В защиту демократии

Нежная Правда в красивых одеждах ходила,
Принарядившись для сирых, блаженных, калек,
В. C. Высоцкий

В свете недавнего штурма Капитолия и прочих беспорядков в США в СМИ и соцсетях поднялись массовые стоны и плач по якобы поруганной демократии. О том, что нарушаются фундаментальные демократические принципы. О том, что демократия больна и не выполняет свои функции. О том, что идёт травля инакомыслящих, затыкание ртов неугодным и подавление альтернативных мнений. О том, что совершаются подлоги, фальсификации, выносятся несправедливые решения. Ну как так можно? Разве это демократия? Демократия — это чистая, воздушная свобода, парящая в белых одеждах надо всеми, никого не задевающая, всем дающая высказаться и немедленно карающая любую несправедливость. А тут…

Граждане! Просьба не волноваться и умерить обличительный пыл. Ответственно вам заявляю — то, что мы наблюдаем, есть самая настоящая демократия, ничуть не урезанная, ничем не запачканная, не хуже, чем любая другая. Она именно такая и есть, прошу любить и жаловать. А тех, кто её не будет любить, мы… но об этом немного ниже.

Для того, чтобы сберечь свои нервы от лишних возмущений и не питать бессмысленных иллюзий, надо спокойно разобраться что такое демократия и какой она бывает. Потому что демократия — она всегда какая-нибудь. Чистой её не бывает в принципе, как не бывает чистого, не связанного с конкретным предметом цвета, вкуса и запаха.

Демократия прочно связана с типом общественной экономической формации и определяется именно ей. Бывает рабовладельческая демократия. Это, конечно же, древние Афины, мы их любим и часто ставим в пример. Была и феодальная демократия. Какой замечательный образец демократии у Сейма Речи Посполитой — liberum veto! Стоило одному магнату проголосовать против, и решение не могло быть принято. Уж куда демократичней, правда, ведь? Сегодня у нас, как и в США, буржуазная демократия. Другой она быть не может, ибо у власти стоит класс буржуазии.

Демократичным ли являлось убийство раба? Конечно, он же не человек, а демократия в рабовладельческих Афинах только для рабовладельцев.

Демократично ли было выпороть холопа? Да ради бога! Демократия в Речи Посполитой касалась только шляхты. Попробуй какое-нибудь быдло заявить, что у него есть права!

Демократично ли в США совершить подтасовку в подсчёте голосов, прервать выступление президента, забанить его в соцсетях? Конечно, так решило большинство правящего класса. Ах, вашего мнения не спросили, уважаемый рядовой гражданин? Ну так, демократия у нас — какая? Не забыли? Есть у вас миллиард долларов? Тогда заходите, мы вас послушаем. Нет? Можете идти туда, куда метко послал вас когда-то господин Полонский.

Итак, «какая» — разобрались. Теперь надо ответить на вопрос «что». А на этот вопрос есть ясный ответ: демократия — это форма государства. Буржуазное государство может существовать в двух формах: демократии и фашизма. Фашизм — это открытая террористическая диктатура, а демократия — это прикрытая, не террористическая диктатура того же самого правящего класса. Прикрытий у нынешнего государства США хоть отбавляй: выборы всенародные, парламент двухпалатный, суды независимые, мэры, шерифы и депутаты разных калибров свободно избранные. Ну и вот. Раз всё это в наличии, значит, демократия правит бал на этом празднике жизни. Вот когда разгонят парламент, объявят фюрера и все шибко недовольные окажутся за колючей проволокой, тогда — другое дело. А пока нет.

Что же произошло на самом-то деле? Почему кричат и пачкают своими нелестными эпитетами ни в чём не повинную демократию? А произошло следующее. Из-за раскола верхушечного консенсуса и разногласий в правящем классе США покрывало демократии несколько задралось и частично обнажило неприглядный вид на кое-какие механизмы государственной машины. И те, кто ожидал увидеть под этим покрывалом ту самую нежную правду в красивых одеждах, играющую на арфе всеобщей гармонии, вдруг обнаружили грубый, чадящий, искрящий, громыхающий и давящий в своих шестерёнках живую плоть агрегат в стиле самого мрачного стим-панка. Избавление от иллюзий такого уровня укоренения в сознании трудно перенести. Но те, кому это удалось без истерик и завываний, стали немножко умнее. И теперь они уже никогда не будут питать надежд на то, что бросая бумажку в ящик, они меняют направление триллионных денежных потоков. И не будут они задавать глупые вопросы насчёт того, почему вдруг их избранники отстаивают не их, рядовых избирателей интересы, а совсем даже противоположные.

А демократию не обижайте. Невиноватая она!

Сергей Мехнев, Рабочий Фронт Латвии

ru_RUРусский
lvLatviešu valoda ru_RUРусский