господствующей культуры. Поэтому «национальная культура» вообще есть культура помещиков, попов, буржуазии.

   Ставя лозунг «интернациональной культуры демократизма и всемирного рабочего движения», мы из каждой национальной культуры берём только её демократические и её социалистические элементы, берём их только и безусловно в противовес буржуазной культуре, буржуазному национализму каждой нации”.

   По-моему, просто здорово сказано! Идём далее.

Вопрос об ассимиляторстве, т. е. об утрате национальных особенностей, о переходе в другую нацию, позволяет наглядно представить последствия националистических шатаний бундовцев и их единомышленников.

   Развивающийся капитализм знает две исторические тенденции в национальном вопросе. Первая: пробуждение национальной жизни и национальных движений, борьба против всякого национального гнета, создание национальных государств. Вторая: развитие и учащение всяческих сношений между нациями, ломка национальных перегородок, создание интернационального единства капитала, экономической жизни вообще, политики, науки и т. д.

   Обе тенденции суть мировой закон капитализма. Первая преобладает в начале его развития, вторая характеризует зрелый и идущий к своему превращению в социалистическое общество капитализм.

   Спрашивается, о чем же идет речь у нашего бундовца, когда он вопиет к небу против «ассимиляторства»? О насилиях против наций, о привилегиях одной из наций он не мог здесь говорить, ибо тут не подходит вообще слово «ассимиляторство»; ибо все марксисты, и порознь и как официальное единое целое, вполне определенно и недвусмысленно осудили самомалейшее национальное насилие, угнетение, неравноправие…

   Тот не марксист, тот даже не демократ, кто не признаёт и не отстаивает равноправия наций и языков, не борется со всяким национальным гнетом или неравноправием. Это несомненно. Но так же несомненно, что тот якобы марксист, который на чем свет стоит ругает марксиста иной нации за «ассимиляторство», на деле представляет из себя просто националистического мещанина”.

   Теперь о том, что, как некоторые сейчас говорят, Ленин имел отношение к созданию Украины. Нет, конечно. Он пишет вот что.

Возьмите Россию и отношение великороссов к украинцам. Разумеется, всякий демократ, не говоря уже о марксисте, будет решительно бороться против неслыханного унижения украинцев и требовать полного равноправия их. Но было бы прямой изменой социализму и глупенькой политикой даже с точки зрения буржуазных «национальных задач» украинцев ослаблять существующую теперь, в пределах одного государства, связь и союз украинского и великорусского пролетариата.

   Факт «ассимиляции» в этих пределах великорусского и украинского пролетариата несомненен. И этот факт безусловно прогрессивен. Капитализм ставит на место тупого, заскорузлого, оседлого и медвежьи-дикого мужика великоросса или украинца подвижного пролетария, условия жизни которого ломают специфически национальную узость как великорусскую, так и украинскую.

   Чем свободнее станет Украина и Великороссия, тем шире и быстрее будет развитие капитализма, который тогда еще сильнее будет привлекать рабочих всех наций из всех областей государства и из всех соседних государств.

   Есть две нации в каждой современной нации — скажем мы всем национал-социалам. Есть две национальные культуры в каждой национальной культуре. Есть великорусская культура Пуришкевичей, Гучковых и Струве, но есть также великорусская культура, характеризуемая именами Чернышевского и Плеханова. Есть такие же две культуры в украинстве, как и в Германии, Франции, Англии, у евреев и т. д.

   Великорусские и украинские рабочие должны вместе и, пока они живут в одном государстве, в самом тесном организационном единстве и слиянии отстаивать общую или интернациональную культуру пролетарского движения, относясь с абсолютной терпимостью к вопросу о языке пропаганды и об учёте чисто местных или чисто национальных частностей в этой пропаганде”.

   Следующий пункт этой статьи, где разбираются все национальные вопросы, называется “Культурно-национальная автономия”.

Основной, принципиальный грех этой программы тот, что она стремится воплотить в жизнь самый утонченный и самый абсолютный, до конца доведённый, национализм. Суть этой программы: каждый гражданин записывается в ту или иную нацию, и каждая нация составляет юридическое целое, с правом принудительного обложения своих членов, с национальными парламентами (сеймами), с национальными «статс-секретарями» (министрами).

   Марксизм непримирим с национализмом, будь он самый «справедливый», «чистенький», тонкий и цивилизованный. Марксизм выдвигает на место всякого национализма интернационализм, слияние всех наций в высшем единстве, которое растёт на наших глазах с каждой верстой железной дороги, с каждым международным трестом, с каждым (международным по своей экономической деятельности, а затем и по своим идеям, по своим стремлениям) рабочим союзом.

