Марат Удовиченко и Михаил Попов. Обсуждение четырнадцатого тома Полного собрания сочинений В.И.Ленина

 

КАК ИСПОЛЬЗОВАТЬ ВЫБОРЫ В ПАРЛАМЕНТ

— Здравствуйте!

Здравствуйте, Михаил Васильевич!

— Я чувствую, что Вы втянулись в эту большую работу, достаточно интенсивную, но вполне Вам под силу?

Да, я с ужасом думаю, что делать, когда закончатся Ленин, Сталин, Маркс с Энгельсом?

— Ну, пока ещё есть впереди некоторые перспективы. Но вот ещё один том и будет треть от всех томов Ленина. В Полном собрании сочинений Ленина 45 томов. И 10 томов писем, но это уже дополнительные работы.

   А в 2020 году Ленину исполнилось 150 лет! Есть разные формы празднования. Мы провели конференцию в Разливе 22 числа. КПРФ собралась 17 октября проводить. А у Вас такая форма отметить 150-летие Ленина — взять и прочитать его сочинения. Я советовал бы и другим эту форму использовать, потому что многое в жизни становится проще, яснее. Человек твёрже будет стоять на ногах. Длительное общение с умным человеком влияет на вас, вы чувствуете, что под воздействием этих произведений расширяется ваш горизонт. Видно интенсивную работу и хочется тоже поработать столь же интенсивно. На примере тома, который Вы держите в руках, мы можем видеть, что он охватывает сравнительно небольшой период времени, но как много сделано выступлений, которые этот том образовали!

Сентябрь 1906 — февраль 1907 года. 6 месяцев. Я теперь по другому смотрю на толстые книги “Война и мир” Толстого. Ну что это? Полгода жизни Ленина?

— Это разные формы постижения мира, они не сопоставимы. Гегель учил, что есть три формы постижения мира: религиозная (т. е. фантастическая), в образах (живопись, архитектура, художественная литература и т.п.) и в понятиях. Постижение в понятиях –это высшая форма. Вот вы сейчас постигаете ленинизм. Постижение заключается в изучении. Причём в последовательным изучении, когда вы видите, какая мысль Ленина какое получила развитие в его последующей деятельности. Вы видите диалектическую картину развития рабочего класса России, борьбы с буржуазией и всякими отступлениями.

     Ленин занимается философией, чтобы определить, кто материалист, а кто нет. А побеждать вы сможете, только если вы диалектический материалист. Надо знать науку о единстве и борьбе противоположностей.

    Ленин к этому подходил, Вы к этому подходите, и те, кто смотрит и читает наши беседы, тоже проходят вместе с нами этот путь. Путь к пониманию, как появляется такая фигура, как Ленин. Мы вместе с Лениным поднимаемся вверх. Если мы всё будем добросовестно изучать, это не значит, что мы станем такими, как Ленин, но, по крайней мере, соратниками Ленина в нынешней современной жизни мы быть можем. В этом нуждается рабочий класс. Кто-то же должен освещать путь рабочему движению!

Такие, как Ленин, и не нужны. Каждый хорош на своём месте.

— Как это не нужны? Такие как Ленин нужны! Например, Ленин сидел в Разливе, а в это время Сталин организовывал VI Съезд. Там сделал доклад, было принято решение о вооруженном восстании. А Сталин умер и никого не оказалось. А вот был бы Киров жив, я думаю, он тоже мог бы заменить Ленина.

Я слово “как” понимаю в том смысле, что каждый человек где и в какое время родился, там и сгодился.

— Человек никогда не знает, кем он станет. Это уже не вопрос его изначальных намерений. Жизнь по-разному может сложиться. Скажем, 10 лет назад Вы знали, что будете проводить передачи по изучению Полного собрания сочинений Ленина?

Я по-другому ставлю вопрос: от меня зависит! Мой жизненный путь это последовательность принятых мною решений.

— Правильно. Но мы знаем, что человек есть продукт обстоятельств и воспитания. Не будете с этим спорить? Это Маркс написал.

Спорить не буду. Фраза “как Ленин” мне не нравится, потому что некоторыми людьми она может быть воспринята очень узко. Читая последовательно, мы видим, как можно развить самого себя — соединить теорию с практикой. Каждый человек, соединяя теорию с практикой, может себя развить.

— Тут есть ещё одна проблема. Каждый человек в силу сложившегося разделения труда занимает какое-то место в этой системе. И эта система разделения труда всё время усложняется. Специализация бывает настолько узкой, что несколько человек смогут сломать общую работу, которую может сделать только общество в целом.

Так и капитализм можно разрушить?

— Разделение труда идёт дальше. Если не знать основные положения науки о целом, то тогда это разделение труда не превратится в общую кооперацию. Разделение будет, а соединение пропадёт. Мы помним, как ломали Советский союз, целыми кусками! Отрасли, органы, направления, люди… Они своё дело знали, но как чуть изменилась ситуация, всё разъехалось. А наладить не получилось, наладчиков не оказалось. Должны быть люди в обществе, которые хоть и занимаются своими частными делами, должны следить и за целым. В принципе, это задача каждого человека.

— “Нужно каждую кухарку учить управлять государством”.

— Да. Совершенно верно. Некоторые думают, что это утопия. Почему же? Каждый, кто управляет государством, поджарил себе яичницу — вот он и кухарка, и управляющий государством. Не надо усложнять.

Первая статья называется “Партизанская война”. Вопрос о партизанских действиях сильно интересует нашу партию и рабочую массу. Мы уже затрагивали неоднократно этот вопрос мимоходом и теперь намерены приступить к обещанному нами более цельному изложению наших взглядов. Начнем с начала. Какие основные требования должен предъявить всякий марксист к рассмотрению вопроса о формах борьбы? Во-1-х, марксизм отличается от всех примитивных форм социализма тем, что он не связывает движения с какой-либо одной определенной формою борьбы. Он признает самые различные формы борьбы, причем не «выдумывает» их, а лишь обобщает, организует, придает сознательность тем формам борьбы революционных классов, которые возникают сами собою в ходе движения. Безусловно враждебный всяким отвлеченным формулам, всяким доктринерским рецептам, марксизм требует внимательного отношения к идущей массовой борьбе, которая с развитием движения, с ростом сознательности масс, с обострением экономических и политических кризисов порождает все новые и все более разнообразные способы обороны и нападения. Поэтому марксизм безусловно не зарекается ни от каких форм борьбы”.

— Партизанская борьба связана с тем, что там нет какого-то единого командования, нет единого плана. Люди снизу по собственной инициативе ведут борьбу. И в Великую Отечественную были партизанские отряды, которые создавались централизованно, а были такие, где люди сами уходили в лес, организовывались и нападали на противника, отрезали ему пути сообщения, взрывали поезда с военной техникой и т.д.

— “Марксизм ни в каком случае не ограничивается возможными и существующими только в данный момент формами борьбы, признавая неизбежность новых, неведомых для деятелей данного периода форм борьбы с изменением данной социальной конъюнктуры. Марксизм в этом отношении учится, если можно так выразиться, у массовой практики…

Во-2-х, марксизм требует безусловно исторического рассмотрения вопроса о формах борьбы… Пытаться ответить да или нет на вопрос об определенном средстве борьбы, не рассматривая детально конкретной обстановки данного движения на данной ступени его развития – значит покидать совершенно почву марксизма”.

   Во второй части статьи: Установив общие положения марксизма, перейдем к русской революции. Припомним историческое развитие выдвинутых ею форм борьбы. Сначала экономические стачки рабочих (1896–1900), затем политические демонстрации, рабочих и студентов (1901–1902), крестьянские бунты (1902), начало массовых политических стачек в различных комбинациях с демонстрациями (Ростов 1902, летние стачки 1903, 9-ое января 1905), всероссийская политическая стачка с местными случаями баррикадной борьбы (октябрь 1905), массовая баррикадная борьба и вооруженное восстание (1905, декабрь), парламентская мирная борьба (апрель – июнь 1906), военные частичные восстания (июнь 1905 – июль 1906 гг.), крестьянские частичные восстания (осень 1905 – осень 1906 годов).

   Таково положение дел к осени 1906 г. с точки зрения форм борьбы вообще. «Ответной» формой борьбы самодержавия является черносотенный погром, начиная от Кишинева весной 1903 года и кончая Седлецом осенью 1906 года…

   Что представляет из себя это явление? каковы его формы? его причины? время возникновения и степень распространения? его значение в общем ходе революции? его отношение к организуемой и руководимой социал-демократией борьбе рабочего класса? Таковы вопросы, к которым мы должны теперь перейти от обрисовки общего фона картины”.

   То есть подход у Ленина целостный, диалектический.

Интересующее нас явление есть вооруженная борьба. Ведут ее отдельные лица и небольшие группы лиц. Частью они принадлежат к революционным организациям, частью (в некоторых местностях России большею частью) не принадлежат ни к какой революционной организации. Вооруженная борьба преследует две различные цели, которые необходимо строго отличать одну от другой; – именно, борьба эта направлена, во-первых, на убийство отдельных лиц, начальников и подчиненных военно-полицейской службы; – во-вторых, на конфискацию денежных средств как у правительства, так и частных лиц. Конфискуемые средства частью идут на партию, частью специально на вооружение и подготовку восстания, частью на содержание лиц, ведущих характеризуемую нами борьбу.

