Буржуазный ребрендинг на службе у коммунистов.


Алексеев А.В. член РПР
  

 

Разгорелся среди членов нашей партии спор по поводу названия газеты «Рабочий Москвы». Мол, рабочие других регионов реагируют на данное название не совсем адекватно. Вроде как уберем Москву из названия и пойдут у нас раздачи вверх.

А ведь на самом деле это не простой спор, как может показаться на первый взгляд.

Противники «Москвы» нам говорят, что «слово «Москва» в названии газеты может вызывать лишний психологический барьер в восприятии материала газеты, поскольку положительных ассоциаций это слово в обыденном сознании жителей регионов, скорее всего, не вызывает.» Но прежде чем выдвигать такие аргументы неплохо было бы вдуматься в происхождение таких психологических барьеров возникающих в восприятии жителей регионов. С каких пор строчки:

Москва! Как много в этом звуке

Для сердца русского слилось!

Как много в нем отозвалось…

потеряли свою актуальность, а само слово вызывает только негативные ассоциации?

А ответ прост: местная буржуазия транслирует и внедряет в сознание и неокрепшие умы несознательных пролетариев зоологическую ненависть к пролетариям других регионов нашей страны. Цель таких установок, проста и очевидна: разобщить рабочее движение нашей огромной страны на отдельные регионы.

Не претендуя на открытие, в рамках данной статьи, я введу термин для более простого изложения своих мыслей, по аналогии с национализмом – регионализм. Национализм – это разобщение рабочих на основе биологического происхождения, а регионализм – на основе географического происхождения и проживания в рамках одной страны.

Большое видится на расстоянии. Вот к примеру, я проживаю в Сахалинской области. Область наша единственная в стране, которая всей своей площадью расположена исключительно на островах. Так вот в местном диалекте часто используется термин «на материке». Например, где учится ваш ребенок? Ответ: на материке. Но это общее название всей материковой части России. А вот для дальневосточников в целом так же характерно деление на западную Россию – за Уралом относительно Дальнего Востока и Сибири – и восточную – вся остальная Россия, расположенная к востоку от Урала.

Да все началось с терминов «москвичи» и «Москва», которые используют в своей речи для обозначения группы людей из-за которых у нас в регионе все беды. Мол, москвичи во всем виноваты! Вот прогоним проклятых и заживем опять в свое удовольствие. Мы же такой богатый регион, мы всех кормим. У нас вон и нефть есть, и рыба, и лесу очень много, и вообще нам нужно с Японией торговать, но не дают проклятые «москвичи», все под себя «Москва» забрала (тут нужно сразу оговориться, что ночью, в хорошую ясную погоду, с мыса Крильон, если забраться повыше, видны огни Японии, а до Москвы – 8000 км).

При этом здесь нет никакой дифференциации по классам, эти термины не то что не подразумевают деления на классы, они и используются с целью отвлечения от классовой теории, а как следствие, от классовой борьбы вообще. Поэтому термины «Москвичи» и «Москва» в данном контексте это довольно широкие понятия, включающие в себя всех, кто имеет хоть какое-то отношение к Москве. Это и вся богема, глядя на которую у любого нормального человека должен возникать стойкий рвотный рефлекс, и всё чиновничье отребье, находящееся на службе у правящей части буржуазии, сама правящая буржуазия вместе с мелкой, а также все пролетарии Москвы, все неимущие слои населения, пенсионеры, инвалиды и т.д. коих несомненно гораздо больше, чем богема, чиновники и буржуазия вместе взятые.

Но мы же не зря учим диалектику, не просто чтобы перед друзьями похвастаться, а для того чтобы ею пользоваться. А говорит она следующее: все движется и изменяется. Так вот термины «Москва» и «москвичи» не стали исключением. Вот к примеру, прислали к нам в область губернатором О. Кожемяко, и все начали ненавидеть Приморье, ну просто потому что он родом из этого региона. И местная Сахалинская буржуазия давай стонать, что все ключевые посты захватили приморцы, и потому мы теперь так плохо живем, что кормим теперь не только «Москву», но и «Приморье». Вы представить себе не можете как хлопали в ладоши большинство рядовых сахалинцев (читай, несознательных пролетариев) от того, что его отправили на прорыв во Владивосток, где губернатором чуть-ли не стал кандидат от КПРФ. Как злорадствовали, мол, не все нам сахалинцам такого счастья, вот вам получите «приморцы»! Хотя местная Сахалинская буржуазия вся отирается во Владивостоке, и порой не понятно, где заканчивается Сахалинский бизнес, а где начинается Приморский. Но для несознательного пролетария вредно думать об этом, важнее зоологическая ненависть ко всему Приморью, т.е. регионализм.