   Принцип национальности исторически неизбежен в буржуазном обществе, и, считаясь с этим обществом, марксист вполне признает историческую законность национальных движений. Но, чтобы это признание не превратилось в апологию национализма, надо, чтобы оно ограничивалось строжайше только тем, что есть прогрессивного в этих движениях, чтобы это признание не вело к затемнению пролетарского сознания буржуазной идеологией.

   Прогрессивно пробуждение масс от феодальной спячки, их борьба против всякого национального гнета, за суверенность народа, за суверенность нации. Отсюда безусловная обязанность для марксиста отстаивать самый решительный и самый последовательный демократизм во всех частях национального вопроса. Эта задача, главным образом, отрицательная”.

— Отрицается всякий гнёт, всякое насилие в области национальных отношений.

— “А дальше её идти в поддержке национализма пролетариат не может, ибо дальше начинается «позитивная» (положительная) деятельность буржуазии, стремящейся к укреплению национализма.

   Борьба против всякого национального гнета — безусловно да. Борьба за всякое национальное развитие, за «национальную культуру» вообще — безусловно нет”.

   Опять же, как сейчас. Патриотизм плюс попы.

— Не только национальная культура, но и религия привлекается.

По-поводу национальных школ.

«Своя программа» в своей национальной школе!.. У марксистов, любезный национал-социал, есть общая школьная программа, требующая, например, безусловно светской школы. С точки зрения марксистов, в демократическом государстве недопустимо нигде и никогда отступление от этой общей программы (а заполнение её какими-либо «местными» предметами, языками и проч. определяется решением местного населения)”.

Далее раздел “Централизация и автономия”.

Марксисты, разумеется, относятся враждебно к федерации и децентрализации по той простой причине, что капитализм требует для своего развития возможно более крупных и возможно более централизованных государств. При прочих равных условиях, сознательный пролетариат всегда будет отстаивать более крупное государство.

   Но, пока и поскольку разные нации составляют единое государство, марксисты ни в каком случае не будут проповедовать ни федеративного принципа, ни децентрализации. Централизованное крупное государство есть громадный исторический шаг вперёд от средневековой раздробленности к будущему социалистическому единству всего мира, и иначе как через такое государство (неразрывно связанное с капитализмом) нет и быть не может пути к социализму.

   Но непозволительно было бы забывать, что, отстаивая централизм, мы отстаиваем исключительно демократический централизм. На этот счёт всякое мещанство вообще и националистическое мещанство (покойный Драгоманов в том числе) внесли такую путаницу в вопрос, что приходится снова и снова уделять время его распутыванию.

   Демократический централизм не только не исключает местного самоуправления с автономией областей, отличающихся особыми хозяйственными и бытовыми условиями, особым национальным составом населения и т. п., а, напротив, необходимо требует и того и другого. У нас смешивают постоянно централизм с произволом и бюрократизмом. История России, естественно, должна была породить такое смешение, но оно остаётся всё же безусловно непозволительным для марксиста”.

— Национальный вопрос теоретически стоит так, что преимущественно рабочий класс выступает за централизованное государство. Но конкретная его форма выбирается такой, чтобы обеспечить тесное единство наций на добровольных основаниях. Соединяться можно лишь после того, как вы признали право на отделение. Иначе никакого тесного союза не получится. К сожалению,  в этом вопросе очень многие люди не разбираются, даже весьма высокопоставленные.

Если кто-то думает, что это личная позиция Ленина, то можно обратиться к его статье “Национальный состав учащихся в русской школе”, где он собрал конкретные цифры.

Чтобы иметь более точное представление о плане «культурно-национальной автономии», который сводится к разделению школьного дела по национальностям, полезно взять конкретные данные о национальном составе учащихся в русских школах. Относительно петербургского учебного округа такие данные собраны переписью школ 18 января 1911 года.

Вот данные о распределении учащихся в начальных школах министерства народного просвещения по родному языку учащихся.

Всего учащихся — 265 660 (48 076).

Русский — 232 618 (44 223); польский — 1737 (780); чешский — 3 (2); литовский — 84 (35); латышский — 1371 (113); жмудский — 1 (0); французский — 14 (13); итальянский — 4 (4); румынский – 2 (2); немецкий — 2408 (845); шведский — 228 (217); норвежский — 31 (0); датский — 1 (1); голландский — 1 (0); английский — 8 (7); армянский — 3 (3); цыганский — 4 (0); еврейский – 1196 (396); грузинский – 2 (1); осетинский — 1 (0); финский — 10 750 (874); карельский — 3998 (2); чудский — 247 (0); эстонский — 4723 (536); лопарский — 9 (0); зырянский — 6008 (0); самоедский — 5 (0); татарский — 63 (13); персидский — 1 (1); китайский — 1 (1); неизвестно какой — 138 (7).