   Как преимущественную и даже исключительную форму социальной борьбы, эту форму борьбы восприняли босяческие элементы населения, люмпены и анархистские группы. Как «ответную» форму борьбы со стороны самодержавия следует рассматривать военное положение, мобилизацию новых войск, черносотенные погромы (Седлец), военно-полевые суды.

   Обычная оценка рассматриваемой борьбы сводится к следующему: это – анархизм, бланкизм, старый террор, действия оторванных от масс одиночек, деморализующие рабочих, отталкивающие от них широкие круги населения, дезорганизующие движение, вредящие революции. Примеры, подтверждающие такую оценку, легко подыскиваются из сообщаемых каждый день в газетах событий.

   Но доказательны ли эти примеры? Чтобы проверить это, возьмем местность с наибольшим развитием рассматриваемой формы борьбы – Латышский край”.

   

  Далее Ленин всё это анализирует и вот что получается.

Что больше дезорганизует движение в такую эпоху: отсутствие ли отпора или организованная партизанская борьба? Сравните центральную Россию с западной ее окраиной, с Польшей и Латышским краем. Несомненно, что партизанская борьба гораздо шире распространена и выше развита на западной окраине. И так же несомненно, что революционное движение вообще, с.-д. движение в особенности больше дезорганизованы в центральной России, чем в западной окраине ее. Конечно, нам в голову не приходит выводить отсюда, что польское и латышское с.-д. движение менее дезорганизованы благодаря партизанской войне. Нет. Отсюда следует только, что партизанская война неповинна в дезорганизации с.-д. рабочего движения в России 1906 года”.

   Как я понял, в партии шла острая полемика по поводу партизанской борьбы. Из-за чего Ленин и написал эту статью. Он показывает, что партизанская борьба неповинна в том, что происходит в партии.

   “Конкретный разбор вопроса покажет, что дело не в национальном гнёте, а в условиях восстания… Дезорганизуют движение не партизанские действия, а слабость партии, не умеющей взять в руки эти действия”.

— Одно дело борьба в какой-нибудь одной боевой единице, где есть строгая дисциплина, порядок, обученные командиры… А другое дело, когда борьбу ведёт народ; у народа партия должна и учиться, и помогать вести ему эту борьбу правильно. А не отмахиваться и упрекать в неверных действиях.

   Партизанская борьба идёт с разных сторон. И в этом плане царскому правительству не позавидуешь. Уже нельзя сказать, что это всё организовано партией. Это было бы комплиментом партии, и в неё массово пошли бы люди.

— “Дезорганизуют движение не партизанские действия, а слабость партии, не умеющей взять в руки эти действия… Наши жалобы на партизанскую борьбу, это – жалобы на нашу партийную слабость в деле восстания. Деморализует не партизанская война, а неорганизованность, беспорядочность, беспартийность партизанских выступлений…

Марксист стоит на почве классовой борьбы, а не социального мира…

В эпоху гражданской войны идеалом партии пролетариата является воюющая партия…

Всякая новая форма борьбы, сопряженная с новыми опасностями и новыми жертвами, неизбежно «дезорганизует» неподготовленные к этой новой форме борьбы организации”.

    Есть высказывание, что любая армия мира всегда готова к прошедшей войне. Вот как раз из этой области.

— И обратите внимание, что когда у нас говорят о гражданской войне, то всегда имеют в виду ту войну, которая так и называлась. А если вооружённые рабочие, поддержанные крестьянами, выступают против временного правительства — это же тоже гражданская война! Война по определению: вооружённая борьба классов, наций или государств. Если классов, то это гражданская война. Если наций — национальная война, а государств — обычная война, под которую подводятся все войны между государствами.

Вывод по-ленински конкретный и ясный: научиться воевать. Только и всего.

Говорят: партизанская война приближает сознательный пролетариат к опустившимся пропойцам, босякам. Это верно. Но отсюда следует только то, что никогда партия пролетариата не может считать партизанской войны единственным или даже главным средством борьбы; что это средство должно быть подчинено другим, должно быть соразмерено с главными средствами борьбы, облагорожено просветительным и организующим влиянием социализма. А без этого последнего условия все, решительно все средства борьбы в буржуазном обществе приближают пролетариат к различным непролетарским слоям вверху или внизу от него и, будучи предоставлены стихийному ходу вещей, истрепываются, извращаются, проституируются”.

— А вот как удалось большевикам выиграть гражданскую войну?

Теория была.

— И практика уже была. Партия образовала красную гвардию. Какой-то новостью, что надо вести гражданскую войну, уже ни для кого не было. Теория содержит в себе отрицание практики. А отрицание означает единство. Если я буду вас отталкивать, я сразу с вами соединюсь.

Дальше Ленин приводит примеры, как могут проституироваться формы партизанской борьбы, если они не освещены пролетарской теорией.

Стачки, предоставленные стихийному ходу вещей, извращаются в «Alliances» – соглашения рабочих с хозяевами против потребителей. Парламент извращается в публичный дом, где шайка буржуазных политиканов торгует оптом и в розницу «народной свободой», «либерализмом», «демократией», республиканизмом, антиклерикализмом, социализмом и всеми прочими ходкими товарами. Газета извращается в общедоступную сводницу, в орудие развращения масс, грубой лести низменным инстинктам толпы и т. д., и т. д. Социал-демократия не знает универсальных средств борьбы, таких, которые отгораживали бы пролетариат китайской стеной от слоев, стоящих немного выше или немного ниже его. Социал-демократия в различные эпохи применяет различные средства, всегда обставляя применение их строго определенными идейными и организационными условиями.

   Формы борьбы в русской революции отличаются гигантским разнообразием по сравнению с буржуазными революциями Европы… Такую войну нельзя себе мыслить иначе, как ряд немногих, отделённых большими сравнительно промежутками времени, крупных сражений и массу мелких стычек в течение этих промежутков”.

   Если я правильно понял Ленина, то с его точки зрения революция началась в 1905 году и закончилась в 1917-м.

— Да. Появились советы, было вооружённое восстание в Москве, которым руководил совет рабочих. А урожай собрали уже в 1917 году. Но была проделана огромная работа. Если бы в 1917-м только начали что-то делать, невозможно было бы победить в 1917 году. Народ массово готовился к революции, которая проходила волнами. Это не только сознательное, но и в какой-то мере стихийное движение.

Ленин ещё раз говорит:…мы видим свою задачу в том, чтобы помочь по мере сил правильной теоретической оценке новых форм борьбы, выдвигаемых жизнью”.

— Но не до такой степени волнами всё. Мы сейчас записываем это видео, а через неделю уже не будем, что ли?

Будем.

— Тогда хорошо.

Следующая статья — “Готовится новый государственный переворот!”. Письмо Гучкова к Трубецкому долго занимало и частью продолжает занимать нашу политическую прессу, если можно назвать этим именем рептильные и немногие уцелевшие либеральные газеты. Письмо это действительно имеет известное значение. Оно знаменует крупный шаг в развитии контрреволюционного направления среди широких слоев российской крупной буржуазии. Для этих слоев уже октябрьская политическая стачка сыграла роль решительного поворотного пункта. Крупный буржуа сразу сказал: «довольно!»”

   То есть крупная буржуазия начала всё спускать на тормозах.

…Неизбежное очищение почвы для капитализма может пойти по двум крупным линиям. Преобразование крепостной России в буржуазную возможно при условиях, обеспечивающих наибольшее мыслимое при капитализме благосостояние масс крестьянства и пролетариата. Оно возможно также при условиях, обеспечивающих больше всего интересы имущих классов, помещиков и капиталистов. До сих пор наша революция идёт по второму пути”.

  То есть необходимость избавления от меньшевиков — не прихоть Ленина. Эту необходимость диктовал сам ход борьбы.

И революционерам тоже не мешает поучиться у реакции умению последовательно ставить вопрос о современном политическом положении, то есть о «новом обострении революционного кризиса»…

   Перед правительством стоит дилемма: попытаться ещё раз созвать Думу на основании действующего избирательного закона, при усилении репрессий, давления на выборы, организации черносотенцев, – или изменить перед второй Думой избирательный закон так, чтобы наверняка обеспечить «работоспособную», т. е. черносотенную Думу…

   Правительство всю свою политику приспособило к этому, всеми ожидаемому, новому обострению революционного кризиса”.

Ленин всё время отмечает, что в отличие от кадетов, эсеров и прочих, правительство своё дело знает!

— Оно действует! Не просто болтает.

Да. Рептилии нашей печати пробалтываются уже насчёт таких планов в «сферах», т. е. среди придворной шайки, и подготовляют почву, доказывая «право» самодержавия издать без Думы новый избирательный закон.