Сейчас у нас губернатор В. Лимаренко, родом из Нижнего Новгорода. Как думаете какую область сейчас ненавидят на Сахалине, и кто оттеснил «талантливых» сахалинских управленцев от ключевых постов в правительстве области, да и вообще из-за кого мы теперь так плохо живем? Ну, конечно же из-за нижегородцев! Все же так очевидно. Какая к черту классовая борьба, просто нужно местным власти больше дать и все у нас будет хорошо.

И я имею глубокое убеждение, что все то, что я описал про Сахалинскую область, мы легко найдем в любой другой области, потому что там есть свои местного разлива буржуи, которые провоцируют регионалистические настроения, результатом которых является зоологическая ненависть у местного пролетариата ко всем остальным регионам нашей необъятной Родины. Особенно в этом смысле страдают соседние регионы. Сахалин это: Хабаровский край, Приморье. Камчатка и Магадан, конечно в меньшей степени, но пересечение интересов нашей мелкой буржуазии в Охотском море с интересами таких же буржуев этих регионов порождает ненависть и к этим регионам.

Или возьмем для примера Пензенскую область (чисто случайный пример). Предположу, что на юге области местным буржуям мешает жить Республика Мордовия. На востоке – Ульяновская область, юг – Саратовская область, запад – Тамбовская. Так там и рязанцам достается, которые вклинились на северо-западе между Тамбовом и Мордвой. С высокой степенью вероятности возьмусь утверждать, что местный пензенский пролетариат, – несознательная его часть, – ненавидит жителей соседних регионов. Причем всех без разбору, не только буржуев, но и таких же пролетариев как он сам. А все потому что в Пензе тоже есть вся местная буржуазия, которой все мешают жить и работать на благо любимого и родного пензенского края. Ну и конечно же Москва и москвичи в обязательном порядке им так же мешают жить.

Так вот учитывая все это, товарищи, которые поднимают вопросы о переименовании газеты, не понимают, что это продолжение местных регионалистических настроений, но уже на партийном уровне.

Уберем из названия слово «Московский» и у нас раздачи пойдут вверх! Кстати, это еще один буржуазный показатель, который данные товарищи, – надеюсь, что несознательно, – протаскивают в нашу партию: когда под эффективностью работы принимается не качественные характеристики, а только количественные. Согласен, что чем больше раздачи и охват аудитории, тем больше вероятность привлечения на свою сторону других пролетариев, это действительно важно, но не первостепенно. А в данном случае, должно пострадать название в угоду высоких показателей раздач.

И вот, данные товарищи, рассуждая в логике местных буржуев, заявляют нам: что нужно изменить название газеты в угоду местных несознательных пролетариев, которые легко усвоив регионалистические нарративы своей доморощенной буржуазии раздражаются при одном только упоминании Москвы в названии газеты. Т.е. нам предлагают плестись в хвосте местных элиток? Исходя из этого можно сделать только один вывод, что данные товарищи сами еще сильно подвержены пропаганде местной буржуазии, а потому не готовы противостоять в разговорах со своими земляками данным установкам. И вместо того чтобы всячески разбивать такие регионалистические взгляды сами разделяют их, раз поднимают на партийном уровне такие вопросы.

Вот и получается, что мы не одним общим делом занимаемся: будим российский пролетариат на борьбу с классом буржуазии, а каждый отдельно своим каким-то проектом ведя марксистко-ленинскую пропаганду вперемешку с регионалистическими установками охотно поставляемыми местной буржуазией.

Не название газеты нужно подгонять под себя, а наращивать число партийцев в своем регионе, и выходить на ЦК партии с вопросом необходимости создания местного печатного органа с названием, отражающим наш регион, это и станет показателем того как мы все ведем партийную работу на местах. Чтобы о нас могли сказать: Вот у нас есть сильная организованная ячейка в такой-то области, что у них даже есть свой печатный орган с таким-то названием.

Только так, товарищи! За ребрендингом это к буржуям.

 

ru_RUРусский
lvLatviešu valoda ru_RUРусский