МАНИФЕСТ РЕНЕГАТА, ПЛОД ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ БЕЗГРАМОТНОСТИ, ПОДЛОГА И КЛЕВЕТЫ

В. Галко, кандидат экономических наук, ректор Университета рабочих корреспондентов Фонда Рабочей Академии

Лавры теоретика не дают покоя бывшему члену Рабочей партии России И. М. Герасимову. Недавно он выступил со статьей: «В чем вред от тезиса «контрреволюции в СССР в 1961 году»?» [1]. В ней автор насобирал в кучу все то, что пытается протащить и навязать в последнее время. Статья весьма показательна с точки зрения оценки теоретического уровня и идеологической позиции ее автора.

Поводом для его выступления стал вывод о совершении в 1961 году контрреволюции в СССР. Такой вывод сделан М. В. Поповым на основе рассмотрения противоречий развития социализма. Обоснованная и представленная система противоречий социализма как первой фазы коммунизма [2], в свою очередь, опирается на прочный фундамент марксизма-ленинизма. Пытаться опровергнуть позицию М. В. Попова – значит неизбежно выступать против основополагающих положений марксистско-ленинской теории и скатываться в объятия врагов ленинизма, что Герасимов демонстрирует в очередной раз.

Выступать против основных положений ленинизма, при этом выдавая себя за верного ленинца, – непростая задача, поэтому Герасимов пускается во все тяжкие. Проверенный среди критиканов способ – выдумать и приписать оппоненту то, что тот никогда не говорил. Например, он утверждает, что «М. В. Попов выделяет противоречие между планомерным характером коммунистического производства и моментом товарности, сохраняющимся при социализме, или коммунизме в первой фазе» [1]. Такого противоречия ни у социализма, ни, соответственно, у М. В. Попова нет. Планомерность и товарность – противоположны, но это противоположности разных уровней. Момент товарности непосредственно противоположен непосредственно общественному характеру социалистического производства. Планомерности противостоит стихийность, и при социализме есть противоречие между планомерностью социалистического воспроизводства и элементами стихийности в его организации [2, 105].

Герасимов смешивает категории «момент товарности» и «товарные отношения». Это связанные, но разные понятия. Товарные отношения присущи капитализму как целое; как уклад свойственны переходному периоду от капитализма к коммунизму. Можно говорить об остатках или рудиментах товарных отношений, сохраняющихся крайне незначительно и не играющих никакой существенной роли при социализме (например, когда работник социалистической фабрики в выходные дни трудился на своей даче, вырастил картошку и продал ее). Социализму присуще непосредственно общественное производство, противоположное товарному. Товарных отношений при социализме нет, но есть товарность – отрицательный момент социалистического непосредственно общественного производства в нем самом. Товарное производство и товарность –устоявшиеся политэкономические категории, ставить между ними знак равенства – значит расписываться в своем теоретическом невежестве.

Удивительные кульбиты совершает Герасимов с категориями диалектики. Так, например, он упоминает кое-что из диалектической логики: «Известно, что определение — это не набор качеств или, тем более, признаков. Определение по Гегелю — качество, которое есть в себе в простом нечто и сущностно связанное с другим моментом этого нечто, с в нем бытием». Пытаясь применить сказанное к конкретному вопросу понимания классов, вдруг начинает утверждать о некоем их «главном качестве» [1]. Если заявлять о «главном качестве», то следует признать наличие и не главных качеств, следовательно, качеств получается несколько. Герасимов, сам того не ведая, противоречит самому себе, причем все это происходит на нескольких строчках.

Заявляя, что «контрреволюция в СССР никак (курсив наш – В.Г.) не являлась результатом общественного развития» [1], Герасимов игнорирует то обстоятельство, что контрреволюция является результатом борьбы противоположных тенденций в ходе общественного развития и выдает себя с головой как человека, не усвоившего базовых понятий диалектики. Развитие – это такое изменение, которое есть движение низшего к высшему, простого к сложному. Причем речь идет не о движении, которое навязывается кем-то или чем-то извне, а о самодвижении объекта. Источником самодвижения являются внутренне присущие объекту противоречия. Поскольку противоречие есть единство и борьба противоположностей, то в развитии имеются две противоположные тенденции. Первая, совпадающая собственно с линией развития, – прогрессивная тенденция или прогресс. Противоположная ей – регрессивная тенденция или регресс [3, 226].