Мнение Европы? Необходимость получить заем? Эта необходимость – самая настоятельная…

И он нападёт, – царь отменит накануне выборов избирательный закон 11-го декабря и издаст новый закон, обеспечивающий черносотенный состав Думы.

   Мы должны повести самую энергичную агитацию в массах с разъяснением грозящей опасности, – мы должны рассеивать наивную веру в прочность избирательного закона, как «конституционного» учреждения, – мы должны разрушать конституционные иллюзии”.

   В этом томе тоже много материала по поводу вреда конституционных иллюзий.

— Насколько важно и сейчас понимать: то, что написано в Конституции, это вовсе не фундамент, а, скорее, орнамент. Конституция, обычно, принимается, когда всё утрясётся, когда имеется определённая законодательная система. Её либо оформляют конституцией, либо вообще обходятся без конституции, как, например, в Англии. Считается, что если суд принял какое-то решение, то в аналогичной ситуации другие суды должны тоже придерживаться этого решения. 

   Когда Ельцин разгонял Верховный совет в 1993 году…

У него дубинка была, зачем ему Конституция?

— У него танки были, которые стреляли по “Белому дому”! А когда надо было кровь погибших (около 1000 человек) замазать, провели конституционное совещание и нарисовали конституцию. Провели референдум, где был вопрос, не имеющий отношения к принятию конституции: “Признаёте ли вы конституцию России?” Конечно, человек признаёт. А причём тут новая конституция? И считается, что конституция была принята. И сейчас ещё считается, потому что поправки принимались к тому документу, за который ни один человек не голосовал.

Следующая статья “Опыт классификации русских политических партий”. Ленин понимает, что ситуация меняется и надо чётко разбираться, чем по своей сути являются политические партии.

— Кем они являются по отношению к имеющимся в России классам. Надо сопоставить классы и партии и сразу выяснится, что великое множество партий сводится всего к трём группам.

— “…Избирательная кампания по­требует от нашей партии ясного и отчетливого определения своих отношений к различным партиям, а это возможно лишь на основании научного, т. е. классового анализа их”.

   Далее Ленин перечисляет наиболее известные партии, а затем сводит их к пяти основным типам: черносотенцы, октябристы, кадеты, трудовики и социал-демократы. Из этих пяти в результате борьбы зарекомендовали себя как партии только три.

   Эту классификацию легко можно применять и к сегодняшнему дню. Можно сказать, что сегодня вес партии именно мелкобуржуазные.

— Нет. Почему это все мелкобуржуазные?

Я имею в виду, в парламенте у нас…

— Нет. У нас есть три буржуазные партии: “Единая Россия”, “Справедливая Россия” и ЛДПР. И хотя они разделены на три, по сути это одна партия.

А почему они не мелкобуржуазные?

— Это авангард класса буржуазии. А мелкобуржуазные партии – все остальные, включая КПРФ. Она и за рабочих, и за крестьян, и за мелкий бизнес, и миллионера выдвигается кандидатом в президенты. Там много верных вещей говорится, цитируется Ленин, даже о диктатуре пролетариата говорится. Правда, только на переходный период, а дальше им не надо. В итоге она выступает как мелкобуржуазная.

   А для того, чтобы содержать партию, нужны деньги, надо собирать подписи, сборщиков этих надо финансировать, масса расходов. Такие вещи могут делать только люди с деньгами. Поэтому все зарегистрированные партии у нас — либо буржуазные, либо мелкобуржуазные. Многие пустые, там и членов-то нет. Но все нормы выполнены: проведён съезд, написаны программы. Требований к программам никаких нет. Достаточно написать текст на листке и всё.

А сколько подписей надо собрать?

— Много. Это под силу только организациям с деньгами. Либо надо очень много и организованно работать. Скажем, РКРП была зарегистрированной партией с 1991 года. Но очень быстро её с регистрации сняли. И не потому, что они такие прямо революционеры, призывали к социализму и т.п. Нет, ради бога, говорите, что хотите. Но они не выполнили обязательные условия по участию в выборах. Закон предполагает, что вы должны участвовать чуть ли не во всех выборах, а, значит, надо снова собирать подписи. Причём, более чем в половине субъектов федерации. Есть требования к объёму. А этот объём могут выполнить только люди с большим денежным мешком.

Демократия…

Либо покровительствовать анархической вооруженной борьбе, либо отстраниться вовсе от вооружённой борьбы! Другого выхода, по автору, нет. Организованной, планомерной, идейной, политически воспитывающей вооруженной борьбы он не допускает. Какой же у него бедный выбор!”

  Это Ленин по поводу “Социал-демократа” №1.

  То есть либо мы учительствуем, либо мы идём пить боржоми, потому что вы нас не поняли. По сути это просто бегство от борьбы.

— Да. Когда в тяжёлые годы борьбы против контрреволюции после 1917 года Ленин, выступая перед рабочими, говорит, что интеллигенция, имея в виду, конечно, не всех интеллигентов, а интеллигентов как слой, высшее человеческое достоинство, к сожалению, принесла в массе своей на алтарь буржуазии. Но появилась потом советская интеллигенция. Правда, и там многие принесли свои знания и достоинства на алтарь уже новой доморощенной буржуазии.

Вот эта статья — “Записки по поводу “Социал-демократа” №1” — посвящена внутрипартийной дискуссии. Ленин говорит, что она снова ведётся с нарушением правил, установленных съездом.

Надо было начать с “вынесения вопро­са на арену политического обсуждения”, а не кружкового шептанья. Тогда бы ваша агитация была партийно-правильной, открытой, достойной революционного класса. Тогда бы буржуазная пресса не могла вносить смуты в социал-демократию и ронять её престиж, сообщая сенсационные заметки об этом кружковом шептанье и порождая тысячи недоумений”.

   Сегодня эту роль выполняет интернет. Условно говоря, сидят блогеры, высказывают мнения, ведётся заочная дискуссия. Современные технологии, с одной стороны, облегчили нам прозрачность дискуссий…

— А с другой стороны затрудняют, потому что сидит большое количество дезинформаторов.

Не без этого…

— Да. Причём, обратите внимание, что большинство блогеров не связано ни с какой партией, а, следовательно, ни с какими классами. А раз не связаны с классами, значит, и не связаны с рабочим классом. А раз не связаны с рабочим классом, значит, зарабатывают на этом и дрейфуют в сторону буржуазии. По крайней мере, основная их масса.

Ещё я тут для себя отметил принцип прозрачности. Если бы меньшевики соблюдали нормы и принципы, выработанные съездом…

— Ленин показал, что меньшевики — не партийные люди, не следует с ними соединяться в одну партию. Какую роль играли меньшевики в Октябрьской революции? Никакой, они, по существу, были на противоположной стороне. С кем можно было блокироваться? Только с левыми эсерами, они были в первом советском правительстве. И то недолго, до 6 июля 1918 года. Мятеж, попытка арестовать Дзержинского и всё, расставание с этими эсерами уже навсегда.

Что надо делать, если кто-то из революционеров хочет внести изменения в партию? Ленин пишет: Кто хочет действительно изменить политику партии, как целого, т. е. политику ЦК, тот должен требовать съезда; кто не требует, тот не хочет серьезно изменять, — такова сущность этого хода мысли”.

— Меньшевики не хотели изменить эту политику, поэтому увиливали от организации съезда.

Следующая статья “Русский радикал задним умом крепок!”

— Замечательная статья!

Замечательное название. Я тут выделил определение оппортуниста: Оппортунист не предаёт своей партии, не изменяет ей, не отходит от нее. Он искренне и усердно продолжает служить ей. Но его типичная и характерная черта — податливость настроению минуты, неспособность противостоять моде, политическая бли­зорукость и бесхарактерность. Оппортунизм есть принесение длительных и существенных интересов партии в жертву её минутным, преходящим, второстепенным интересам”.

— Обратите внимание, не предаёт партию, не изменяет ей. То есть оппортунистов надо искать не в других партиях, а в своей, среди своих товарищей. В КПСС таких оппортунистов была тьма! Они действительно хотели социализма, блага для рабочих и крестьян, но…

Сосиска была ближе! Здесь и сейчас.

— Нужно было бороться, а значит чем-то жертвовать, рисковать. Оппортунист — это не ругательство, это характеристика поведения людей. Они не враги, но у них есть черта — принесение коренных интересов в жертву минутным интересам. То есть он выбирает не длительную и сложную борьбу, а то, что сейчас можно схватить. И так всю жизнь. В итоге эти люди тянут партию назад. А партия это авангард. Но какой же она авангард, если там возобладают оппортунисты, которые стараются сделать поменьше и то, что является второстепенным.

Статья “Обывательщина в революционной среде”. Эта статья показывает, что обывательщина в партии появилась не в 50-е или 80-е годы, а была уже тогда. Контрреволюционные периоды знаменуются, между прочим, распространением контрреволюционных идей не только в грубой и прямой форме, но также более тонкой, именно в виде роста обывательского настроения среди революционных партий… Люди обывательского, мелкобуржуазного типа утомлены революцией. Лучше маленькая, серая, убогая, но спокойная законность, чем бурная смена революционных порывов и контрреволюционного бешенства. Изнутри революционных партий это стремление выражается в желании преобразовать эти партии. Пусть основным ядром партии станет обыватель: “партия должна быть массовой”. Долой нелегальщину, долой мешающую конституционному “прогрессу” конспирацию!”