   Попробуйте теперь к этим данным живой жизни прикинуть ту мёртвую утопию националистических мещан, которая называется «культурно-национальной автономией» или (в переводе бундовцев) «изъятием из ведения государства» вопросов национальной культуры, т. е. в первую голову школьного дела.

«Из ведения государства изъемлется» школьное дело и передается в руки 23-х (относительно Петербурга) «национальных союзов», развивающих каждый «свою» «национальную культуру»!!

   Смешно даже тратить слова для доказательства нелепости и реакционности подобной «национальной программы».

   Но возможно ли, спросят нас, обеспечить на основе равноправия интересы одного грузинского ребенка среди 48076 школьников Петербурга? Мы ответим на это: создать особую грузинскую школу в Петербурге на основах грузинской «национальной культуры» невозможно, а проповедь такого плана есть несение вредных идей в народную массу.

Но мы не будем отстаивать ничего вредного и добиваться ничего невозможного, требуя для этого ребёнка дарового казённого помещения для лекций грузинского языка, грузинской истории и т. д., перевода для него грузинских книг из центральной библиотеки, оплаты казной части расходов по вознаграждению грузинского учителя и т. п. При действительной демократии, при полном изгнании бюрократизма и «передонов-щины» из школы, этого вполне может добиться население. А добиться этой действительной демократии нельзя иначе как при условии слияния рабочих всех национальностей”.

   И ещё статья на эту тему “О национальной программе РСДРП”.

Признание права на самоопределение «играет на руку» «самому отъявленному буржуазному национализму», уверяет г. Семковский. Это ребяческий вздор, ибо признание этого права нисколько не исключает ни пропаганды и агитации против отделения, ни разоблачения буржуазного национализма. Зато совершенно неоспоримо, что отрицание права на отделение «играет на руку» самому отъявленному великорусскому черносотенному национализму!”

— У нас есть право выпрыгнуть с 10 этажа?

Конечно.

— Запрета нет, но никто не призывает к тому, чтобы прыгать. Так что, это разные вещи. Задача состоит в том, чтобы соединиться в самый тесный многонациональный союз. Для этого все должны признать право друг друга на отделение. В СССР ущемления наций не было. Оно началось с разрушением страны. Полилась кровь в национальных окраинах, война в Чечне.

   Без решения классового вопроса, невозможно решение национального.

Следующая статья “Стачки в России”. Здесь известный нам материал, где Ленин в цифрах показывает ситуацию.

— В современном Трудовом кодексе признаётся право не только на ведение переговоров с оплатой по среднему до трёх месяцев, но и ведение трудовых споров, право на забастовку. Однако, к сожалению, современное рабочее движение сильно отстаёт от того движения, которое было в России в рассматриваемый нами период. Если раньше стачки не были урегулированы законом, то сейчас их не подавляют, если они организованы. Либо обманывают людей, как в Белоруссии, объявляя, что там были забастовки. Не было там ни одной забастовки! Забастовка — это когда большинство рабочих принимает решение после ведения переговоров и выдвижения требований. Никаких требований выдвинуто не было, никаких переговоров не проводилось. Были только единичные люди, которые не выходили на работу. Они даже не пытались составить большинство.

Я подчеркнул в этой статье, что у Ленина определения обоснованы и выведены из конкретной фактологии. Когда он говорит о фабрично-заводских рабочих, как авангарде всего рабочего класса, это не на пустом месте.

Преобладание крупных заведений в забастовочном движении и сравнительная отсталость деревенских фабрик ясно видны из этих цифр”.

   И приводятся данные: в 1895–1904 гг из ста рабочих бастовало в городе 75,1, вне городов — 24.9. В 1905 году в городе 85, вне городов — 15.

— Зато сейчас очень любят спрашивать: а программисты являются рабочим классом? Не являются. С точки зрения готовности вести борьбу: вы видели забастовки программистов?

Нет.

— Это смешно. Они пишут программы, им достаточно неплохую зарплату платят, многие из них сидят на тёплых морях и островах и решают данные задачи. Их и отделяют часто от других трудящихся, чтобы они не могли помогать тем, кто сосредоточен на фабриках и заводах.

Небольшая статья “Рабочая масса и рабочая интеллигенция”. Приведу цитату, которая показывает либеральный ход мысли.