Так как противоположности находятся в единстве, то результат движения в каждый исторический период определяется борьбой этих тенденций. Либо прогрессивная тенденция берет верх над регрессом и общество развивается, либо регрессивная окажется сильнее и происходит откат назад. Реставрация капитализма – результат того, что в общественном развитии верх взяла негативная тенденция, регресс. Социализм был разрушен теми тенденциями, которые противоположны коммунистической природе социализма, и теми силами, которые эти противоположные тенденции выражали.

Рассмотренные ошибки, неточности, промахи не случайны. Они свидетельствуют о том, что Герасимов пробежал по верхам, что-то хватанул из диалектики, что-то из политической экономии, но не разобрался. Он не пытается вникнуть в систему противоречий развития социализма, не понимает содержания и взаимосвязи базисных политэкономических категорий, не может применить в жизни диалектические понятия. Соответственно, все это приводит его к неверным рассуждениям и выводам.

Берётся теоретизировать о государстве и пролетарском государстве, в частности. Придётся процитировать весь отрывок из его статьи:

«А для чего нужно государство рабочим, зачем нужно государство диктатуры пролетариата, ведь власть теперь находится в руках трудящегося большинства?

Во-первых, свергнутый класс капиталистов грамотен, организован, располагает экономическими возможностями. Для подавления его сопротивления необходима организация, которую может дать только государство.

Во-вторых, в отношении большинства трудящихся, в первую очередь представителей мелкой буржуазии, необходимо известное принуждение (мобилизация в Красную армию, продразверстка и т.п.).

В-третьих, в условиях капиталистического окружения необходимы профессиональные военные, спецслужбы и т.п., что также делает необходимым сохранение государства даже после завершения переходного периода и построения коммунизма в первой, низшей фазе» [1].

Вот и все, что краем уха прослышал наш герой. Опять-таки, хватанул что-то из марксизма, но не может понять всей глубины содержания и развития понятия пролетарского государства с учетом исторического опыта и его теоретического осмысления. Герасимов вычитал, что государство – аппарат насилия одного класса над другим и остановился на этом. То, что государство – машина принуждения в классовых интересах, это азы, это начало. Совершение социалистической революции, первые шаги строительства социализма дали Владимиру Ильичу Ленину пищу для размышлений, и он пошел дальше, развивая понятие советского государства. В частности, Ленин делает вывод, что сущность пролетарской диктатуры не в одном насилии, не главным образом в насилии, а в том, что «пролетариат представляет и осуществляет более высокий тип общественной организации труда по сравнению с капитализмом» [4, 385; 5, 13].

Герасимов видит задачу пролетарского государства по отношению к мелкой буржуазии в «известном принуждении». Это не просто поверхностный и односторонний взгляд, он в корне противоположен ленинской позиции. Возьмем крестьянство, которое составляло подавляющую часть населения России. Ленин выделял беднейших крестьян, середняков и кулаков. По отношению к каждой группе разное отношение и подход советского государства.

В ходе подготовки и обсуждения Программы партии Ленин отмечал: «На очередь становятся задачи более сложные. Тут насилием ничего не создашь. Насилие по отношению к среднему крестьянству представляет из себя величайший вред» [4, 200]. Герасимов поминает ленинский проект II Программы РКП(б). Если он делает выводы, противоположные ленинским, значит либо не открывал и не читал ни проект Программы РКП(б), ни саму Программу партии, либо сознательно вводит в заблуждение. В любом случае, объективно, теоретические измышления Герасимова в корне противоречит ленинскому пониманию и позиции большевиков.