И дальше он перечисляет лозунги, которые…

— Которые характеризуют меньшевистскую партию.

Меньшевики ещё собрали, так называемый рабочий съезд, и Ленин его характеризует: Рабочий съезд, это — хлороформ, который старейшие вожди прописывают “консервативным” с.-д., чтобы произвести над ними безболезненно операцию, проделанную гг. Пешехоновыми над партией с.-р. Разница только та, что гг. Пешехоновы — практичны, деловиты и знают, куда идут, а про наших старейших вождей грех было бы сказать это…

   К чему же сводится таким образом на деле это превращение подпольной революционной борьбы в общенациональную буржуазную революцию? К игнорированию или затемнению классовых противоречий, уже вскрытых ходом русской революции…

   Другими словами: примкнуть к требованиям кадетов, ибо всякие другие требования не будут уже “общенациональны”.

— Давайте отметим этот момент. Это 1906–1907 гг. На повестке буржуазная революция и доведение её до конца. В этой буржуазной революции рабочий класс, конечно, участвует, но он не забывает о своих особых интересах, которые ставятся в повестку дня уже сейчас, а решаться будут после буржуазной революции. Оказалось, что в 1917 году рабочий класс был готов к тому, чтобы, совершив буржуазную революцию, сразу приступить к подготовке социалистической революции.

Поскольку подготовка шла с 1906 года, большевики в 1917-м были готовы к социалистической революции. Обстановка была благоприятна для революции, потому что царь вооружил весь народ. Когда мы говорим о крестьянине 1917 года, то мы видим крестьянина, у которого за спиной винтовка.

— “Пролетариат идёт через буржуазную революцию к социализму”.

— Да, чётко и ясно.

Следующая небольшая статья “Выступление Мартова и Череванина в буржуазной печати”. Вспомните французских социалистов, вроде Мильерана, Вивиани, Бриана, которые теперь, с Клемансо во главе, благополучно управляют архибуржуазной Францией, посылают войска против стачечников и т. д. Чтобы поддержать социализм, они звали поддерживать республику вообще, республику, как таковую. Чтобы поддержать республику, они голосовали, и по соглашению и без соглашения, за дюжинных буржуазных политиканов, за оппортунистов. И они дошли таким образом, постепенно и неуклонно, до того, что сами превратились совсем в таких же дюжинных сторонников буржуазного угнетения”.

— С этого времени появляется такое понятие, как мильеранизм. Этот Мильеран как представитель социалистической партии вошёл в буржуазное правительство. Это же не парламент, где можно высказываться — тут надо подчиняться буржуазной политике правительства. То есть он будет проводить буржуазную политику, а, значит, перестанет быть представителем рабочего класса. А если же он станет проводить в правительстве политику в интересах рабочего класса, его просто выставят из этого правительства. Поэтому Ленин настаивал, что никогда представитель рабочего класса не должен находиться во Временном правительстве. В Думе, парламенте — другое дело. Там можно развивать агитацию, пользоваться данной легальностью в плане свободы слова и печати.

Одно дело агитация, другое дело — действие.

— Да.

Следующая статья “О созыве экстренного партийного съезда”. Ленин тут отмечает несколько пунктов.

Первый. В течение думского периода партия с.-д. боролась с тактикой своего ЦК.”

   Ну, это полный бред, чтобы партия боролась со своим ЦК.

— Почему бред? Это совершенно нормально в развитии партии. Если ЦК не выполняет поставленных задач, партия смещает этот ЦК и избирает другой.

Бред с точки зрения, что такой ЦК не нужен.

— Это не бред, просто такой ЦК надо сместить и избрать другой.

Но вот то, что не удалось это исправить без созыва съезда…

— А ЦК и нельзя переизбрать без съезда.

Жаль.

— Это и есть партийный способ. Созвали съезд, сместили ЦК, избрали большевистский и завершился, можно сказать, этап становления партии большевиков. До этого были неоднократные попытки двигаться вместе с меньшевиками. Причём, меньшевики некоторыми рассматривались как революционеры. А действия меньшевистского ЦК в этот период окончательно показали, что это оппортунисты и ревизионисты. Всякое няньчанье с ними — гибель революционного движения. Они тянут на дно. Со временем в большевистской партии появятся свои оппортунисты и ревизионисты. Без этого не бывает. Любая партия рабочего класса действует в буржуазном обществе, и миазмы этого общества заражают любую пролетарскую партию.

Без борьбы ничего не происходит.

— Развитие – это борьба противоположностей. Если речь идёт о развитии, то есть о движении низшего к высшему, следовательно есть две тенденции: одна — превращение низшего в высшее, а другая — опускание высшего до низшего. И эти две противоположные тенденции только тогда производят прогрессивное движение, когда более сильным является превращение низшего в высшее. Большевистское течение в партии должно было распространиться на всю партию. Чтобы партия целиком стала большевистской. А терпеть меньшевистский ЦК в большевистской партии — вот это действительно бред!

Ленин как раз сказанное Вами тут чуть другими словами и выражает.

— Наоборот, это я другими словами выражаю, это я не сам придумал.

— “Ясно отсюда, что партии предстоит в случае новой думской кампании — борьба с думскими лозунгами ЦК, а в случае близких революционных выступлений — раздробление сил и дезорганизация борьбы вследствие того, что ЦК не представляет воли большинства партии. Значит, всякая задержка нового партийного съезда является теперь не только прямым нарушением всего духа и всего смысла демократической организации партии, но также самой опасной помехой ближайшей думской и общереволюционной борьбе пролетариата”.

— Да. Партии надо идти вперёд, а голова её повёрнута назад. Смотрит в другую сторону и команды даёт в другую сторону. Это нетерпимо. В этом смысле Ленин не раз подчёркивал, что ничего не получится без идейной организованности. Если идея сгнила или является враждебной, то рабочий класс  рвёт с такой организованностью и создаёт свою организацию.

Статья “Социал-демократия и избирательные соглашения”. Большевики с.-д. высказываются против блоков, допуская лишь на высших ступенях избирательной кампании частные соглашения о распределении мест на основании силы революционных и оппозиционных партий в первоначальном голосовании избирателей. Попытаемся изложить вкратце основания этой последней точки зрения”.

Далее Ленин разбирает, почему это важно.

— Это важно, потому что большевикам не нужно непременно иметь много людей. Но надо, чтобы были такие люди, которые смогут открыто и явно излагать позицию партии. Причём, в таких условиях, когда другие члены партии не могут. Поэтому можно идти на такие соглашения, когда наших депутатов будет меньше, но они будут. Как показали события в Германии. Один Карл Либкнехт выступил против военных кредитов и вошёл в историю, как настоящий немецкий коммунист. А все остальные депутаты этого же парламента оказались предателями дела коммунизма.

— “Социал-демократия смотрит на парламентаризм (участие в представительных собраниях), как на одно из средств просвещения, воспитания и организации пролетариата в самостоятельную классовую партию, как на одно из средств политической борьбы за освобождение рабочих…

Буржуазные либералы и радикалы видят в парламентаризме “естественный” и единственно нормальный, единственно законный способ ведения государственных дел вообще, отрицая классовую борьбу и классовый характер современного парламентаризма…

Отсюда вытекает прежде всего, что участие с.-д. в думской кампании носит совсем не тот характер, как участие других партий”.

То есть задача социал-демократов — просвещение.

— Да. Надо провести туда какое-то количество депутатов. А думать, что буржуазия допустит большинство депутатов, представляющих рабочую позицию, это парламентский кретинизм. В буржуазном обществе в большинстве голов господствует буржуазная идеология. Поэтому даже при самых честных выборах будет обеспечено большинство буржуазным депутатам или кандидатам.

— “Какой вывод вытекает из сказанного по отношению к избирательным соглашениям? Прежде всего тот, что нашей главной и основной задачей является развитие классового сознания и самостоятельной классовой организации пролетариата, как единственного до конца революционного класса, как единственного возможного вождя победоносной буржуазно-демократической революции…

Надо еще доказать, что блок с крестьянской демократией на все время выборов возможен и выгоден с точки зрения данных партийных отношений (крестьянская демократия представлена у нас уже те­перь не одной, а разными партиями) и с точки зрения данной избирательной системы”.

— Да, не будет ли так, что вы поможете им выиграть, а потом не получите слова? Выйдет совершенно ненужное действие.

— “Отсюда вытекает непосредственно и безусловно только одно: ни в каком случае мы не можем в нашей избирательной кампании ограничиваться голым и абстрактным противопоставлением пролетариата буржуазной демократии вообще…

Таким образом, соображение о пролетарско-крестьянском характере нашей революции не дает еще право сделать вывод о необходимости соглашений с той или иной крестьянско-демократической партией на той или иной ступени выборов во вторую Думу”.