«Рабочие массы» проходят «большевистский этап движения» (стр. 59), — признает Г. Ракитин. Но «рабочая интеллигенция, — заявляет он (стр. 57), — стоит в подавляющем своем большинстве на точке зрения так называемого «ликвидаторского» течения». Отсюда, конечно, делается «утешительный» для ликвидаторов вывод, что «большевистский этап движения» есть «временное увлечение масс и подрастающей рабочей молодежи большевистскими лозунгами», влияние «скорее инстинкта и чувства, чем сознания и расчета», неотрешённость рабочих масс «от примитивности крестьянского мировоззрения», «переоценка значения стихийных порывов», непонимание «гибкой классовой тактики» (ликвидаторов) и подмен её «упрощенной тактикой большевизма» и т. д. и т. п.”

— Я думаю, люди эти пишут то, что ждут от них их хозяева. Буржуазные писаки, которые выдают себя за сторонников рабочего класса.

Интересная статистика в работе “Четыре тысячи рублей в год и шестичасовой рабочий день”. Таков боевой клич американских сознательных рабочих. Ленин здесь показывает, как лозунгом, который звучит как чисто экономический, можно выдвинуть ещё и политические требования. Очень рекомендую к прочтению эту небольшую статью.

Следующая работа “«Трудовое» крестьянство и торговля землёй”.

Разговоры левонародников о «трудовом» крестьянстве представляют из себя такой вопиющий обман и развращение социалистического сознания рабочих, что необходимо еще и еще раз останавливаться на разборе этого обмана”.

Суть обмана в том, что не менее ⅔ крестьян имеют наёмных рабочих. А значит они — мелкие буржуа.

— Если бы они не имели наёмных рабочих, они тоже были бы мелкими буржуа. Мелкий буржуа это мелкий хозяйчик, работающий на рынок и не важно, имеет ли он наёмных рабочих. Если он имеет наёмных рабочих столько, что своего труда затрачивает меньше, чем получает от наёмных, он уже не мелкий буржуа, а кулак.

— “Задача пролетария городского — развивать ясное сознание этой классовой противоположности, которая прикрыта в деревне особенностями земледелия и остатками крепостничества. Задача буржуазии, за которой по неразумию плетутся и мелкобуржуазные левонародники, затруднять сознание этой классовой противоположности посредством пустых, бессодержательных и глубоко-лживых фраз о «трудовом» крестьянстве”.

— Слово крестьянин имело смысл как нечто объединяющее при феодальном хозяйстве. Крестьяне — крепостные у помещика. А когда они уже не крепостные, они пролетарии или полупролетарии.

Статья “Либеральный профессор о равенстве”. Это можно читать, как детектив.

Господин либеральный профессор Туган-Барановский отправился в поход против социализма.

«Если взять социализм, — провозгласил г. Туган, — не как экономическую теорию, а как жизненный идеал, то, несомненно, он связан с идеалом равенства, но равенство — понятие… из опыта и разума не выводимое».

   Г-н Туган повторяет старый приём реакционеров: сначала извратить социализм, приписав ему нелепость, а потом победоносно опровергать нелепицы! Когда говорят, что опыт и разум свидетельствуют, что люди не равны, то под равенством разумеют равенство способностей или одинаковость физических сил и душевных способностей людей.

   Само собою разумеется, что в этом смысле люди не равны. Ни один разумный человек и ни один социалист не забывает этого. Только к социализму такое равенство не имеет никакого отношения. Если г. Туган совсем не умеет думать, то во всяком случае он умеет читать и, взявши известное сочинение одного из основателей научного социализма, Фридриха Энгельса, против Дюринга, г. Туган мог бы прочесть там специальное разъяснение, что под равенством в области экономической глупо разуметь что-либо иное кроме уничтожения классов. Но, когда господа профессора берутся опровергать социализм, то не знаешь, чему больше удивляться, их тупости или их невежеству или их недобросовестности.

   Придётся начинать с азов, раз имеешь дело с г. Туганом.

   Под равенством социал-демократы в области политической разумеют равноправие, а в области экономической, как уже сказано, уничтожение классов. Об установлении же человеческого равенства в смысле равенства сил и способностей (телесных и душевных) социалисты и не помышляют.

   Равноправие есть требование одинаковых политических прав для всех граждан государства, достигших известного возраста и не страдающих ни обыкновенным, ни либерально-профессорским слабоумием. Это требование выдвинуто впервые вовсе не социалистами, не пролетариатом, а буржуазией.

   Перейдём теперь к равенству в смысле экономическом. В Соединенных Штатах Америки, как и в других передовых государствах, средневековых привилегий нет. Все граждане равны в смысле политических прав. Но равны ли они по положению в общественном производстве?

   Нет, г. Туган, не равны.