Далее Герасимов заявляет: «Вместе с тем всякое государство, даже и государство диктатуры пролетариата, порождает социальное неравенство, и значительная часть служащих может выступить инициаторами усиления этого неравенства вплоть до реставрации капитализма». Вот это перл. Во-первых, любой грамотный марксист знает, что социальное неравенство порождается экономическими причинами, а государство – это орган политической надстройки. Государство, безусловно, активно влияет на базис, но это уже совсем другая постановка вопроса. Во-вторых, предназначение государства диктатуры пролетариата – проводить линию на построение бесклассового общества и уничтожение социального неравенства, причем до полного коммунизма. При этом следует понимать, что система советского государственного управления противоречива, что в ней есть элементы мелкобуржуазности, порождающие действия, противоположные общественным интересам. Герасимов не видит позитивную сторону, выражающую коммунистическую тенденцию, а другую, противоположную, выдает за первую. Тем самым, он делает не просто неверный вывод, а возводит поклеп на пролетарское государство.

В статье заявляется: «В частности, доктор философских наук М.В. Попов неоднократно заявлял, что задача государства диктатуры пролетариата при социализме — борьба с антиобщественными проявлениями во всех слоях общества, с «любителями дать обществу поменьше и похуже и взять от него побольше и получше», с «несунами» и т.п. Подобные высказывания могут иметь место лишь в силу идеалистических представлений, что для поддержания порядка не обойтись без государства — «специальных людей», что работники правоохранительных органов не имеют своих особых интересов, связанных с их положением в обществе и, якобы, сильнее рабочего класса заинтересованы в движении к полному коммунизму [1].

Герасимов опять-таки ничегошеньки не понял и все переврал. Он даже не удосужился дочитать до 3-й главы книги М. В. Попова, в которой разъясняется, что именно рабочий класс наиболее полно и последовательно заинтересован в развитии социализма и переходе к полному коммунизму [2, 66]. Не удосужился он прочитать 5-ю главу, в которой раскрывается, что сама социалистическая система управления противоречива, что социализму присуще противоречие социалистического характера системы государственного планового централизованного управления с элементами карьеризма, бюрократизма, ведомственности и местничества, которое неразрешимо в рамках, внутри этой системы и разрешается всеобщим участием трудящихся в управлении [2, 129 – 152].

Измышления относительно пролетарского государства доводят Герасимова до следующего: «По окончании переходного периода к социализму в отсутствии внешней угрозы сохранять и, тем более, укреплять пролетарское государство нет необходимости. Более того, сама суть государства, особого аппарата, имеющего привилегии и обладающего силой для защиты своих привилегий, противоречит движению к построению бесклассового общества» [1]. Суть государства не в том, что это особый аппарат, защищающий «свои привилегии», а в том, что это аппарат защиты и проведения интересов господствующего класса. Коренной интерес рабочего класса, соответственно, предназначение диктатуры пролетариата заключается в полном уничтожении классов. Только диктатура пролетариата в состоянии выполнить эту историческую задачу. Заявлять о необходимости устранения диктатуры пролетариата после окончания переходного периода от капитализма к социализму (Герасимов связывает необходимость диктатуры пролетариата после окончания переходного периода к социализму исключительно с внешней угрозой, следовательно, внутренних причин в ее сохранении, по его трактовке, нет) – до такого могли договориться только враги социализма и пролетарской диктатуры, ревизионисты, ренегаты и провокаторы.

Герасимов отбивает всяческие поклоны ленинским работам, выделяя проект II Программы РКП(б) и работу «Великий почин». Но при этом берет не все многообразие и полноту ленинских мыслей, а произвольно выдергивает отдельные положения, делая вид, что других нет. Поработав скальпелем над ленинским пониманием классов, Герасимов выдает изуродованную цитату: «Для полного уничтожения классов… надо уничтожить… различие между людьми физического и людьми умственного труда». Там, где Герасимов поставил многоточие, у Ленина написано: «Надо уничтожить как различие между городом и деревней, так и различие между людьми физического и людьми умственного труда» (курсивом выделено то, что искромсал у Ленина новоявленный теоретик) [5, 15].