— Удастся договориться таким образом, что в случае победы наш кандидат попадёт, скажем, в группу трудовиков и сможет там выступать, будучи не связанным никакими обязательствами и идеями трудовиков? Если да, то хорошо.

— “Чтобы подойти ближе к решению нашей задачи, мы должны, во-первых, посмотреть на основную партийную группировку при выборах во вторую Думу, а, во-вторых, вникнуть в особенности данной избирательной системы.

Избирательные соглашения бывают между партиями. Каковы же главные типы партий, которые будут бороться на выборах?”

Далее он перечисляет: черносотенцы, кадеты и т.д.

Социал-демократия — единственная партия, которая выступит на выборах, несмотря на свои раздоры, дисциплинированно до конца, — которая имеет вполне определённый и строго классовый базис, — которая объединила все с.-д. партии всех народов России…

Выборы в Думу у нас не прямые, а многостепенные”.

Тут у меня вопрос: мы взяли это от американцев?

— Нет, всё, что было необходимо для затруднения волеизъявления народа, было сделано нашим царём.

Значит, он воспользовался чужим прогрессивным опытом. Выборщики выберут совсем не так, как народ.

При многостепенных выборах раздробление голосов опасно только на низшей ступени…

Низшая ступень выборов есть выбор выборщиков в городах, выбор десятидворников в деревнях, выбор уполномоченных в рабочей курии.

Какое может быть средство против этой опасности? Только одно: соглашения на низшей стадии, т. е. общий список выборщиков, в котором партийные кандидаты подобраны в числе, определённом договором между партиями до борьбы…

Мы подчиняем классовую политику парламентаризму вместо того, чтобы подчинять парламентаризм классовой политике…

Разумно ли при таких условиях отказаться от борьбы за свои, классовые, кандидатуры ради преувеличенного страха пред черносотенцами?”.

Этот вопрос он задаёт после того, как объясняет, что никакой опасности прохождения черносотенцев во Вторую Думу нет. Потому что, как я понял, кадеты, теряя популярность у народа, придумали некий жупел опасности. Но Ленин цифрами доказывает, что черносотенцы не могут составить какой-либо серьёзной конкуренции в этой Думе.

— И что буржуазную линию будут проводить те же кадеты. А раз они конституционные демократы, а конституция ещё царская, то их линия даже и буржуазной не будет.

— “Вывод отсюда тот, что на низших стадиях избирательной кампании в деревнях, т. е. на выборах десятидворников и уполномоченных (иногда выбор уполномоченных сведётся, вероятно, на деле к роли первой стадии выборов), нам нет надобности ни в каких избирательных соглашениях”.

— Надо, чтобы наши представители там не просто сидели и зарплату получали, а чтобы говорили. Чтобы был хотя бы один. Основная задача — пропаганда, поэтому количество здесь несущественно. И никаких уступок не надо делать за счёт ограничения депутата в возможности свободы слова.

— “При этом два основных вопроса этой революции выдвинутся сами собой: вопрос о воле и вопрос о земле. На этих коренных и волнующих всю массу вопросах мы должны сконцентрировать и чисто социалистическую проповедь, — отличие точки зрения мелкого хозяйчика и точки зрения пролетариата, — и различение борющихся за влияние на народ партий. Черносотенцы, до октябристов включительно, против воли, против отдачи земли народу. Они хотят прекратить революцию насилием, подкупом, обманом. Либерально-монархическая буржуазия, кадеты, тоже стремится прекратить революцию посредством ряда уступок…

Социал-демократия должна последовательно стоять на точке зрения пролетариата, очищая революционное самосознание крестьянства от энесовского оппортунизма и от утопизма, заслоняющего действительно насущные задачи современной революции…

Мы должны использовать избирательную кампанию для организации революции, т. е. для организации пролетариата и действительно революционных элементов буржуазной демократии”.

—  Вот сейчас есть депутаты от КПРФ. И что они делают для организации революции в России? Встроились в буржуазную систему, получают свои 400 тыс. рублей в месяц, пенсия у их будет 300 тыс. Они являются оппозицией его величества. Ленин различал — оппозиция его величеству, или его величества. Каждый царь должен иметь людей, которые могут его чуть-чуть поругивать, критиковать.

В последнем пункте Ленин подводит итоги: Исходным пунктом общей избирательной тактики социал-демократии должна быть полная самостоятельность классовой партии революционного пролетариата”.

Следующая статья “Вторая конференция РСДРП”. Здесь Ленин показывает, как надо организовывать конференцию, чтобы не просто поболтать, а выработать единую позицию.

— А чтобы её выработать, нужно её заранее обдумать, то есть надо к этому готовить всю партию, чтобы люди собирались не просто обсуждать, а уже решать. Тогда будет результат.

Вывод из приведённых материалов таков: На первой ступени социал-демократия должна выступать самостоятельно, как общее правило…” То есть блокироваться не надо.

— Или блокироваться только при том условии, что будет полная свобода слова в Думе для депутатов.

Далее “Проект обращения к избирателям”. Партия рабочего класса, социал-демократия, зовёт всех вас принять участие в вы­борах, чтобы помочь сплочению сил, способных действительно бороться за свободу”.

   Как я понимаю, это проект листовки, которая распространялась среди избирателей, а задача её была показать позицию социал-демократов.

Права самой Думы были сведены почти до нуля. Но и это еще не главное. Главное — то, что все свободы и права оставались пустой бумажкой, ибо действительная власть, действительная сила была по-прежнему всецело в руках царского правительства. Никакая Дума не может дать и не даст земли и воли народу, пока действительная власть будет в руках погромщиков и палачей свободы”.

Никакое равенство, даже равенство мелких хозяев, крестьян, в пользовании общенародной землей, не спасёт народ от нищеты, безработицы и угнетения, пока существует господство капитала. И только сплочение всех рабочих, при поддержке их массами трудящихся, может свергнуть иго капитала, давящего рабочих всех стран”.

— Это 1906 год. По существу выражена формула подготовки социалистической революции. Вокруг рабочего класса сплотить тех трудящихся, которые не эксплуатирует чужого труда. Это и есть тот кулак, который провёл социалистическую революцию. Но его надо было вырастить! А для того, чтобы вырастить, надо было эту линию проводить последовательно ещё в течение 11 лет!

Ленин, как обычно, разъясняет текущее состояние дел: Кроме социал-демократов, три главных группы партий участвуют в выборах: черносотенцы, кадеты, трудовики”. Далее описывает каждую группу и призывает голосовать за социал-демократов. То есть это информационный листок.

— Агитационный листок.

Статья “О блоках с кадетами”. …Не политический блок, а боевое соглашение, которое мы всегда считали целесообразным и необходимым”.

У нас в партии много спорят теперь о значении слова “блоки”. Один говорит: блок — это общий список. Другой: нет, блок, это — общая платформа. Глупые все эти споры, схоластические. Суть дела ни капли не меняется от того, более тесные или менее тесные соглашения вы назовете блоками. Суть спора вовсе не в том, допустимы ли тесные или нетесные соглашения. Кто думает так, тот погрязает в мелкой и мелочной парламентской технике, забывая политическое содержание этой техники. Суть спора в том, по какой линии должен социалистический пролетариат заключать соглашения с буржуазией, неизбежные, вообще говоря, в буржуазной революции”.

Значит, большевики определили понятие революционной буржуазии ясными политическими признаками, а меньшевики вместо политического определения дали одно технически-парламентское словечко”.

— То есть с кадетами, которые выступают за буржуазную революцию, можно заключать соглашения на этом этапе.

Получается, основная проблема — недоученность.

— Да, ошибки получается не из-за чьей-то злостности, а потому что люди не разобрались в серьёзных вопросах теории. Вот и блуждают в трёх соснах.

Да, Ленин так и пишет: …дело не в их желаниях, а в объективных условиях современной политической борьбы. Эти условия вызывают то, что каждый шаг меньшевиков в их избирательной кампании уже загрязнен кадетизмом, уже характеризуется затемнением точки зрения с.-д.

Мы в меньшинстве, — отвечают проникшиеся христианским смирением меньшевики.

Кадетов больше. Кадеты не могут же объявить себя революционерами.
Да! Но это не довод за то, чтобы с.-д. объявляли себя кадетами”.

   Как избавиться от недоучек, если их нельзя расстрелять?

— От них надо отделиться. Окончательно разойтись с меньшевиками. Они на протяжении долгого времени выступают за сделку с царизмом и буржуазией. То есть тянут движение назад. Не надо гнаться за численностью: пусть в партии будет меньше людей, но они будут настроены на революцию. Сначала на буржуазную, а затем на социалистическую.

Интересная статья “Борьба с кадетствующими с.-д. и партийная дисциплина”. Допущение блоков с кадетами окончательно определило физиономию меньшевиков, как оппортунистического крыла рабочей партии…

Возникает вопрос, как совместить эту беспощадную идейную борьбу с партийной дисциплиной пролетариата”.