Уничтожить классы — это значит поставить всех граждан в одинаковое отношение к средствам производства всего общества, это значит — все граждане имеют одинаковый доступ к работе на общественных средствах производства, на общественной земле, на общественных фабриках и так далее”.

   У меня два небольших вопроса в связи с этим. Правильно ли я понимаю, что социализм — это уничтожение классов?

— Это не определение. Если это социализм, то, конечно, идёт уничтожение классов. А если говорить о том, что такое социализм, то я бы сказал так: это неполный, неразвитый коммунизм, с родимыми пятнами капитализма. Уничтожение классов произошло тут лишь в главном и основном. Возьмите дом, построенный в основном — можно в нём жить?

   Неравенство всё равно пока остаётся. Есть распределение по труду, есть общественные фонды. По отношению к общественным фондам равенство есть. А если взять распределение по труду — один болен, другой нет, у одного большая семья, у другого маленькая и т.д. — а платят одинаково. Поэтому справедливости и равенства первая фаза коммунизма дать не может. Неравенство остаётся и неравенство несправедливое. Так писал Ленин.

   Как бы вы ответили на вопрос: социализм — классовое или бесклассовое общество?

Уничтожение классов.

— Да, это диалектический ответ. Эксплуататорских классов нет, но ещё не всё сделано в отношении уничтожения социального неравенства. Это такое бесклассовое общество, где классы ещё полностью не уничтожены.

Спасибо. И второй вопрос: можно ли задачу уничтожения классов переформулировать в задачу максимизации свободного времени?

— Непонятно, кто будет получать это свободное время? Это должно быть увеличение свободного времени до такой степени, чтобы свободного времени было больше, чем рабочего. Вот где перелом. Тогда человека будет определять то, чему он больше времени посвящает. Если у него больше свободного времени, чем рабочего, и он играет в это время на скрипке, то он музыкант. В рабочее время он может быть, например, оператором станков с ЧПУ.

— “Читатель спросит, пожалуй, в недоумении: как могло быть, чтобы учёный либеральный профессор позабыл эти азбучные истины, известные всякому из любого изложения взглядов социализма? Ответ простой: личные особенности современных профессоров таковы, что среди них можно встретить даже редкостно-тупых людей вроде Тугана. Но общественное положение профессоров в буржуазном обществе таково, что пускают на эту должность только тех, кто продаст науку на службу интересам капитала, только тех, кто соглашается против социалистов говорить самый невероятный вздор, бессовестнейшие нелепости и чепуху. Буржуазия всё это простит профессорам, лишь бы они занимались «уничтожением» социализма”.

   Небольшая статья “Система Тейлора — порабощение человека машиной”.

…Плату рабочему повышают не вчетверо, а всего в полтора раза, самое большее, да и то только на первое время.

   Все эти громадные усовершенствования делаются против рабочего, ведя к еще большему подавлению и угнетению его и притом ограничивая рациональным, разумным, распределением труда внутри фабрики.

   Система Тейлора без ведома и против воли её авторов подготовляет то время, когда пролетариат возьмет в свои руки все общественное производство и назначит свои, рабочие, комиссии для правильного распределения и упорядочения всего общественного труда”.

— После революции Ленин снова вернётся к этому вопросу. Элементы системы Тейлора были использованы для повышения производительности труда без ограбления рабочего класса.

Далее приведены дополнительные материалы и источники, которыми пользовался Ленин, это тоже очень интересно, рекомендую ознакомиться.

— Приведу пример. В томе 39 в конце подготовительных материалов — план и тезисы брошюры о диктатуре пролетариата. Кто хочет научиться писать книги, может на этом примере поучиться. Там есть план. Сначала краткий, потом дробится на части. Затем пишутся тезисы, то есть кратко выраженная мысль. К сожалению, Ленин не написал брошюру по этому вопросу. Была такая обстановка, что у него не получилось. Но по этому плану и тезисам можно понять, в чём установка Ленина. Тезис однозначно формулирует позицию.

Всем, кто будет читать Ленина, я рекомендовал бы читать эти подготовительные работы. Посмотрите, сколько осталось страниц за рамками статей! Они при жизни Ленина не публиковались.

Как назовём выпуск?

— Тут рассматривается ленинская позиция по национальному вопросу.

— “Ленинская позиция по национальному вопросу”.

— Да. Она здесь уже чётко сформулирована. Это то новое, что внёс том в это направление. Ленин ещё будет неоднократно к данному вопросу обращаться, это будет подтверждение, оправдание, отстаивание позиции в критике.

Спасибо, Михаил Васильевич.

— Спасибо, до свидания.

ru_RUРусский
lvLatviešu valoda ru_RUРусский