Ленин, партия большевиков видели в уничтожении противоположности между городом и деревней одну из коренных задач коммунистического строительства, что было зафиксировано во II Программе РКП(б): «Ввиду того, что противоположность между городом и деревней является одной из самых глубоких основ хозяйственной и культурной отсталости деревни, а в эпоху столь глубокого кризиса, как нынешний, ставит как город, так и деревню перед непосредственной опасностью вырождения и гибели, РКП видит в уничтожении этой противоположности одну из коренных задач коммунистического строительства» [4, 439]. Герасимов выкинул за борт одно из основных положений ленинизма.

Герасимов вроде как пишет о неантагонистических противоречиях при социализме. Затем, выдумав класс служащих, выделяет в нем руководителей, интеллигенцию и делает вывод, что они не заинтересованы в строительстве и развитии социализма, «их верхние слои объективно заинтересованы в возврате к капитализму» [1].  Если они объективно заинтересованы в возврате к капитализму, то имеем противоположные классовые интересы и антагонистические противоречия в первой фазе коммунизма.  Совсем зарапортовался.

На самом деле отрицательный момент коммунизма, связанный с его выхождением из капитализма, выражается в постановке во главу угла личных некоренных интересов выше общественных. Это вытекает из противоречивости экономических интересов каждого трудящегося, которому выгодно не только общественное развитие, но и получение в свою личную собственность большей доли общественного богатства. Постановка личных, некоренных интересов во главу угла приводит к антисоциалистическим действиям.

Измышления Герасимова довели его до прямой откровенной клеветы. Так, он пишет, «что действия Сталина, старавшегося действовать в интересах рабочего класса, противоречили интересам влиятельных социальных слоев в классе служащих. Противоречили они интересам руководителей, за деятельностью которых — и с точки зрения профессиональной компетентности, и с точки зрения незаконного доступа к материальным благам осуществлялся строгий контроль с жёсткими наказаниями. Противоречили они интересам интеллигенции, от которой требовали полной отдачи» [1]. Это клевета на Сталина, а поскольку Сталин был выразителем и продолжателем ленинской линии, Герасимов клевещет на Ленина и большевистскую партию. Действия большевистской партии во главе со Сталиным были направлены в общественных интересах (которые суть интересы самого передового – рабочего класса) и, соответственно, в коренных интересах интеллигенции и служащих. Герасимов полностью раскрылся, показал свое истинное лицо, свою настоящую позицию – антисталинскую, антиленинскую.

Подведем некоторые итоги.

  1. Система противоречий развития социализма М. В. Попова покоится на прочном марксистско-ленинском фундаменте и диалектике. Попытка выступить против нее неизбежно толкает Герасимова в объятия противников марксизма-ленинизма. Формально у него – внешнее почитание ленинизма, а, по сути, ревизия ключевых его положений.
  2. Не так давно Герасимов с единоверцами выступили против важных пунктов ленинской тактики: необходимости участия в работе всех профсоюзов, в том числе реакционных, участия в буржуазных выборах. Сегодня он выступил против ряда коренных положений ленинизма: понятия советского государства, единства коренных интересов рабочего класса и всех трудящихся при социализме, необходимости уничтожения противоположности города и деревни. Протаскиваемые Герасимовым идейки противоположны ленинским идеям, это извращение ленинизма.
  3. Герасимов не просто исказил теорию. Предлагая сдать пролетарское государство, он, тем самым, предлагает сдать социализм. Это прямая измена делу рабочего класса.

Список литературы.

  1. http://rpw.ru/public/Gerasimov6.html
  2. Система противоречий движения социализма, методы и формы их разрешения обоснованы в работе М. В. Попова «Планомерное разрешение противоречий развития социализма как первой фазы коммунизма». Л., 1986.
  3. Попов М. В. Социальная диалектика. СПб, 2014.
  4. Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 38.
  5. Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 39.
ru_RUРусский
lvLatviešu valoda ru_RUРусский