— Не просто партийной дисциплиной, а с партийной дисциплиной пролетариата. Ведь партия может дрейфовать. Сначала была партия пролетариата. Потом неверные решения отодвинули её от интересов пролетариата. А партийная дисциплина заставляет их выполнять решения. И люди, как бы, в мешке. Вместе с верхушкой, ставшей антипартийной, они тоже выполняют антипартийные решения. Так произошло с КПСС после ХХ и ХХII Съездов.

Ленин тут даёт определение человека, но это, наверное, не его определение…

— Энгельса.

Понятно. Очень чёткое и ясное.

— Вы сказали про определение человека, а в чём сущность человека?

Общественная.

— Вот и всё. Тот, кто подчиняет свою жизнь обществу, действует как человек. А те, кто так не делают, не соответствуют понятию человек.

— “Без организации масс пролетариат — ничто. Организованный, он — всё. Организованность есть единство действия, единство практического выступления. Но, разумеется, всякие действия и всяческие выступления ценны лишь потому и постольку, поскольку они двигают вперёд, а не назад, — поскольку они идейно сплачивают пролетариат, поднимая его, а не принижая, не развращая, не расслабляя. Безыдейная организованность — бессмыслица, которая на практике превращает рабочих в жалких прихвостней власть имущей буржуазии. Поэтому без свободы обсуждения и критики пролетариат не признает единство действий”.

— Согласовали, сделали открытую дискуссию, приняли решения и как дальше действуем?

Как принял съезд, так и действуем.

— Нет! Будем оценивать решения съезда. Если они соответствуют интересам пролетариата — будем подчиняться, если нет — не будем. Ленин неоднократно повторяет, что большевики никогда не боялись оставаться  в меньшинстве. А про Каутского он писал: лакейство оппортуниста перед большинством партии. Основа партии это класс. Выше интересов, чем интересы класса, нет. А если вы считаете, что решения партии выше интересов класса, вы перестали быть действительными членами этой партии.

   У меня был такой эпизод. Когда была перестройка и явная контрреволюция, меня пригласили в выборгскую ячейку ФСБ. Я прочитал лекцию о том, что сотрудники тут ловят тех, кто перевозит через границу религиозную литературу, а у нас в стране разворачивается самая настоящая контрреволюция и антигосударственная деятельность. Мой однофамилец Гавриил Попов уже тогда прямо сказал: дефедерализация, десоветизация. Они смотрели на меня, слушали и спрашивают: как вы относитесь к лозунгу “КГБ — острый меч партии”? Я говорю: отрицательно. Партии строятся на идеях. И идеи эти партия может поменять. История показывает, что таких случаев много. Поэтому ориентироваться надо не на партию, а на класс. Поэтому я бы сформулировал так: КГБ — острый меч рабочего класса. Это их устроило, и я спокойно вышел из этого помещения.

Ленин приводит такой пример:Большевик в Одессе должен класть в урну бюллетень с именем кадета, хотя бы даже большевика при этом тошнило. Меньшевик в Москве должен класть в урну бюллетень с именами одних только с.-д., хотя бы его душа и тосковала по кадетам”.

— Тут уже видно, что назревала необходимость освободиться от меньшевиков, которые тоскуют по кадетам. Что это за авангард рабочего класса, который тоскует по представителям буржуазной партии?

На странице 132, можно сказать, методичка от Ленина “Кого выбирать в Государственную Думу?”. Тут таблички и всё очень чётко расписано.

— Это настоящий предвыборный материал.

У меня сохранена программа “500 дней”. Там одно балабольство.

— Кто написал эту программа?

Явлинский сотоварищи.

— Это она ими названа, а написана кем?

Буржуазией. Судя по слогу, нашими студентами.

— Судя по слогу, это писали люди, переводящие иностранные идеи на русский язык.

Заканчивается статья “Кого выбирать в Государственную Думу” вопросом, как относятся эти партии к требованию земли крестьянами.

Далее статья “Новое сенатское разъяснение”. Ленин показывает, как Плеханов скатился в механистичность.

— У нас до сих пор многие говорят: надо создать механизм того-то. А что значит создать механизм? Решать проблему механически, то есть не соображая, не думая. Не бывает механизмов с головой.

Ленин это называет плехановской софистикой.

— А Плеханов, основатель русского марксизма, оказался теперь видным меньшевиком. А потом удивляются, как вышло, что КПСС сгнила? Она не сгнивала, пока внутри шла борьба по очищению от оппортунистов и ревизионистов. Такая борьба должна идти всё время. Потому что и при социализме для этого есть основания: стремление к личному обогащению приводит к тому, что некоторые люди на высоких партийных постах решают вопросы собственного благополучия вместо обеспечения полного благосостояния и свободного всестороннего развития всех членов общества. Как только партия прекратила очищаться от оппортунистов и ревизионистов, объявила, что нет классовой борьбы, она попала в ловушку и сгнила. Люди наверху своей гнилостью заразили всю партию.

Можно сказать, что софистика механистична?

— Да, конечно. Софистика — это рассуждения, исходя из недоказанных предпосылок. Так у Гегеля формулируется.

   А болтать можно что угодно. Вот, например, Хрущёв. Как его можно слушать? Мол, классовая борьба прекратилась. Как классовая борьба может прекратиться, пока есть классы? Раз есть классы, значит, есть различия в положении, различия в интересах. То, что выгодно одному классу, может быть невыгодно другому. Поэтому борьба рабочего класса не прекращается с полным уничтожением классов.

   Ещё Хрущёв говорил, что социализм победил окончательно. Как он может победить окончательно? Многие расслабились, перестали бороться. Вы окончательно подмели в своей квартире? Если окончательно, то вы скоро умрёте от мусора, грязи и всякой заразы.

Статья “Кризис меньшевизма”. Проповедь беспартийного рабочего съезда и блоков с кадетами, несомненно, знаменует некоторый кризис в тактике меньшевиков…

В основу рассуждений о тактике марксист должен положить оценку объективного хода революции”. Ленин анализирует тактику с марксистских позиций.

— Потому что тактика — это план действий на небольшую перспективу. А как можно такой план составить, если нет анализа того, что происходит?

— “Задача передового класса в революции — познать верно направление борьбы и исчерпать все возможности, все шансы победы”.

— Это важно. Иногда победы нет только потому, что сочли и так уже многое сделанным. Почти добрались до вершины. Но поскольку всё же не добрались, то сорвались вниз и пропали. Такая печальная участь бывает у альпинистов.

Ленин разбирает тексты и речи меньшевика Ларина: Ларин еще более повинен в робости мысли…

Курьез: меньшевик, заслуживший себе шпоры войной с формализмом, договорился до формального вооруженного восстания!

Рассуждения Ларина о формальном восстании — самое неприличное для с.-д. невежество в истории переживаемой революции или игнорирование этой истории с её особыми формами восстания.

Отказываясь от малейшей попытки изучить или хотя бы наметить особенности русского восстания, Ларин повторяет коренную ошибку “неуверенной и робкой” мысли меньшевизма”.

Далее Ленин рассматривает теорию пассивности.

Пассивность, это — качество мелкобуржуазной интеллигенции, а не революции… За плохими примерами Америки и Польши вы просмотрели те особые формы борьбы, которые породило русское восстание, более затяжное, более упорное, с более длительными промежутками между крупными сражениями, чем восстания старого типа…

Называть мелкую борьбу “наивыгоднейшим путём”, т. е. наивыгоднейшей формой борьбы народа в особую эпоху нашей революции, — и в то же время отказываться признать активные задачи партии передового класса на почве этого “наивыгоднейшего пути”, значит не уметь мыслить или нечестно мыслить”.

“Голос его довольно уже не с сегодняшнего дня в устах Плеханова и Аксельрода, — единственных, собственно говоря, европейцев в нашей “варварской” среде”…

Стихийные порывы варваров, планомерное действие европейцев”…

— Известно, что Россия носила выкинутые Европой шляпки.

Вот ещё один пример использования диалектики. Логика у Ларина из рук вон плоха. Стихийную политическую стачку он противопоставляет не планомерной политической стачке, а планомерному участию, скажем, в булыгинской Думе.

   Нет, товарищ Ларин, если бы вы усвоили себе дух марксизма, а не одни только слова, вы знали бы отличие революционного диалектического материализма от оппортунизма “объективных” историков”.

   То, что делает Ларин, Ленин называет интеллигентским оппортунизмом. С одной стороны, когда есть объективные условия для непосредственно-революционного натиска масс, тогда “обслуживание стихии” есть высшая политическая задача партии. Противополагать такую революционную работу “политике” значит низводить политику до политиканства. Это значит превозносить политику думской борьбы, ставя её выше политики масс в октябре и декабре, — т. е. именно переходить с пролетарско-революционной на интеллигентско-оппортунистическую точку зрения”.

— Эту формулу Ленин применяет и позже, она справедлива для разных периодов. В каждой рабочей партии есть пролетарское революционное ядро и интеллигентско-оппортунистическое крыло. К пролетарскому ядру принадлежат революционные рабочие и те интеллигенты, которые теоретически обогащают революционную деятельность рабочих. А к интеллигентско-оппортунистическому крылу относятся интеллигенты, которые больше болтают, чем делают и всего боятся. И ещё те рабочие, которые приносят коренные интересы движения в жертву побочным и сиюминутным.

Следующий материал “Пролетариат и его союзник в русской революции”. Это по поводу материала Каутского, где он отвечает Плеханову. Плеханов, которого кадет Мельгунов метко назвал сегодня в “Товарище” “прежним лидером и теоретиком русской социал-демократии”, спрашивал Каутского (1) об “общем характере” русской революции: буржуазная она или социалистическая? (2) об отношении с.-д. к буржуазной демократии и (3) о тактике с.-д. при выборах в Думу.

Вождь русских оппортунистов желал выудить от Каутского одобрение блоков с к.-д…

Поверхностно было бы рассматривать русскую революцию как движение, направленное к свержению абсолютизма. Надо рассматривать ее как пробуждение широких масс народа к самостоятельной политической деятельности. Такова основная посылка Каутского…

Надо посмотреть на положение масс, на объективные условия их жизни, на различие классов внутри их, на реальное содержание той свободы, к которой они на деле стремятся. Не из общей фразы надо выводить единство интересов, не от “политической свободы” вообще заключать к совместной борьбе разных классов, — а, наоборот, из точного анализа положения и интересов разных классов надо выводить, насколько именно и в чём именно тождественна или совпадает (и совпадает ли?) их борьба за свободу, их стремление к свободе.

О поражении или победе революции надо заключать не на основании насилий правительства и проявлений “реакции”, а на основании учета положения массы в борьбе за землю.

Указывая на общность этого взгляда у либералов и социалистов, Каутский не удовлетворяется этим. Он не позволяет себе сделать отсюда кадетский вывод: “значит, с.-д. должны поддерживать кадетов”. Он сразу переходит к анализу классовых интересов и показывает неизбежность половинчатости либералов в аграрном вопросе.

И Каутский подробно разбирает одну из этих особых причин, именно недостаток капитала в России. Заграничный капитал играет у нас особенно выдающуюся роль”.

   Опять напоминает текущую ситуацию. Невыученный урок приходится доучивать впоследствии.

— И один из уроков вот в чём. Плеханов был настоящим марксистом, а Каутский настоящим революционером. Но Ленину пришлось в 1914 году написать сначала статью против Каутского, а затем брошюру “Пролетарская революция и ренегат Каутский”. Ренегат — это не значит, что он не был марксистом. Он был и отступил. Отступничество от марксизма — ренегатство. А тут Каутский ещё выступает как марксист.

   Это нам важно понимать. Если человек марксист и имеет заслуги, в политике, это никаких гарантий не дает. Основатель русского марксизма, Плеханов, по-существу, стал меньшевиком и предал революцию.

Можно ли в таком случае сказать, что он случайно основал марксизм?

— Нет, не случайно. Но люди меняются в ходе жизни. Приспосабливаются. Кому-то не хватает духа, кому-то здоровья, кому-то ещё чего-то. Господа хотят рассесться в думские кресла и в них пребывать.

— “Прежде чем отвечать, поддерживать ли “оппозицию”, надо уметь понять (разъясняет Каутский), в чём классовая опора и классовая сущность этой “оппозиции” (или русского либерализма) и в каком отношении находится развитие революции и революционных классов к положению и интересам либерализма. Выясняя это в первую голову, Каутский сначала приходит к банкротству либерализма, а потом уже посвящает читателя в интересующий Плеханова вопрос: поддерживать ли оппозицию на выборах в Думу?”

В заключении: Каков же тот класс, который может помочь с.-д. пролетариату победить в теперешней революции, поддержать его и определить границы немедленно осуществимых преобразований? Этот класс, по мнению Каутского, крестьянство. Только у него есть “прочная общность экономических интересов” “на все время революции”. Имеется в виду буржуазно-демократическая революция.

Следующий материал “Подделка правительством Думы и задачи социал-демократии”. Царское правительство неуклонно продолжает “вести работу” по подделке Думы…

На днях вышла инструкция, запрещающая выдачу бланков избирательных записок нелегализированным партиям. Закрытие газет становится все более военно-полевым. Аресты усиливаются. Производятся обыски и облавы с самой прозрачной целью раздобыть имена выборщиков и влиятельных избирателей, “убрать” тех и других. Одним словом, избирательная кампания в полном разгаре…

Когда либерала обругают, он говорит: слава богу, что меня не ударили. Когда его ударят, он благодарит бога, что его не убили. Когда его убьют, он возблагодарит бога за то, что его бессмертную душу из­бавили от тленной земной оболочки…

На ухищрения и повороты реакции отвечать надо не приспособлением вправо, а углублением и расширением революционной проповеди в пролетарских массах, развитием духа революционной классовой борьбы и революционных классовых организаций. Этим и только этим вы укрепляете силу единственных борцов против реакции при всех и всяческих поворотах и ухищрениях её.

Политика беспринципного практицизма есть самая непрактичная политика”.

— А в другом месте Ленин пишет, что принципиальная политика есть самая практическая. То есть только, когда на практике можете добиться успеха, если сохраняете принципы и их придерживаетесь.

Следующий материал “Предисловие к русскому переводу брошюры В. Либкнехта “Никаких компромиссов, никаких избирательных соглашений!”

Нам важно отметить здесь приёмы рассуждения Либкнехта. Важно показать, как он подходил к вопросу о соглашениях, чтобы помочь русскому читателю самостоятельно подойти к разрешению интересующего нас вопроса о блоках с кадетами.

Он разбирает, не является ли “союзник” скрытым врагом, которого особенно опасно пустить в свои ряды? борется ли действительно и как борется этот союзник против общего врага? не связана ли полезность соглашений, с точки зрения увеличения числа парламентских мандатов, с вредом в отношении более длительных и более глубоких задач пролетарской партии?

Либкнехт учит нас тому, что в каждом союзнике из буржуазии социал-демократ должен уметь открыть его опасные стороны и не скрывать их. Как полезно было бы для таких людей вдуматься в слова Либкнехта: “Глупые и жестокие насилия полицейских политиков, посягательства закона против социалистов — каторжного закона, закона против партий, проповедующих переворот, могут в нас вызвать чувство презрительного сожаления, — но врага, который протягивает нам руку для избирательного соглашения и втирается к нам, как друг и брат, — такого врага и только такого мы должны бояться”.

Почему так думал Либкнехт? Потому, что он всегда считал силу борцов действительной силой только тогда, когда это есть сила сознательных рабочих масс. А сознательность масс не развращают насилия и каторжные законы, — ее развращают лжедрузья рабочих, либеральные буржуа, отвлекающие массы от настоящей борьбы посредством пустых фраз о борьбе.

Либкнехт настолько резко подчеркивал эту большую опасность ложных друзей по сравнению с прямыми врагами, что говорил: “введение нового закона против социалистов было бы меньшим злом, чем затушёвыванье классовой противоположности и партийных границ, благодаря избирательным соглашениям”.

Только плохие социал-демократы способны пренебрежительно говорить о том вреде, который приносят рабочим массам присосеживающиеся к ним посредством избирательных соглашений либеральные предатели народной свободы”.

   Ценный материал. Учитывая, как у нас всё было развалено.

Не вредят ли соглашения на выборах тому, что нам особенно дорого: “чистоте принципов” социал-демократизма?”

Следующая статья “Социал-демократия и выборы в Петербурге”.

Конференция петербургской с.-д. организации приняла решение не заключать блока с кадетами, а предложить соглашение трудовикам и социалистам-революционерам. Меньшевики внесли ряд протестов по формальным основаниям и, будучи в меньшинстве, покинули конференцию.

Мы намерены поэтому рассмотреть основные вопросы, возникающие по поводу этого происшествия, именно: 1) состав конференции; 2) непосредственный повод ухода меньшевиков — попытка ЦК разделить конференцию на две части, городскую и губернскую и 3) значение всего происшествия, особенно ввиду происходящей в Петербурге избирательной кампании.

Российская социал-демократическая рабочая партия организована демократически. Это значит, что все дела партии ведут, прямо или через представителей, все члены партии, на равных правах и без всякого исключения; причём все должностные лица, все руководящие коллегии, все учреждения партии — выборные, подотчетные, сменяемые”.

Это говорит о том, что первый человек в партии — не тот, кто вверху, а тот, кто внизу.

— Первый «человек» в партии это класс.

— “Для того, чтобы решение вопроса было действительно демократическое, недостаточно собрать выборных представителей организации. Необходимо, чтобы все члены организации, выбирая представителей, в то же время самостоятельно и каждый за себя высказались по спорному вопросу, интересующему всю организацию. Демократически организованные партии и союзы не могут принципиально отказываться от такого опроса всех без исключения членов — по крайней мере, в важнейших случаях и особенно тогда, когда речь идет о таком политическом действии, в котором масса выступает самостоятельно, например: стачка, выборы, бойкот какого-нибудь крупного местного заведения и т. п.”

  То есть первый принцип — демократическая выборность. Но ещё надо иметь информацию о том, как проходили выборы, как распределились голоса.

— И задача — на всех уровнях осуществлять интересы того класса, авангардом которого данная партия является. Иначе партия загнивает и умирает.

— “Вот почему Петербургский комитет постановил, чтобы выборы делегатов на конференцию происходили обязательно после обсуждения членами партии вопроса о том, следует ли заключать соглашения с кадетами, после голосования всеми членами партии этого вопроса”.

С одной стороны это простая вещь, а с другой — совсем неочевидная.

— Надо отметить, что эти работы ни в каких системах партийного обучения не рассматривались.

Потому мы и имеем то, что имеем.

— А ведь тут объясняются самые элементарные вещи, которые должен знать каждый член партии. И написано простым и ясным языком. С точки зрения пропаганды, близости к пониманию истин, умения подачи Ленин всех превосходит. Поэтому люди, которые это не изучают, а пичкают себя всякими неумными методичками, написанными непонятно кем, кормят себя, можно сказать, тухлым мясом.

Тут Ленин как раз говорит, как важна дискуссия внизу: Значит, если мы хотим быть на деле, а не на словах только, социалистами, организованными в действительно демократическую, рабочую партию, то мы должны добиваться, чтобы каждый рабочий уяснил себе вопрос, голосовать за кадетов или нет. Недостаточно доверить представительство знакомому Ивану Иванычу или хорошему человеку Сидору Сидорычу, — надо сознательно разобрать по существу спорный вопрос в “низах”. Лишь тогда демократическое решение будет сознательно-демократическим решением массы, а не только решением посланных “по знакомству” представителей…

Таково значение “дискуссий”, т. е. обсуждения самого спорного вопроса перед выборами представителей. На каждом собрании членов партии, прежде чем произвести выборы представителей на конференцию, необходимо было сначала обсудить спорный политический вопрос, необходимо было выслушать докладчика от ПК, т. е. от руководящей местной организации, а также предоставить слово сторонникам других взглядов. После обсуждения все члены партии голосуют, стоят ли они за соглашения с кадетами или нет. Голосование проверяют члены контрольной комиссии, в которой есть представители обоих течений (если в организации имеется два течения по данному вопросу). Только при соблюдении этих условий ПК действительно может знать сознательное мнение всей массы партийных членов”.

  Далее, страница 257. Материал о том, как выглядит мандат. Оказывается, у мандата есть совершенно неочевидные для меня функции.

Какие мандаты оспаривались? Такие, при получении которых были допущены неправильности, например, не было контроля со стороны членов контрольной комиссии, не было дискуссий (обсуждения) до голосований, не было голосований “по платформам”.

— Мандат — это поручение. А если не было обсуждения и дискуссий, какой же это мандат?

И далее Ленин описал, как они поступили с мандатами, не прошедшими проверку. И объясняет почему. Демократизм состоит не в том, чтобы масса по знакомству доверяла отдельным своим представителям, а в том, чтобы вся масса сама подавала сознательно голос по существу важнейших вопросов”.

То есть чтобы все люди участвовали в управлении.

Далее. Устав нашей партии совершенно определенно устанавливает демократическую организацию её. Организация вся строится снизу, на основе выборности. Местные организации объявлены, по уставу партии, самостоятельными (автономными) в своей местной деятельности. Центральный Комитет, по уставу, объединяет и направляет всю работу партии. Ясно отсюда, что в определение состава местных организаций он вмешиваться не вправе”.

   Следующий момент — про уход меньшевиков с конференции. Только буржуазные партии смотрят на выборы, как на закулисную игру и делёжку добычи. Рабочая же партия должна прежде всего добиваться того, чтобы народ правильно понял отношение между партиями, правильно понял свои интересы и задачи борьбы, правильно понял суть того, что происходит за кулисами.

Ушедшие с конференции 31 меньшевик уже объявили сегодня (13 января) в петербургских газетах, что они предлагают блок и кадетам и всем трудовым партиям”.

— От своих они ушли, а пришли к кадетам.

То есть Ленин строил партию на принципах доверия людей, чтобы было всё прозрачно, чтобы соблюдались правила.

— Но я думаю, что если мы скажем доверять, но не скажем проверять, это будет полная ерунда.

А чем занялись кадеты? Кадеты начинают применять в России “английский” способ борьбы буржуазии с пролетариатом, борьбы не насилием, а подкупом, лестью, разъединением, задабриванием “умеренных”, проведением их в министры, в депутаты, в выборщики и т. п.”

— Если бы меньшевики взяли верх, не было бы социалистической революции в России.

Далее. Как же обстоит дело с выборами теперь в Петербурге? Теперь уже ясно, что на выборах будет три главных списка кандидатов: список черносотенный, список кадетский и список социал-демократический”.

   Далее Ленин разбирает все варианты. А в заключении пишет:Меньшевики пошли навстречу стремлению либеральных буржуа отколоть оппортунистическую часть рабочей партии и подчинить её руководству кадетов”.

— Да, они пошли на уступки буржуазии.

Следующий интересный материал “Выборная кампания социал-демократии в Санкт-Петербурге”. Петербург оправдал себя. Выборная кампания в Петербурге уже дала и продолжает давать с каждым днем поразительное обилие политически-просветительного материала. Его надо изучать и изучать. Его надо систематически собирать, выяснять на нем как можно более выпукло классовые основы самых различных партий — и нести это живое, непосредственное, всех интересующее и волнующее знание в самые широкие рабочие массы, в самые глухие деревенские захолустья”.

Каков будет восьмой этап, мы не знаем. Это зависит, в конце концов, от переговоров, от взаимоотношений между кадетами и черносотенным правительством”.

— Ленин неоднократно говорит, что самая лучшая политика — принципиальная политика.

— “Как голосовать на выборах в Санкт-Петербурге”. Это следующий материал.

— Актуально.

— “В Петербурге борются на выборах только три главные партии, и перед избирателями будет три списка кандидатов: черносотенный, кадетский и социал-демократический.

Опасность победы черносотенцев в Петербурге есть вздорная и лживая выдумка.

Даже при наихудшем разделении кадетских голосов между кадетами и социал-демократами победа черносотенцев невозможна”.

И дальше призывает голосовать за социал-демократов.

Дальше материал про выборы в рабочей курии.

— Да, надо отметить, что даже при царе была рабочая курия. Какая-то часть мест в Думе была отведена рабочим.

А сейчас всё. Поздно пить Боржоми.

— Говорят, что среди депутатов от “Единой России” какие-то рабочие есть. Но это рабочие, которые предали свой класс.

В материале “Борьба с.-д. и с.-р. на выборах в рабочей курии в С.-Петербурге” Ленин пишет: Крупный успех, который имели на выборах в рабочей курии эсеры, поверг в уныние многих социал-демократов. Между тем этот факт является весьма знаменательным, он указывает на серьезную ошибку, допущенную с.-д-тами, а поэтому и требует серьезного расследования. Не унывать, не горевать, а изучить минувшие выборы, чтобы добраться до причин их относительного неуспеха и обеспечить правильную постановку дальнейшей работы с.-д. в рабочей среде”.

   В тех местах, где социал-демократов представляли большевики, они побеждали. А меньшевики в большинстве случаев проигрывали. Потому что голосовали за блок с кадетами, а народу это было уже поперёк горла.

— То есть народ революционизировался, а меньшевики тянули назад.

И вот когда прошли выборы, Ленин пытается собрать информацию: Мы обращаемся поэтому с убедительной просьбой ко всем местным, районным и подрайонным работникам с.-д. в СПБ., с просьбой доставить точные данные приблизительно по следующей программе: 1) район; 2) название завода; 3) число рабочих; 4) число голосовавших; 5) направление боровшихся кандидатов: с.-р., большевик, меньшевик, другие партии; 6) число голосов, поданных за каждого кандидата. Свод таких данных послужит прочной опорной базой для оценки разных сторон с.-д. работы и для суждения о наших успехах или неудачах на следующих выборах”.

Всё используется для анализа и дальнейшей работы.

Движемся к концу тома. Остался небольшой материал, посвящённый второй Думе. Ленин делает предварительные оценки, и получает, что у социал-демократов должно быть около 100 голосов.

Самый дикий, самый бесстыдный произвол черносотенного правительства, реакционнейшего во всей Европе. Самый реакционный избирательный закон во всей Европе. Самый революционный в Европе состав народного представительства в самой отсталой стране!”

Выходит, что несмотря на то, что в России всё самое реакционное и отсталое, Дума — самая революционная.

В результате — новая, еще более левая, Дума, и впереди — новый, еще более грозный и более несомненный революционный кризис”.

— Это говорит о том, что назревал революционный подъём, и никакие ухищрения соглашателей не могли его остановить.

Да. Как назовём выпуск?

— “Как использовать выборы в парламент”.

Отлично! Спасибо, Михаил Васильевич.

ru_RUРусский
lvLatviešu valoda ru_RUРусский